Сталинград в период Великой Отечественной войны. новые диссертации (2007-2010)

В авангарде развития научной мысли находятся диссертации. Назовем диссертации последних трех лет :

Белов, Дмитрий Александрович. Сталинград в оценке общественности Великобритании и США. 1942-1945 гг. : диссертация … кандидата исторических наук : 07.00.03. – Волгоград, 2007. – 217 с.

Павлова,Татьяна Анатольевна. Гражданское население Сталинградской области в условиях германской оккупации : июль 1942 г. – февраль 1943 г. : диссертация … кандидата исторических наук : 07.00.02. – Санкт-Петербург, 2007. – 245 с.

Наша землячка кандидат исторических наук Татьяна Павлова не первое десятилетие интересуется судьбой мирного населения в Сталинградской битве, и в результате ее исследований на карте истории становится все меньше белых пятен.
На свою тему методист музея-панорамы «Сталинградская битва» Павлова вышла, когда волгоградцы отмечали скорбную дату 50-летия варварской бомбардировки Сталинграда, которая обрушилась на город 23 августа 1942 года. Принимая участие в одном из модных тогда телемарафонов, Татьяна Анатольевна познакомилась с теми, кто детьми пережил августовский ад.
« На экскурсиях в тогдашнем музее обороны в разное время звучали разные цифры потерь среди мирного населения. Сначала считалось, что Сталинград потерял более 40 тысяч человек за время всей битвы, и материалы чрезвычайной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в Сталинградской области подтверждали это. Потом появилось мнение, что именно столько горожан погибло в дни августовской бомбежки…»
Сама Татьяна Анатольевна уверена, что потерь среди мирного населения куда больше. Фашисты бомбили город до 29 августа, и кто считал погибших в эту страшную неделю? Если части МПВО помогали горожанам, то на подсчеты у них не было сил. Только в небольшом Ерманском районе (сейчас это часть Центрального района) проживали 50 тысяч человек, не считая эвакуированных. Во время массированных налетов немецкой авиации оказать им помощь пыталось… санитарное звено в составе всего лишь 22 человек. Так что жителям приходилось самим и без всякого учета хоронить погибших во дворах и оврагах. К тому же кто-то просто сгорел во время пожаров. Кто-то задохнулся под землей, когда осыпались ненадежные щели. И 40 тысяч погибших — далеко не окончательная цифра, уверена Павлова.
История трагедии сталинградцев затянула мою собеседницу и стала началом большой работы. Несколько последних лет она просидела в волгоградских архивах. Ездила в Москву. Подготовила кандидатскую диссертацию, которую защитила в Санкт-Петербургском университете два года назад. И на встречу со мной принесла монографию, любопытную для многих моих земляков. Называется она «Засекреченная трагедия: гражданское население в Сталинградской битве». Приоткрывая секреты, автор показывает известное: сколько людей, столько и трагедий.
«Практически все сталинградцы показали себя мужественными патриотами Родины, — считает Татьяна Павлова. — Я называю их солдатами в штатском. Эти мирные граждане сражались рядом с красноармейцами, строили оборонительные рубежи, готовили еду, доставляли воду, ухаживали за ранеными, становились проводниками, вели разведку, совершали диверсии в тылу врага, помогали военнопленным».
«Однако не все сталинградцы были готовы умереть за город Сталина, — привела Татьяна Павлова данные УНКВД за 1937 год. — Репрессиям подверглись тысячи «бывших» белых офицеров, казачьих атаманов, контрреволюционно настроенных молодых людей, кулаков. Некоторым удалось скрыть свое прошлое, вступить в партию, занять руководящие посты. И в дни Сталинградской битвы кто-то из этих людей ожидал прихода немцев в надежде: они откроют церкви, вернут землю, дадут вырваться из нищеты. Тем более что в ноябре 1942 года в Чернышковском, Калачевском, Сиротинском и других районах немцы проводили активное формирование казачьих отрядов по охране немецкого тыла. Прибывшие с немцами казаки-белоэмигранты вербовали старост и полицейских. Расклеенные по селам листовки обещали сытую жизнь. На нее польстилась очень маленькая часть казаков. Можно вспомнить лишь малочисленный отряд, который участвовал в боях против Красной армии, да в Котельниково была сформирована школа жандармерии. Из идейных соображений были выданы партизаны тормосиновского и нижне-чирского отрядов.
Но действительность быстро охладила ожидания казаков, и кампания по формированию казачьих отрядов провалилась. С первых же дней оккупации немецкие солдаты показали свою неуправляемость: начали грабить, пытать, убивать, насиловать, выселять жителей из их домов. По весьма неполным данным, в Сталинградской области только повешено было 108 и расстреляно 1744 мирных граждан. Понятно, что настроения казачества резко поменялись. …Увидев обыкновенный фашизм, эти мирные жители стали воспринимать советскую власть как единственную силу, способную разгромить врага. Они стали всемерно помогать Красной армии и сопротивляться захватчикам».
Цитаты приведены по: Савчишина, А. Засекреченная трагедия. – URL: http://gorvesti.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=3414

Усик, Борис Григорьевич. Народное ополчение Сталинграда июль 1941 – февраль 1943 : диссертация … кандидата исторических наук : 07.00.02 / Усик Борис Григорьевич; [Место защиты: Волгогр. гос. ун-т]. – Волгоград, 2007. – 207 с.

Народное ополчение в России не раз выступало важной составляющей вооруженной борьбы за свободу Отечества. В годы Великой Отечественной войны добровольческие военные формирования стали одной из важных форм участия широких слоев общества в борьбе против захватчиков и внесли значительный вклад в победу. …
Общая численность народного ополчения Сталинградской области, реально принимавшего участие в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны (в боях под Москвой, на Северном Кавказе, в Сталинграде), колеблется в пределах 20 тысяч человек. Однако при ведении боевых действий в городских условиях, когда фактически линия фронта проходила по цехам предприятий, не останавливавших военное производство и ремонт боевой техники, когда армия действовала при всемерной и всесторонней поддержке сталинградцев, народное ополчение явно стало одним из важнейших факторов, предопределивших победу советской армии в Сталинградской битве.

Огаркова Елена Владимировна. Сталинградская битва в советской изобразительной пропаганде И военно-фронтовой графике 1942-1945 гг. : диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук : 07.00.02 / Огаркова Елена Владимировна ; [ВолГУ]. – Волгоград, 2008.

Приведем отрывок Елены Огарковой, научного сотрудника Волгоградского музея изобразительных искусств «Просто, без прикрас, очевидно …», опубликованный в журнале «Родина» (№ 5 за 2008 г.) : «В хронологических рамках Великой Отечественной войны Сталинград проживает три жизни: до битвы, битва, после битвы. По демографическому составу, по градостроительному замыслу, по архитектурному облику «до» и «после» — это уже разные города. Но сохранилась ли душа города? И есть ли шанс сейчас ощутить атмосферу, эмоциональный фон, неповторимость этого места и времени? Сейчас, когда растерянный разум современного человека испытывает настоятельную потребность вернуться к первоисточникам, к свидетельствам очевидцев, рисунки военных лет нам дают такую возможность.
«Только холодной весной сорок третьего года, после зимнего наступления от Волги через безводные калмыцкие и Сальские степи, в обороне на Миусе я первый раз рискнул взяться за карандаш», — вспоминал участник боёв В. Давыдов. Рисование в суровых условиях военных будней становилось духовной потребностью профессиональных и самодеятельных художников. Это всегда была проблема личного выбора, мучительный внутренний конфликт между хаосом, распадом окружающего мира и обязательным для рождения художественного образа синтезом…
Весь ход Сталинградской эпопеи сопровождался особым типом летописания — изобразительным. Оставаясь в тени агитационно-массового искусства и фоторепортажа, натурный фронтовой рисунок не претендовал на особое место в истории. В иных случаях пресыщенность видами разрушенных городов отталкивает художника от этой темы: «Рисунки разрушенного Сталинграда я не делал почти… развалины, которые я повидал и в Европе и в Азии в огромном количестве… не особенно меня прельщали», — так писал другой художник. Это тоже проявление протеста, сопротивление войне».
UPL : http://www.istrodina.com/rodina_articul.php3?id=2595&n=128
Основную группу материалов составляют изобразительные источники – произведения советских художников, в которых отражена Сталинградская битва. По принципу назначения их можно разделить на две группы. Первая – массовая политическая графика: плакаты, листовки, открытки, изданные в целях пропаганды большими тиражами. Ряд из них воспроизведен в тематических альбомах, монографиях, мемуарах художников. В исследовании проанализированы более 70 изображений пропагандистского характера, хранящихся в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ), Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), Государственном историко-мемориальном музее-заповеднике «Сталинградская битва» и Волгоградском областном краеведческом музее (ВОКМ). Массовая политическая графика, следующая в русле государственной идеологии и являющаяся одним из способов пропагандистского воздействия, отражает официально признанную оценку Сталинградской битвы. Вторая группа – фронтовые рисунки – уникальные исторические документы. Они помогают воссоздать психологический фон эпохи, без которого невозможно глубокое и всестороннее изучение прошлого, содержат личный взгляд художников, их мироощущение и понимание происходивших событий.
Рисунки, созданные в Сталинграде, малоизвестны. Как и произведения печатной политической графики, они хранятся в собраниях художественных, краеведческих, военно-исторических музеев, государственных и семейных архивах. Наиболее полно фронтовая графика представлена в собрании Музея-заповедника «Сталинградская битва». Рисунки сталинградских художников отложились в фондах Волгоградского музея изобразительных искусств (ВМИИ) и ВОКМ. Было проанализировано более 200 неопубликованных рисунков 1942–1945 гг., что позволяет в целом характеризовать комплекс изобразительных материалов диссертационной работы как достаточный для решения поставленных задач.
Важным источником по теме являются документы личного происхождения: письма, дневники и воспоминания художников (К. Финогенова, Е. Кибрика, П. Баранова, В. Давыдова, В. Корецкого, Б. Ефимова, Е. Комарова, Ф. Богородского), оеннослужащих, гражданского населения. ( Сведения об источниках диссертационной работы взяты из автореферата диссертации, с. 9 – 11).

Баженов, А. Ю. Организационно-экономические основы создания и развития бронетанкового производства в Сталинграде (1930–1945 гг.) / Баженов Александр Юрьевич : . дис. … канд. экон. наук : 08.00.01. – Волгоград, 2010. – 172 с.

Автором была поставлена цель : исследовать организационно-экономические основы создания и функционирования предприятий Сталинграда по выпуску бронетанковой продукции, обобщить опыт и результаты их производственной деятельности в 1930–1945 гг. Что касается военного периода, то здесь решались следующие задачи : 

  • исследовать процесс разработки отечественных технологий танкостроения на основе использования иностранного опыта;
  • определить организационно-экономические условия создания регионального ВПК с замкнутым циклом производства в условиях сужения кооперационных производственных связей танкостроительных предприятий Сталинграда в 1941–1942 гг.;
  • проанализировать организационно-экономические, производственно-технические мероприятия по восстановлению базы танкостроения в Сталинграде в 1943–1945 гг.;
Появление новых средств вооружения (отравляющие газы, самолеты, танки) вследствие развития научно-технического прогресса потребовало от советского руководства начать перевооружение Красной Армии. В СССР реализовывалась идея создания предприятий «двойного назначения». В мирное время такие заводы должны были выпускать гражданскую продукцию и создавать опытные цеха по военному производству. В военных условиях все производственные мощности предприятия переходили на изготовление продукции оборонного назначения. На примере Сталинграда видно, как советское руководство организовывало выпуск оборонной продукции на предприятиях «двойного назначения». Ключевым моментом здесь явилось создание крупных региональных военно-промышленных комплексов, способных наладить массовый выпуск боевой техники. Локализация производства позволяла не только уменьшить транспортные расходы, но и повысить оперативность управления. На основании созданной системы региональных военно-промышленных комплексов СССР смог в условиях начавшейся войны оперативно произвести перевод промышленности на военные рельсы. С марта 1942 г. СТЗ и завод № 264 непрерывно увеличивали темпы производства и достигли наибольшего выпуска продукции в мае 1942 г. Но к этому времени стало ясно, что лёгкие танки Т-60, имевшие противопульное бронирование, несли слишком большие потери от огня противника. В связи с этим постановлением ГКО в июле 1942 г. выпуск Т-60 на заводе № 264 прекратился, а оборудование было отправлено в г. Барнаул на завод № 77 (Алтайский тракторный завод). Сталинградские предприятия концентрировались на выпуске среднего танка Т-34.
Сталинград в первый период Великой Отечественной войны являлся одним из важнейших центров танкостроения в СССР. В 1941 г. доля СТЗ в общесоюзном производстве танков Т-34 составила 50,7%, а в 1942 г. – 20%; доля завода № 264 в выпуске легких танков в 1942 г. – 14%. Помимо количественных характеристик автор рассматривает и качественные. В 1942 г. советская сторона послала на Абердинский полигон (центральный испытательный полигон бронетехники в США) один средний танк Т-34 и один тяжелый танк КВ. По данному вопросу американцы в своем отчете отмечали следующее: «… броневые плиты имеют неглубокую поверхностную закалку, тогда как основная масса броневой плиты представляет собой мягкую сталь… Сварка броневых плит чрезвычайно грубая и небрежная… преступно плохой воздухоочиститель на танке Т-34… только саботажник мог сконструировать подобное устройство… испытания на полигоне и в лаборатории показали, что воздухоочиститель вообще не очищает воздуха…». Данные отечественных комиссий(материалы ГАВО) также отмечают серьезные дефекты дизель-моторов: при этом «разнохарактерность этих дефектов и, подчас, их полная неожиданность, свидетельствовали о низкой трудовой дисциплине в цехах дизельного производства, «в отдельных случаях приобретающих характер уголовного преступоения» (цит. по : Баженов, А. Ю. Организационно-экономические основы создания и развития бронетанкового производства в Сталинграде (1930–1945 гг.) / Баженов Александр Юрьевич : дис. … канд. экон.наук : 08.00.01. – Волгоград, 2010. – с. 88 – 90). Снижение качества продукции позволило советской промышленности достичь колоссальных объемов выпуска бронетехники в годы войны. Это была вынужденная мера, правительство видело порочность данного решения, однако постоянное увеличение планового задания в условиях нехватки квалифицированных кадров не оставляло другого выхода.
В диссертации рассматривается процесс восстановления бронетанкового производства в Сталинграде в 1943–1945 гг. В заключении автор делает вывод о том, что в Сталинграде в 1930 – 1945 гг. был создан региональный военно-промышленный комплекс по производству бронетехники. Была сформирована мощная производственная база, позволяющая обеспечить массовый выпуск военной продукции даже при определенной доли диверсификации производства. Существующая система подготовки кадров в городе с успехом обеспечивала потребности предприятий в специалистах всех уровней. Была сформирована собственная конструкторская школа, обеспечившая в послевоенный период передовые позиции сталинградских предприятий в выпуске некоторых видов бронетехники (боевые машины десанта).

Оставьте свой отзыв