Бердяев Н. А. “Миросозерцание Достоевского”

11 ноября 2021 года исполняется 200 лет со дня рождения писателя, публициста, мыслителя, одного из самых известных русских классиков Фёдора Михайловича Достоевского. Это событие имеет большое значение не только для любителей творчества Достоевского, но и для всей страны, ибо сложно переоценить тот вклад, который внёс писатель, как в отечественную, так и в мировую культуру.

По данным ЮНЕСКО, Достоевский сегодня – один из самых цитируемых и переводимых русских авторов в мире. Его художественное наследие анализируется литературоведами, изучается современными школьниками и студентами, по произведениям писателя ставят спектакли, снимают кинофильмы. В то же время, ни об одном из классиков литературы не высказано столько противоречивых суждений. Писателя, которого одни боготворят, а другие называют сумасшедшим. Но все согласятся с тем, что его тексты уже более 150 лет будоражат умы и сердца людей по всему миру.

 

Бердяев, Н. А. Миросозерцание Достоевского. – Москва : Захаров, 2001. – 173 с.
Шифр: ББК 83.3(2=Рус)5 Б 48
Местонахождение: С135657-к/х; С135656-н/аб

Аннотация

Президент Фонда Достоевского, профессор факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова и Литературного института им. А.М. Горького Игорь Волгин убежден, что, постигая Достоевского, мы постигаем самих себя.

“Человек есть тайна. Ее надо разгадать, и ежели будешь разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время …”, – писал Федор Михайлович. И, по словам Волгина, писатель, журналист, редактор Достоевский разгадывал эту великую тайну всю свою жизнь.

Имя Николая Александровича Бердяева (1874-1948) – выдающегося христианского и политического мыслителя, проповедника философии личности и свободы в духе религиозного экзистенциализма и персонализма – вписано в историю не только русской, но и мировой культуры.

За свою жизнь он написал более 400 работ, которые переведены на 20 языков мира. Бердяев создал свою философию истории, философию культуры, философию религии, философию человека.

«Миросозерцание Достоевского» – итоговая книга Бердяева о Достоевском, которая вобрала в себя более чем десятилетние исследования автора таких тем в творчестве великого писателя как: человек и Бог, свобода, любовь, Россия, Добро и Зло и многое другое. Написанное простым, но глубоким и образным языком, данное издание будет интересно большому кругу читателей.
Книга эта вышла первым изданием в 1924 году в Берлине. Толчком к ее написанию послужил курс лекций, прочитанный Бердяевым по творчеству великого писателя. “Семинар, который я вел о Достоевском в “Вольной академии духовной культуры” в течение зимы 1920-21 года, окончательно побудил меня собрать все мои мысли о Достоевском. И я написал книгу, в которой не только пытался раскрыть миросозерцание Достоевского, но и вложил очень многое от моего собственного миросозерцания”. Размышления Бердяева о Достоевском занимают особое место в литературе о творчестве писателя. Это размышления о Достоевском-мыслителе, которого, если принять обрисованный Бердяевым образ, можно, не колеблясь, отнести к основоположникам экстремального типа мышления. Бердяев недаром пишет, что вложил в эту книгу “очень многое от моего собственного миросозерцания”. Прямой диалог столь мощных мыслителей поможет читателю в понимании многогранной личности Достоевского, который для России не только писатель, но и учитель, судья, лекарь.

«Миросозерцание Достоевского» Бердяева — одна из лучших книг о Достоевском. Глубокий анализ творчества писателя перерастает в целую систему христианского мировоззрения.

В предисловии к этой книге Бердяев пишет:

«Я не собираюсь писать историко-литературного исследования о Достоевском, не предполагаю дать его биографию и характеристику его личности. Менее всего также моя книга будет этюдом в области «литературной критики»

— род творчества не очень мною ценимый. Нельзя было бы также сказать, что я подхожу к Достоевскому с психологической точки зрения, раскрываю «психологию» Достоевского. Моя задача — иная. Моя работа должна быть отнесена к области пневматологии, а не психологии. Я хотел бы раскрыть дух Достоевского, выявить его глубочайшее мироощущение и интуитивно воссоздать его миросозерцание. Достоевский был не только великий художник, он был также великий мыслитель и великий духовидец. Он — гениальный диалектик, величайший русский метафизик. Идеи играют огромную, центральную роль в творчестве Достоевского. И гениальная, идейная диалектика занимает не меньшее место у Достоевского, чем его необычайная психология. Идейная диалектика есть особый род его художества. Он художеством своим проникает в первоосновы жизни идей, и жизнь идей пронизывает его художество. Идеи живут у него органической жизнью; имеют свою неотвратимую, жизненную судьбу. Эта жизнь идей — динамическая жизнь, в ней нет ничего статического, нет остановки и окостенения. И Достоевский исследует динамические процессы в жизни идей. В творчестве его поднимается огненный вихрь идей. Жизнь идей протекает в раскаленной, огненной атмосфере — охлажденных идей у Достоевского нет, и он ими не интересуется.

Творчество Достоевского есть настоящее пиршество мысли. И те, которые отказываются принять участие в этом пиршестве на том основании, что в своей скептической рефлексии заподозрили ценность всякой мысли и всякой идеи, обрекают себя на унылое, бедное и полуголодное существование. Достоевский открывает новые миры. Эти миры находятся в состоянии бурного движения. Через миры эти и их движение разгадываются судьбы человека. Но те, которые ограничивают себя интересом к психологии, к формальной стороне художества, те закрывают себе доступ к этим мирам и никогда не поймут того, что раскрывается в творчестве Достоевского. И вот я хочу войти в самую глубину мира идей Достоевского, постигнуть его миросозерцание. Что такое миросозерцание писателя? Это его созерцание мира, его интуитивное проникновение во внутреннее существо мира. Это и есть то, что открывается творцу о мире, о жизни. У Достоевского было свое откровение, и я хочу постигнуть его.

Миросозерцание Достоевского не было отвлеченной системой идей, такой системы нельзя искать у художника, да и вряд ли она вообще возможна. Миросозерцание Достоевского есть его гениальная интуиция человеческой и мировой судьбы».