Свет невечерний: 150 лет со дня рождения С. Н. Булгакова

Уважаемые читатели!
С 28 сентября 2021 года по 11 октября 2021 года на научном абонементе экспонируется выставка: «Свет невечерний», посвященная 150-летию со дня рождения русского философа и богослова Сергея Николаевича Булгакова. На ней представлено 20 книг, некоторые из них предлагаем Вашему вниманию.

Вера есть способ знания без доказательств.
С. Н. Булгаков

 

Сергей Николаевич Булгаков : [сборник статей] / под ред. А. П. Козырева ; Ин-т философии РАН, Некоммерч. науч. фонд “Ин-т развития им. Г. П. Щедровицкого”. – Москва : РОССПЭН, 2020. – 631, [1] с., [8] л. ил. : ил., портр. – (Философия России первой половины XX века). – Библиогр. работ авт.: с. 518-577. – Библиогр.: с. 578-619 и в подстр. примеч. – Указ. имен : с. 620-627.

Настоящий том посвящен выдающемуся мыслителю, представителю русской философской традиции первой половины XX века – Сергею Николаевичу Булгакову (1871–1944), проделавшему впечатляющий путь от «легального» марксиста к священнику и богослову в «русском Париже». Его философские, богословские, социологические, политико-экономические идеи и сегодня продолжают вызывать большой интерес и в то же время острые споры как в России, так и за рубежом.

В томе собраны статьи современных философов, религиоведов, литературоведов, в которых актуализируется интеллектуальное наследие  С. Н. Булгакова. Ряд статей посвящен его личности и судьбе, в которой выражаются все трагические события первой половины ХХ века.

В данном издании  представлен лишь некоторый срез той исследовательской работы, которая ведется в России и в мире в последние 25-30 лет.  В томе публикуются фрагменты завершенной большой работы недавно ушедшего Сергея Михайловича Половинкина, посвятившего свою творческую жизнь исследованию русской религиозной философии.

В настоящий том вошли статьи призванных современных философов  эпистемолога Л. А. Микешиной, вписывающей взгляды С. Н. Булгакова периода «Философии хозяйства» в контексте современной философии науки и статьи профессора  Высшей школы экономики  В. Н. Поруса, обращающегося к сравнению философского кредо двух современников, во многом близких, но расходящихся по своей конфессиональной самоопределенности, – С. Н. Булгакова и Л. И. Шестова.

В конце этого издания приводятся: «Хроника жизни и деятельности С. Н. Булгакова», «Библиография трудов С. Н. Булгакова», «Избранная библиография трудов о С. Н. Булгакове», указатель имен и сведения об авторах.

Настоящий труд сможет дать современному читателю объемное представление о темах творчества Сергея Николаевича Булгакова – протоиерея Сергия Булгакова, об основных направлениях современных исследований его творчества.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся философией, общественной и религиозной христианской мыслью, историей русской эмиграции в Европе.

 

Булгаков, С. Н. Свет невечерний. Созерцания и умозрения / С. Н. Булгаков ; [подгот. текста и коммент. В. В. Сапова ; послесл. К. М. Долгова]. – Москва : Республика, 1994. – 414 с. – (Мыслители XX века).

Одна из центральных книг русской религиозной философии «Свет невечерний. Созерцания и умозрения» — вершина философского периода творчества Булгакова, следующие за «Светом невечерним» будут носить уже богословский характер. Первая часть книги посвящена вопросу: «как возможна религия как таковая?» — блестящий, точный, в кантовском духе анализ феномена религии. На этом философском фундаменте через свой личный опыт обращения (и это принципиальный ход — без личного опыта религия немыслима, Бог открывается только личности, а не «рассуждению») Булгаков строит свою систему: Божественное Ничто (апофатическое богословие), мир (космология) и человек (антропология).

В преамбуле к «Свету невечернему» Булгаков пишет: «В этом «собранье пестрых глав» мне хотелось выявить в философствовании или воплотить в умозрении религиозные созерцания, связанные с жизнью в Православии. Такая задача хотя и подавляет непомерностью, но и овладевает душой с неотступностью. И подобный замысел не ограничивается литературой, им предполагается и творческий акт духовной жизни: книга, но уже и не книга, не только книга! Лишь краем души касаемся мы жизни Церкви, отягченные грехом, затемненные «психологизмом», но даже и из таких касаний почерпаем силу, которая живит и оплодотворяет творчество. В свете религиозного опыта, как ни скудна его мера, зрится и оценивается «мир сей» с его тревогами и вопрошаниями. Скудно взыскуется и слабо брезжит в душе этот свет через темное облако греха и смятенности, труден путь чрез современность к Православию и обратно, лишь как искатель религиозного единства жизни, взыскуемого, но не обретенного, выступаю я в этой книге». От такого философско-художественного замысла требуется, с одной стороны, верность и точность саморефлексии в характеристике религиозного опыта, при выявлении «мифа», а с другой — нахождение соответственной формы, достаточно гибкой и емкой для его раскрытия. Но и при наличии этих условий остаются нелегко уловимы внутренние ритмы мысли, ее мелодический рисунок и контрапункт, характер отдельных частей композиции: философское искусство принадлежит к числу наименее доступных».

Эта книга— философская работа русского мыслителя Сергея Булгакова, опубликованная впервые в 1917 году. Произведение состоит из трёх разделов: Божественное Ничто, Мир и Человек.

Булгаков начинает с рассмотрения феномена религии, которую этимологически определяет как «связь человека с тем, что выше человека». В основе религии лежит «религиозный опыт» («встреча с Божеством»), воплощенный затем в религиозных текстах. Поэтому он утверждает тщетность всех попыток доказательства бытия Бога. Следствием религиозного опыта является осознание греховности мира («мировая скорбь») и попытка бегства из него. Бога Булгаков предлагает понимать как «трансценденцию», а всякое его пересечение с миром (имманентным) должно восприниматься как чудо и благодать.

Позитивным существом Бога является Любовь, которая субстанциально выражена в «четвертой ипостаси» Софии — Идее Бога, «Вечной Женственности». В Библии она раскрыта как нетварная «начало», «невеста Сына» и «жена Агнца», Платону она была известна под именем «Небесной Афродиты», а язычникам — под именами Великой Матери, Деметры, Изиды, Кибелы и Иштар. В целом Булгаков признает, что до христианства и «ветхозаветной церкви» в мире присутствовала не только демонолатрия, но и «благочестивое язычество». Лучше всего София воспринимается через искусство, поскольку красота и есть присутствие Софии в мире.

Булгаков проявляет интерес к телесности и утверждает, что софийная красота — это телесная явленность идеи. «Лжедуховное презрение к телу» — это неоплатоническая ересь в христианстве. Тело для христиан всегда Храм, но не зло. Аскетизм борется не с плотью, но за лучшую «святую телесность». Рассуждая о человеке, Булгаков отмечает, что в нем присутствует элемент «творческой эманации» Божества, так как Бог вдунул в Адама своего Духа. Поэтому человек содержит в себе тварную и нетварную природу. Триединство человеческой души состоит из воли, ума и чувства, целями которых являются Добро, Истина и Красота.

Книга рассчитана на всех интересующихся проблемами философии, религии и культуры.

 

Булгаков, С. Н. Агнец Божий. О Богочеловечестве. Ч.1 / Протоиерей Сергий Булгаков. – Москва : Общедоступный правосл. ун-т, 2000. – 464 с.

Это главный труд протоиерея Сергия Булгакова. Как пишет сам отец Сергий в книге, «основная руководящая идея христологии автора книги “Агнец Божий” есть Богочеловечество, т. е. совершенное единение Божества и Человечества во Христе, а далее и вообще Бога и мира, и в этом смысле задача его построить Халкидонское богословие.

Основной вопрос христологии состоит в том, как можно понять соединение двух природ, Божеской и человеческой, в единой ипостаси Логоса, не только с отрицательной стороны, как оно определено в Халкидонском догмате, —четыре не: нераздельно, неслиянно, неизменно, непревратно, но и с положительной. Каково не только Халкидонское не, но и Халкидонское да?

В построении христологии автор совершенно решительно и открыто опирается на софиологию, учение о вечной и тварной Премудрости Божией.

Святая Троица имеет природу, или усию, которая есть не только неисчерпаемая глубина жизни, но и самооткровение Божества, она не есть ипостась, но принадлежит тройственной ипостаси, ипостасируется, причем ипостасью, непосредственно обращенной к Софии, является Логос. Идеальное же Все Логоса совершается, а постольку и ипостасируется Духом Святым, и обе ипостаси открывают Отца. И таким образом в усии, как Софии, осуществляется единосущная и нераздельная жизнь Святой Троицы. Она есть Слава Божия, как Божественное блаженство в триипостасной любви Божией к собственному Своему Божеству.

Во Христе, в качестве нетварного ипостасного духа, присутствует сама Вторая ипостась, Логос, а Его обе природы суть София Божественная и София тварная, человечество небесное и земное, — одно и то же начало в двух образах, божественной полноты и тварного становления. Поэтому обе природы и могут положительно соотноситься через общение свойств в обожении тварного естества божественным. София, как Богочеловечество, и есть то онтологическое основание Боговоплощения, которое делает понятным, как «Слово плоть бысть» (Ин. 1,14). С этой точки зрения получает свое значение и то отождествление двух именований: Сын Божий — Сын Человеческий, в применении ко Христу, которое мы имеем в Евангелиях о Богочеловеке.

Книга будет интересна всем любителям творений протоиерея Сергия Булгакова.

 

Элоян, М. Р. С. Н. Булгаков : православие и капитализм (философия хозяйства) / науч. ред. А. Н. Ерыгин ; РМИОН ; Рост. ун-т. – Ростов-на-Дону : Изд-во Рост. ун-та, 2004. – 324 с. – (Монографии ; Вып. 2). – Библиогр.: с. 316-324.

Данная монография – первое в отечественной философской литературе исследование по метафизике хозяйства, основанное на современном прочтении наследия С. Н. Булгакова в широком контексте отечественной и мировой мысли его времени.

С. Н. Булгаков выполнил последнее завещание К. Маркса. Он создал аграрную теорию развития мира, но не в рамках классической политической экономии, в которых работал К. Маркс.

С. Н. Булгаков, символизирующий собой этап «аграрной ревизии марксизма», вернулся к идеям физиократов, и показал пределы индустриальной цивилизации, корень которых сокрыт в неумолимом действии закона убывающего плодородия, под которым нужно понимать весь комплекс истощения природных запасов мира.

Великая заслуга С. Н. Булгакова перед современной экономической наукой состоит в том, что он теоретически обосновал экономическую жизнь двух третей населения земного шара, живущих в рамках аграрной культуры, ибо, несмотря на все достижения научно-технической революции и гегемонию стран монополистов, только одна треть мира живет в рамках индустриальной цивилизации.

В первой главе данной монографии изложены основные позиции аграрной теории развития.

Вторая глава этой книги рассматривает православие С. Н. Булгакова в историко-философском контексте. Автор выделила три волны исследователей творчества С. Н. Булгакова и увидела их принципиальное отличие в решении проблемы «Православие С. Н. Булгакова».

В третьей главе данной работы рассматривается только русский период творчества философа, связанный с его работами «Свет невечерний. Созерцания и умозрения» и «Философия хозяйства».

С. Н. Булгаков был универсальным учёным, обладающим даром синтетического мышления и способностью объединить в одном творческом полете три области мышления – науку, философию и религию. Три идеи он разработал в России и для России – теорию аграрного развития мира, философию хозяйства и православную метафизику, позволяющую именно с него начинать собственную версию философии, принципиальным образом отличающуюся от западной традиции, но являющуюся необходимым элементом мировой философии, отражающей реалии мира, в котором мы живем.

Данная монография сможет заинтересовать студентов и аспирантов философских, исторических, экономических, культурологических, социологических факультетов, преподавателей гуманитарных дисциплин вузов, а также всех, кто интересуется русской философией.

 

Преодоление времени: по материалам международной научной конференции, посвященной творческому наследию С. Н. Булгакова / Под ред.: Ю. М. Осипова, В. М. Кулькова, Е. С. Зотовой ; МГУ. – Москва : Изд-во МГУ, 1998. – 558 с.

В книге рассматриваются актуальные вопросы развития экономического и обществоведческого знания в свете творческого наследия выдающегося русского мыслителя, философа и экономиста С. Н. Булгакова.

Одним из первых, кто заметил отход политической экономии от философии, был С. Н. Булгаков, который, видя неправомерность и непродуктивность такого отхода, подверг политическую экономию во многом заслуженной критике. Булгаков попытался вернуть политическую экономию в лоно философии, подняв заодно массу оригинальных экономико-философских вопросов, которые обычно политической экономией не рассматривались. В итоге родилось особое направление, с одной стороны, философии, а с другой – теоретической экономии, – философии хозяйства.

С. Н. Булгаков – безусловный родоначальник русской философии хозяйства. Ему удалось высказаться по большому кругу важнейших мировоззренческих, методологических и науковедческих вопросов. Трудно переоценить проделанное Булгаковым, он оставил ценнейшее творческое наследие. Булгаков значительно опередил свое время.

С. Н. Булгаков как будто предвидел сегодняшнюю ситуацию, заметив еще в начале XX века опасную самодостаточность современной ему политической экономии, ее замыкание на себе самой, ее нарастающий отрыв от реальности. Булгаков предвидел неизбежный в таком случае отрыв от экономических реалий, даже еще больший, чем это уже было сделано политической экономией.

С. Н. Булгаков призывал к переосмыслению на основе философского подхода всей аксиоматики теоретической экономии, стремился рассматривать экономику в широком природном, сознательном и культурном контексте, справедливо понимая, что сама по себе экономика еще не экономика, это всего лишь условный предмет науки, вырванный из богатой смысловым разнообразием реальной жизни.

Не все положения, высказанные Булгаковым, могут быть приняты современной наукой, но главное направление его мысли – философское рассмотрение проблем экономики заслуживает одобрения. С этим современность может и должна согласиться.

Данная книга рекомендуется для всех интересующихся философскими проблемами экономической науки, а также философией и социологией.

 

Управителев, А. Ф. Конструирование субъектности в антропологии С. Н. Булгакова / АГАУ. – Барнаул : Изд-во Алт. аграр. ун-та, 2001. – 200 с. – Библиогр. : с. 187-198.

В настоящем исследовании осуществлена попытка реконстукции антропологии С.Н.Булгакова. Представлен интеллектуальный портрет мыслителя, дана общая характеристика антропологии. Указываются два типа конструируемой субъектности. Активная субъектность предполагает деятельность по объективации субъекта. Рецептивная субъектность организована как опыт изменения Я ради принятия мира. Дается анализ конкретных форм субъектности.

Философская антропология – устойчивый интерес и постоянная забота мыслителей 20 века. Человек стал «проблематичным для себя» (М. Шелер), стал «проблемой» (Г. Марсель). Современному обществу настоятельно необходима информация о том, «что есть человек» (Ж. Маритен). Исследователи и теоретики философского процесса говорят об «антропологическом ренессансе» (П.С. Гуревич) и утверждают, что современная ситуация «характеризуется незнанием того, что такое человек» (Б.В. Марков).

Философия и судьба С.Н. Булгакова типичны для определенной части русской интеллигенции начала 20 века. Творчество – бесконечное движение, все интеллектуальные усилия направлены на освоение реальности, не желающей становиться своей, судьба – неустанность строительства себя как идентичного миру, текст – рационализация движения, «одейство-творение». В мировоззрении С.Н. Булгакова удивительным образом сочетаются «почвенничество» (Л. Зандер) и новаторство.

Антропология С.Н. Булгакова являет собой актуальную и действенную мировоззренческую позицию человека в бытии. Бытие воспринимается как проблема, как вызов, творчество – решение проблемы, ответ, размещение себя в бытии. При такой установке изменяется статус текста, текст становится организующей системой, он не описывает, а создает реальность. Императивность ответа на вызов бытия создает текст как прескриптивную реальность, текст становится предписанием, приказом, инструкцией к производству нужного, должного продукта. Актуальность ответа превращает текст в акт, в действие по созданию реальности, делает текст перформативным. Прескрипт и перфор-манс, будучи обращенными на Я, создают антропологию субъектное, задающую понимание человека как творца себя и собственной реальности. Праксеология, идеология и дидактика самостановящейся субъектности требуют основательного исследования.

Антропология С.Н. Булгакова очень актуальна. Проблема человека как субъекта самосознания и действия особенно важна в эпоху перемен. Действительный прогресс общества выражается в движении к внутренней основе организации общественного человека. Действительная гуманизация всех сторон общественной жизни станет возможной только тогда, когда центр организации личности будет не внешним, а внутренним.

Строительство правового государства предполагает не только производство правильных законов и создание эффективных органов власти, но и воспитание субъекта правосознания. Все это требует понимания человека, ведь он – субъект и объект исторического действия.

Эпиграфом к жизни мыслителя очень подходят молитвенные слова из стихотворения «Вечерняя песня» А. С. Хомякова, которые он так любил повторять: «Ты, Свет Невечерний, нас осияй…» – и которые он относил к своей горячо любимой им России.

Приглашаем всех желающих посетить эту выставку на абонементе научной литературы (2-10М).