Поливач А. “Валютный курс и внешняя торговля ведущих стран мира”

Аннотация

Валютный курс представляется эффективным инструментом воздействия на показатели импорта и экспорта страны. Как сформировалось данное представление и в какой мере оно согласуется с другими положениями экономической науки? Насколько динамика внешней торговли ведущих стран мира и курсов их валют подтверждает данное положение? Помогает ли российскому экспорту периодическая девальвация рубля? Эти и другие вопросы, связанные с указанной в названии темой, рассматриваются в данной работе. Для того чтобы сделать свои выводы, автор провёл детальное исследование двусторонней торговли 15 ведущих экономик, а также отдельно проанализировал российскую статистику.

Поливач, А. П. Валютный курс и внешняя торговля ведущих стран мира : [монография] / А. П. Поливач ; Нац. исслед. ин-т мировой экономики и междунар. отношений им. Е. М. Примакова РАН. – Москва : Весь Мир, 2019. – 419 с.
Шифр: ББК 65.59 П 50
Местонахождение-к/х

Введение

На протяжении последних десятилетий развитие международной торговли происходило в условиях постоянного расширения масштабов глобализации, что сопровождалось увеличением объёмов и скорости трансграничного движения капиталов, ростом числа региональных интеграционных объединений, быстрым снижением тарифных и нетарифных барьеров, а также высокими темпами транснационализации производственных процессов. Эти обстоятельства оставляли национальным правительствам, которые были недовольны состоянием или структурой внешней торговли своих стран, всё меньше инструментов для регулирования их экспорта и импорта.

В таких условиях представление о способности валютного курса стимулировать экспорт и подавлять импорт было востребованным в процессе выработки внешнеторговой политики ряда стран. Например, США регулярно обвиняли Китай в том, что высокий объем его экспорта в США и одновременно низкие показатели его импорта из США являются результатом якобы заниженного курса китайской валюты по отношению к доллару. Аналогичные обвинения выдвигались и в отношении Германии. Последнюю страну нередко обвиняют в том, что, отказавшись от своей валюты (немецкой марки) ради создания евро, Германия тем самым якобы избежала укрепления своей национальной валюты, в результате чего эта страна постоянно имеет крупнейший профицит в своей внешней торговле.

Прошедший год привнёс некоторые изменения в описанную парадигму. Так, США, недовольные дефицитом в своей торговле со многими странами мира, предприняли беспрецедентные по масштабу попытки исправить это положение, резко увеличив тарифные барьеры, а также угрожая мерами нетарифного характера в отношении своих крупнейших торговых партнеров. Практическим результатом таких действий стал резкий рост напряжённости в торговых отношениях между США и Китаем, а также между США и Евросоюзом, оцениваемый некоторыми экспертами как близкий по состоянию к торговой войне. При этом под сильным давлением США в 2018 г. было заключено новое соглашение USMCA о торговле и инвестициях между США, Канадой и Мексикой взамен NAFTA.

Заметим, что, вводя в 2018 г. различные ограничительные меры против своих торговых партнеров, США объясняли сложившийся торговый диспаритет тем, что другие страны применяли во многих случаях разного рода «нечестные практики», начиная от субсидирования и заканчивая обязательной передачей интеллектуальных прав американскими компаниями местным производителям. Подобные претензии предъявлялись со стороны США и ранее, однако на этот раз после их выдвижения последовали беспрецедентные меры давления. Отличительной чертой действий США в 2018 году явилось то, что в числе «нечестных практик» практически не упоминался вопрос о валютных курсах.

Можно предположить, что такая смена акцентов в аргументации США в прошлом году была вызвана, во-первых, желанием добиться очень существенных изменений в торговой политике других стран, как в целом, так и по конкретным направлениям. Во-вторых, радикальный характер предпринятых США мер требовал соответствующего по уровню производимого впечатления обоснования, в качестве которого больше подходят обвинения в том, что партнер нарушает правила и к тому же заставляет американские компании передавать местным производителям свои интеллектуальные секреты. Возможно, вопрос о курсовой политике будет снова поднят позже, особенно если в результате новых договоров США с КНР и Евросоюзом, которые ожидаются к подписанию в нынешнем году, торговый дефицит США существенно не уменьшится.

Что касается России, то её интеграция в международное разделение труда приняла форму специализации на поставках продукции сырьевых отраслей, при этом доля экспорта обрабатывающих отраслей продолжает оставаться небольшой. Хотя за последние три десятилетия российский рубль неоднократно переживал сильные девальвации, в нашей стране по-прежнему большим влиянием пользуется идея о том, что ослабление национальной валюты является эффективным средством стимулирования экспорта и подавления импорта (способствуя импортозамещению).