Александр Сергеевич Пушкин: книжная выставка

29 января по старому стилю(10 февраля – по новому) одна из печальных памятных дат в российской истории. В этот день в 1837 году в Санкт-Петербурге скончался  Александр Сергеевич Пушкин (1799 – 1837) – великий поэт и писатель, основоположник современного русского литературного языка.

30 января 1837 г. в «Литературных прибавлениях к Русскому инвалиду» появился некролог: «Солнце русской поэзии закатилось! Пушкин скончался, скончался во цвете лет, в средине своего великого поприща!.. Более  говорить о сем не имеем силы, да и не нужно: всякое русское сердце знает всю цену этой невозвратимой потери, и всякое русское сердце будет растерзано. Пушкин! Наш поэт! Наша радость, наша народная слава!.. Неужели  в самом деле нет уже у нас Пушкина! К этой мысли нельзя привыкнуть! 29 января 2 ч. 45 м пополудни».

 

Щеголев, П. Е. Дуэль и смерть Пушкина : с приложением новых материалов из нидерландских архивов / П. Е. Щеголев. – [Изд. 5-е, испр. и доп.]. – Санкт-Петербург : Академ. Проект, 1999. – 655 с.

Книга одного из виднейших пушкинистов XX века П.Е.Щеголова – наиболее детальное и документированное изложение всех событий, связанных с гибелью Пушкина, и по сей день остается неизменным источником достоверной и полной информации о трагических днях 1836-1837 годах, о людях, причастных к этим событиям, их взаимоотношениях, их последующей судьбе.

Павел Елисеевич Щеголев(1877-1931)- выдающийся ученый, филолог и историк, человек широких интересов и разносторонних дарований. Щеголев известен и как писатель – автор сценариев к популярным в свое время фильмам и написанной вместе с А.Н.Толстым сенсационной пьесы «Заговор императрицы». Диапазон Щеголева велик – от Древней Руси до начала XX в. Среди массы его работ выделяются две темы, которые привлекали ученого всю жизнь: декабристы и Пушкин. Пушкиноведческие работы Щеголева  Б. В. Томашевский справедливо считал «наиболее ценным и интересным» из всего, что писалось о Пушкине в его время, не утратили они своего значения и в наши дни.

С именем Щеголева связаны поиски новой методологии в пушкиноведении. Его метод сводился к пересмотру всех источников, касающихся Пушкина, и к широкому привлечению черновых рукописей поэта. Черновые рукописи он признавал важнейшим орудием исследователя, искал в них ответа на спорные моменты биографии и творчества Пушкина.

Щеголев был инициатором таких тем в пушкиноведении, которые сам ученый определил как «будни Пушкина». Его работы, основанные на изучении архива Болдинского имения и архива опеки над детьми и имуществом Пушкина, позволяют судить о сложном финансовом положении поэта, объеме и характере его материальных забот в последние годы жизни.

Раскрыты «будни Пушкина» и в заключительный, трагический период его жизни, которому посвящен капитальное исследование «Дуэль и смерть Пушкина». Талант биографа, широкая историческая и литературная эрудиция Щеголева, его исследовательское мастерство сделали эту книгу одним из лучших биографических трудов.

В биографической литературе о Пушкине книга Щеголева занимает особое место. Без ссылок на нее не обходится ни одна из работ, касающихся последних лет жизни поэта. На нее опираются, с ней полемизируют, спорят, извлекают из нее факты и документы. Щеголеву, при содействии Академической комиссии по изданию сочинений Пушкина, за 15 лет тщательных поисков удалось собрать множество ценных документов и свидетельств, исходящих от участников событий и из государственных учреждений.

Книга Щеголева состоит из двух частей, названных автором «Исследование» и «Материалы». «Исследование» является первым в литературе монографическим этюдом, подводившим итоги всем опубликованным ранее и добытым вновь материалам о дуэли . Мастерство изложения придает исследованию силу художественного произведения. Шаг за шагом в увлекательном повествовании развертывается перед читателями история Дантеса, его приемного отца Геккерна, их характеристика, темная история их отношений, их поведение, приведшие поэта к необходимости выйти на смертный поединок.

Обширное собрание материалов, составляющих вторую часть книги, сопровождено вступительными очерками, где дается критический анализ этих материалов.

Чем интересна книга Щеголева сегодня, когда мы уже читали воспоминания современников поэта, а в последние годы- новые публикации, статьи и даже новую книгу о дуэли Пушкина, следили за перипетиями последних дней Пушкина на сцене?

В истории дуэли было много неясного, загадочного для современников, но и для нас, оснащенных документами, имеющих возможность сравнить и сопоставить факты, не известные даже близким друзьям Пушкина, в истории дуэли остаются все же «темные» места, которые поддаются различным толкованиям: был ли в анонимном пасквиле намек на Пушкина, как возможного претендента на место «величавого рогоносца, кто сочинил пасквиль и кто его писал когда пасквиль попал в III отделение, что заставило Наталью Николаевну переступить порог квартиры Идалии Полетики и когда это было, когда Екатерина Гончарова впервые узнала, что ей собираются сделать предложение, какого числа отправил Пушкин «ругательное» письмо «старому» Геккерену и что послужило непосредственным поводом к дуэли.

В настоящем издании цитаты из писем и дневников Пушкина и из воспоминаний и писем его современников проверены по авторитетным публикациям.

 

Солнце России. Русские писатели о Пушкине. Кн. 2 : ХХ век : в 2 т. / сост., примеч. текста А. Д. Романенко. – М. : Дружба народов, 1999. – 414с.

Слово о Пушкине

«Мой предшественник П. Е. Щеголев кончает свой труд о дуэли и смерти Пушкина рядом соображений, почему высший свет, его представители ненавидели поэта и извергли его, как инородное тело, из своей среды. Теперь настало время вывернуть эту проблему наизнанку и громко сказать не о том что они сделали с ним, а о том, что он сделал с ними.

После этого океана грязи, измен, лжи, равнодушия друзей и просто глупости полетик и неполетик, родственничков Строгановых, идиотов кавалергардов, сделавших из дантесовской истории une affaire de regiment (вопрос чести полка), ханжеских салонов Нессельроде и пр., высочайшего двора, заглядывавшего во все замочные скважины, величавых тайных советников – членов Государственного совета, не постеснявшихся установить тайный полицейский надзор над гениальным поэтом, после этого как торжественно и прекрасно увидеть, как этот чопорный, бессердечный и, уж конечно, безграмотный Петербург стал свидетелем того, что, услышав роковую весть, тысячи людей бросились к дому поэта и навсегда вместе со всей Россией там остались.

«Мне надо привести в порядок мой дом»,- сказал умирающий Пушкин.

Через два дня его дом стал святыней для его Родины, и более полной, более лучезарной победы свет не видел.

Вся эпоха (не без скрипа, конечно) мало-помалу стала называться пушкинской. Все красавицы фрейлины, хозяйки салонов, кавалерственные дамы, члены высочайшего двора, министры, аншефы и не-аншефы постепенно начали именоваться пушкинскими современниками, а затем просто опочили в картотеках и именных указателях (с прерванными датами рождения и смерти) пушкинских изданий.

Он победил и время и пространство.

«Говорят: пушкинская эпоха, пушкинский Петербург. И это уже к литературе прямого отношения не имеет, это что-то совсем другое. В дворцовых залах, где они танцевали и сплетничали о поэте, висят его портреты и хранятся его книги, а их бедные тени изгнаны оттуда навсегда. Про их великолепные дворцы и особняки говорят: здесь бывал Пушкин, или: здесь не бывал Пушкин. Все остальное никому не интересно. Государь император Николай Павлович в белых лосинах величественно красуется на стене Пушкинского музея: рукописи, дневники и письма начинают цениться, если там появляется магическое слово «Пушкин», и, что самое для них страшное,- они могли бы услышать от поэта:

За меня не будете в ответе,
Можете пока спокойно спать.
Сила- право, только ваши дети
За меня вас будут проклинать.

И напрасно люди думают, что десятки рукотворных памятников могут заменить тот один нерукотворный aere perennius.»
26 мая 1961 г. Комарово Анна Ахматова

Книга «Солнце России» включает в себе размышления о Пушкине русских писателей XX века, для которых Пушкин стал олицетворением свободной и прекрасной русской поэзии и мысли, сосредоточением всего лучшего, что было создано русской культурой.

 

Пушкина : переписка, воспоминания, дневники / [сост., вступ. ст. В. В. Кунина]. – М. : Правда, 1989. – 702 с., [16] с. ил. : ил.

Документальный сборник «Последний год жизни Пушкина» хронологически продолжает двухтомник «Жизнь Пушкина, рассказанная им самим и его современниками» . Огромный массив разнообразных документов, воспоминаний, художественных, эпистолярных и иных свидетельств самого поэта, его друзей, недругов о последних 13 месяцев жизни Пушкина мог быть помещен только в отдельной книге. Это безусловно один из самых скрупулезно исследованных и вместе с тем, быть может, самый таинственный по сей день период биографии человека, остающегося в поколениях его соотечественников олицетворением национального гения России.

Никогда русское сердце не примирится с ужасной смертью Пушкина, никогда не иссякнут слезы , оплакивающих его, никогда не исчезнет желание узнать и осмыслить каждую подробность его жизни в тот последний год, о котором рассказывают документы, собранные в предлагаемой книге. Сколько бы ни говорили и ни писали о том, что Пушкин в своих последних произведениях, письмах, разговорах стремился, осознанно или невольно, подытожить свой жизненный и творческий путь, все же не обманывающее народное ощущение иное – он погиб безвременно и неожиданно, он должен был жить и творить.

Читатель найдет в сборнике немало рассуждений и фактов, связанных с вечной и больной для нас темой итога пушкинского пути, им самим подведенных.

Бесконечно много существует разноречивых суждений о роли жены Пушкина в его жизни и гибели. Сколько раз грешили исследователи и литераторы излишне детальным погружением в семейные тайны Пушкиных, то обвиняя Наталью Николаевну с жестокостью, лишенной всякой объективности, то защищая столь рьяно, что образ ее лишался обычных человеческих черт. Здесь не может быть окончательного приговора. Но нельзя забывать главное: один судья вправе судить ее – сам поэт.

Главная цель настоящего сборника – предоставить читателю собранные воедино и не исчерпывающе, но достаточно полно, документальные материалы, связанные с последним годом жизни великого сына нашей земли.

Как ни трудно было Пушкину в то время справляться со всеми бедами и хлопотами, навалившимися на него, как ни терзали его всечасно заботы и тревожные мысли, он оставался самим собой – сердечным, порой грустным, порой веселым, но всегда естественным. Началась последняя его, живого, дорога – из Москвы в Петербург, столько раз езженная-переезженная…. Как тут не вспомнить его давних стихов.

Долго ль мне гулять на свете
То в коляске, то верхом.
То в кибитке, то в карете,
То в телеге, то пешком?

Не в наследственной берлоге,
Не средь отческих могил.
На большой, знать дороге
Умереть господь судил.
На каменьях, под копытом,
На горе под колесом.
Иль во рву, водой размытом,
Под разобранным мостом.
Иль чума меня подцепит,
Иль мороз окостенит.
Иль мне в лоб шлагбаум влетит
Непроворный инвалид.
Иль в лесу под нож злодею
Попадутся в стороне.
Иль со скуки околею
Где-нибудь в карантине.
Долго ли мне в тоске голодной
Пост невольный соблюдать
И телятиной холодной
Трюфли Яра поминать?
То ли дело быть на месте,
По Мясницкой разъезжать.
О деревне, о невесте
На досуге помышлять!

То ли дело рюмка рома,
Ночью сон, поутру чай:
То ли дело, братцы, дома!..
Ну, пошел же, погоняй!..

Оставалось совсем недолго гулять на свете. Чума не подцепила, мороз не окостенел, а «под нож» злодею попался…

 

Скрынников, Р. Г. Дуэль Пушкина. – 2-е изд. ; испр. – СПб. : Рус.-Балт. информ. центр БЛИЦ, 1999. – 496 с.

27 января 1837 года Пушкин был смертельно ранен на поединке. Смерть Пушкина стала величайшей трагедией для России и русской культуры.

Автор книги – профессор Санкт-Петербургского университета Р.Г.Скрынников, хорошо известный читателям в России и за рубежом, – провел большую работу с подлинными рукописями А.С.Пушкина в Пушкинском Доме, с заметками Жуковского о дуэли, дневниками и записями современников поэта, а также с комплексом документов из архива Дантеса, недавно введенных в научный оборот итальянской исследовательницей С.Витале. Впервые подойдя к изучению темы, как источниковед и текстолог, историк разрушил гору мифов о дуэли Пушкина, скопившихся в науке.

История дуэли Пушкина окутана плотной пеленой мифов и легенд. Строго установленные факты тонут в массе догадок и гипотез.

Справедливо ли мнение, что поэта погубил чудовищный заговор, в котором участвовали императорская фамилия и высший свет? Верно ли, что гений Пушкина в конце блистательного поприща пришел в упадок? Многие заметили, что поэт стал утрачивать популярность. Он пережил тяжелую семейную драму, усугубленными многими бедами. Поэт не мог вынести притеснений цензуры, был лишен возможностью распорядиться своей жизнью и покинуть столицу, был удручен долгами. У Пушкина не осталось иного выхода, кроме поединка, и таким путем он свел счеты с жизнью? Или все было иначе?

Хронологически это исследование охватывает период с момента возвращения Пушкина из ссылки в Москву в 1826 г. и до смерти в 1837 г. Любая биография писателя включает в первую очередь его творчество. Творческое наследие Пушкина необозримо. Чтобы сколько-нибудь полно изложить биографию поэта в названное десятилетие, понадобились бы многие тома. Автор преследует более скромную цель – исследовать историю дуэли, т.е. восстановить всю цепь обстоятельств и событий, оборвавших жизнь поэта.

Трагедия Пушкина многообразна. Поэт не раз сетовал, что родился в России, но испытывал обиду, когда его страну бранили иностранцы. Он гордился предками, был трогательно привязан к родине, ее природе и истории.

Пушкин сформировал русский литературный язык и основал великую русскую литературу. Он проложил путь Толстому и Достоевскому.

Пушкин далеко опередил свое время. В этом и надо искать корни его трагедии.

Эта книга является вторым, исправленным изданием. Кроме того, Р.Г.Скрынников дополнил его приложением, в которое вошло огромное количество документов той эпохи, многие из которых мало-известны.

Книга рассчитана как на специалистов, так и на самый широкий круг читателей.

 

Ободовская, И. М. Наталья Николаевна Пушкина : по эпистолярным материалам. – М. : Сов. Россия, 1985. – 368 с.

«Письма больше чем воспоминания:
На них запеклась кровь событий,
Это – само прошедшее, как оно
Было, задержанное и нетленное»
Герцен

Все, что связано с именем Пушкина, с его жизнью и творчеством, всегда вызывает большой интерес не только у пушкинистов, но и у широкого круга читателей. По крупицам, в течении многих десятилетий накапливаются новые данные к его биографии. В работе над творческим наследием великого поэта ученые изучают каждую строчку, каждый черновой набросок в обширных рукописях поэта. Большее значение имеют письма, вечно живые свидетели жизни ушедших людей, ярко рисующие их мысли, чувства, чаяния и надежды.

Не сохранились (хочется надеяться – еще не найдены) письма Натальи Николаевны у Пушкину. Но нами были обнаружены ее письма к брату Дмитрию Николаевичу Гончарову, написанные как при жизни поэта, так и после его смерти. В сочетании с письмами Пушкина – это драгоценный источник, который дает нам возможность узнать, как необыкновенно душевно близки были Пушкин и его жена. Несколько сотен изученных писем Н.Н.Пушкиной и ее родных позволили создать новый образ жены великого поэта, опровергнуть клеветнические измышления, доминировавшие до сих пор в пушкиноведении вследствие того, что большинство ученых опиралось на недостоверные источники прошлого и предвзятые «свидетельства» современников. В особенности это относится к известной монографии П.Е.Щеголева «Дуэль и смерть Пушкина», которая в течение многих десятилетий служила основой для характеристики Натальи Николаевны Пушкиной. Несостоятельность многих его доводов доказана.

Не меньшее значение имеют и письма Натальи Николаевны к ее второму мужу Петру Петровичу Ланскому. Они раскрывают перед нами обаятельный образ молодой женщины, всю свою жизнь посвятившей воспитанию детей, и в первую очередь – детей Пушкиных. Это так ярко, так убедительно отражено в ее письмах. Пережив страшную трагедию, она всегда несла в глубине души память о Пушкине. Любовь к нему осталась для нее священной и неповторимой.

Мы получили много писем от читателей наших книг. Академик А.П. Алексеев писал, что он радуется появлению в свет книги «После смерти Пушкина», читал ее «с чувством глубокого удовлетворения и признательности». Старейший писатель Н.П.Смирнов отмечает, «…что авторам, возможно впервые , удалось показать подлинного Пушкина – семьянина и подлинную Наталью Николаевну» Н.А.Раевский подчеркивает, что особый интерес вызвали новые данные о жене Пушкина: «Неверный образ жены поэта, который укоренился с отроческих лет, надо считать навсегда изжитым» Пушкин беззаветно, глубоко, до самой последней минуты своей жизни любил жену и завещал потомкам оправдать ее в «во мнении людском» Этой задаче и посвящена предлагаемая книга.

В книгу включены некоторые материалы из прежних книг «Вокруг Пушкина» и «После смерти Пушкина», касающиеся Натальи Николаевны. Письма Натальи Николаевны теперь вошли в текст повествования. Расширено документальное описание детства Наташи Гончаровой, ее семьи, сватовства Пушкина, первых лет их совместной жизни и т.д. Приводится значительно большее количество, чем в предыдущих изданиях, писем и выдержек из писем Пушкина к жене . Они чередуются письмами Натальи Николаевны к родственникам и в ряде мест дополняют друг друга.

Книга предназначена для широких кругов читателей. Стремление придать описываемым событиям необходимую последовательность предопределило ее структуру – хронологический порядок повествования.

Все письма в подлиннике – на французском языке, перевод сделан
И. М.Ободовской.

 

Наумов, Анатолий Валентинович. Посмертно подсудимый. – М. : Российское право, 1992. – 336 с. : ил.

Читатель может заметить, что это дело, видимо, не имело никакого отношения к великому поэту А.С.Пушкину, а касалось какого-то его однофамильца. И действительно, суд начался 3 февраля, когда поэт уже скончался. В деле значится камеогер Пушкин, тогда как, уже известно ,пребывал в скромном придворном звании камер – юнкера. И тем не менее (хотя и умер, хотя и не камергер) , персонажем военно – судебного дела был именно он, Александр Сергеевич Пушкин – посмертно подсудимый. Это происходило после смерти поэта. При жизни же не раз был близок к тому, чтобы стать подсудимым.

Однако, судьба все-таки сделала Пушкина подсудимым и в полном смысле этого слова со всеми вытекающими отсюда последствиями, и в том числе и вынесением в отношении него судебного приговора. Дело в том, что над умершим поэтом был произведен суд за нарушение законов о запрещении дуэлей по всей форме процессуальных и на основе материальных уголовных законов того времени. История донесла до нас материалы этого судебного процесса, которые, как и всякие судебные документы, связанные с гибелью великого поэта, представляют большой интерес.

В пушкиноведении материалы дела о дуэли являются одним из документальных источников для изучения причин и обстоятельств трагической дуэли. Однако, как это ни странно, материалы дела не подвергались специальному исследованию ни литературоведами, ни юристами., хотя, несомненно, что многие документы требуют не только литературоведческого, но и юридического подхода. Внимательное же изучение материалов военно-судного дела о дуэли и особенно сопоставление их с российским законодательством пушкинского времени позволяют уточнить некоторые устоявшиеся в литературоведении позиции. Например, общепринятое мнение о чрезмерно мягком приговоре, вынесенном Дантесу. Юристы. знакомившиеся с военно – судным делом лишь подтверждали это мнение. Так, в 1937 году в журнале « Советская юстиция» писалось: «Поэта судьи не знали: камер-юнкер заслонил поэта». Изучение дела и сопоставление приговора по делу с действовашим тогда законодательством позволяет решительно отказаться от этой устойчивой версии, которая, на наш взгляд, не возвышала поэта и память о нем, а наоборот, принижала его общественное значение в глазах современников. Во-первых, насчет того, что будто бы «камер-юнкер заслонил поэта». Для судей и военачальников всех рангов, прикосновенных к процессу, Пушкин был камергером( они и не предполагали, что поэт всего лишь камер-юнкер), камер-юнкером он был для царя и его окружения. Во-вторых, судьи и военачальники вынесли Дантесу суровый по тем временам приговор, по своей строгости значительно превышающий судебную практику по делам о дуэлях того времени, и лишь царь свел это наказание к чуть ли не символическому.

Изучение материалов военно-судного дела позволяет уточнить и роль ближайшего царского окружения (Бенкендорфа, Нессельроде, Чернышова) в организации этого процесса, влиянии на его ход, увидеть новые грани их действительного отношения к поэту. Однако, по мнению автора, главное значение материалов этого дела заключается в том, что они, с одной стороны, высвечивают некоторые(пусть даже известные)обстоятельства роковой дуэли, а с другой – через суконно-концелярские обороты процессуальных документов помогают уловить детали той нравственной атмосферы, в которой находился в то время поэт.

В книге рассматриваются материалы следствия и суда по делу о последней и трагической дуэли Пушкина, не подвергавшиеся еще специальному исследованию ни литературоведа, ни юриста.

Особое место занимают в работе вопросы тайного и гласного надзора за поэтом со стороны полиции и жандармерии.

Для широкого круга читателей.