390 лет вечному образу Дона Жуана

Тема любви вечна как мир. На ее основе создалась практически вся мировая литература, которая в свою очередь породила множество героев-любовников. Один из таких героев, кто удостоился особого внимания, является Дон Жуан. К 390-летию создания образа Дона Жуана НБ ВолГУ представляет издания из знаменитых серий Библиотека Всемирной Литературы и Библиотека Великих Писателей.

Испанский театр / Лопе де Вега, Тирсо де Молина, Педро Кальдерон, Агустин Морето, Хуан Руис де Аларкон ; пер. с исп. М. Донского и др.; сост., вступ. ст. Н. Томашевского. – М. : Худож. лит., 1969. – 822 с. : ил. – (Библиотека всемирной литературы. Сер. 1 ; Т. 39).

Шифр: ББК   84(4Ис) И 88
Инвентарный номер: Кф5230; С5687; С87321; С257917-х/аб

 

Мольер, Ж. Б. Комедии / Мольер ; [ред. пер. И. А. Евсы ; пер. с фр. В. В. Гиппиуса [и др.] ; предисл. В. Веселовского]. – Москва : Эксмо, 2007. – 608 с., [1] л. портр., [22] л. цв. ил. : ил. – (Библиотека великих писателей). – ISBN 5-699-20227-7.

Шифр: ББК   84(4Фра) М 76
Инвентарный номер: У35955-х/аб

Содержание: Школа мужей/ Ж. Б. Мольер, пер. В. Гиппиуса, Школа жен/ Ж. Б. Мольер, пер. В. Гиппиуса, Дон Жуан/ Ж. Б. Мольер, пер. В. Лихачева, Мизантроп/ Ж. Б. Мольер, пер. Н. Холодковского, Скупой/ Ж. Б. Мольер, пер. В. Лихачева, Тартюф/ Ж. Б. Мольер, пер. В. Лихачева, Мещанин во дворянстве/ Ж. Б. Мольер, пер. В. Лихачева, Мнимый больной/ Ж. Б. Мольер, пер. Н. Минского.

 

Кем же был Дон Жуан или Дон Хуан? Тип этого повесы слагался издавна: в народной индоевропейской повести в лице Ивана Бесстрашного, в древнегреческой легенде о статуе Митиса, но окончательно этот образ сформировался у романских народностей.

Рыцарские сказания и средневековая народная поэзия выдвигают целый ряд различных лиц, также безумно отважных и безнравственных. Это такие герои, как Обри Бургундец, Роберт Дьявол, сказание о котором более других сходится с главными чертами легенды о доне Хуане, и др.

С течением времени тип героя обольстителя изменяется, по мере смягчения нравов; резкие черты характера, грубость приёмов предшественников Дон Жуана постепенно заменяются более привлекательными качествами, и наконец, герой севильской легенды облекается в обаятельную форму, ставшую причиной его популярности.

Дон Жуан у Мольера – беспечный безбожник. Он смеется над браком, над религией, над законом и старается доказать их бессилие. Мольер придал герою все свойства придворного дворянина эпохи Людовика XIV.

После Мольера на тему похождений Дон Жуана в XVII веке писали: французский драматург Тома Корнель («Каменный гость» в стихотворной переработке) и английский драматург Томас Шедвелл.

XVIII  век – эпоха разума, по словам Гёте. Дон Жуану уделялось мало внимания. Лишь в Германии шли переделки легенды на народных сценах. В них слуга Дон Жуана часто играл большую роль, чем он сам.

В 1734 г. в Венеции драматург Карло Гольдони поставил пьесу «Джованни Тенорио».

В сатирической поэме «Дон Жуан» Байрона (1818-1823 гг.) развёртывается длинная цепь  любовных похождений героя.  Байроновский «Дон Жуан» ничего общего с севильской легендой не имеет, хотя в характерах обоих героев есть некоторые родственные черты.

«Мой ветреный герой, как все герои,
Был знатен, юн, любовь вселял в сердцах, -
Понятно, что не мог он быть в покое оставлен»…

Герой Байрона – не испанский идальго, не романтический герой. Он лишь баловень судьбы, образец беспутного отношения к жизни.

Французский писатель Проспер Мериме в своей новелле «Души чистилища» (1834 г.), ссылаясь на множественность легенд о доне Хуане, изложил свою версию его судьбы. Её суть — в раскаянии. Его Дон Хуан де Маранья, в разгар своей бурной и грешной жизни переживает мистический эпизод собственных похорон и осознаёт всю тяжесть своих преступлений, после чего уходит в монастырь, где пытается замолить грехи. Перед смертью он просит похоронить его на пороге церкви, чтобы каждый входящий попирал его ногами, с надписью: «Здесь покоится худший из людей, когда-либо живший на свете».

 

В 1830 г. появилась пьеса А. С. Пушкина «Каменный гость». Когда Пушкин писал свою пьесу, ему не были известны разработки Дон Жуана как искателя идеала в любви. Он знал героя у Мольера и Моцарта. Дон Жуан у Пушкина – это личность, напоминающая сентиментального ухаживателя. Он облагороженный почитатель любви, искатель в ней радости и утех. Жуан не грубый искатель чувственных наслаждений, и он далек от своих предков – безбожных обольстителей.

А. С. Даргомыжский, впечатлённый пьесой А. С. Пушкина «Каменный гость», на её основе начал писать одноимённую оперу. После смерти композитора оперу завершили его друзья, Цезарь Кюи и Николай Римский-Корсаков.

Из всех вариаций типов Дон Жуана, Алексей Константинович Толстой создал единый мировой образ героя. В своей драматической поэме «Дон Жуан» (1862 г.) он пытался сделать примиряющую попытку, указав, что грехи Жуана – продукт не только порочности, но и избытка духовных сил.

 

 

 

Главный герой в заключение оценивает себя:

«…Я мнил восстать как ангел-истребитель,
Войну хотел я жизни объявить —
И вместе с ложью то, что было чисто,
Светло как день, как истина правдиво,
В безумии ногами я попрал!
Чем кончу я?
Искать любви мне боле невозможно,
А жизни мстить я право потерял.
Убить себя? То было бы легко:
Несостоятельные должники
Выходят часто так из затрудненья;
Но этим долга выплатить нельзя —
Я должен жить. Я умереть не смею!
Я должен жить. И жаль, что слишком скоро
Меня избавит смерть от этой муки…».

«Мы в нем узнаем бессмертие и силу духа, присущие герою Мольера, неотразимую обаятельность и искренность чувства Пушкинского Жуана, христианское смирение и аскетическую стойкость монаха Жуана де Маранья, неутомимую жажду идеала, угаданную в нем Гофманом, разочарованность Байроновских героев, отвагу, ловкость, опытность и искусство в бою испанского идальго времен Тирсо де Молины», – так писала Маргарита Саломон в 1907 г.

Драма при жизни автора ни разу не была поставлена в театре, её не пропустила цензура. Позже, к этому произведению чешским и русским композитором Эдуардом Направником была написана музыка.

К образу Дон Жуана в XX веке обращались советские писатели и драматурги: Сергей Рафалович («Отвергнутый Дон-Жуан»), Н. С. Гумилёв  («Дон Жуан в Египте» 1911–1912 гг.), Александр Блок («Шаги командора»  1910–1912 гг), Марина Цветаева («Дон Жуан» 1917 г.), Давид Самойлов («Конец Дон-Жуана» 1938 г.), Самуил Алёшин («Тогда в Севилье» 1948 г.), Леонид Жуховицкий («Последняя женщина сеньора Хуана»), Александр Иволгин («Рукопись Джуанело Турриано» 1972 г.), Э. С. Радзинский («Продолжение Дон Жуана»1979 г.), В. В. Казаков («Дон Жуан» 1983 г.) и многие другие.

Образ Дон Жуана  – этого рыцаря любви в мировой литературе вечен. Существует и родословная таблица этой легенды:

Дон Жуан – любимец писателей, поэтов и музыкантов всех народов и эпох.

Но, кто бы ни изображал в своих произведениях Дон Жуана, всегда имеется одно общее миросозерцание, которое объединяет их героев в одну группу. Жизнь для всех типов – это арена, на которой они ведут борьбу за свое эгоистическое существование, полное наслаждений. И эта борьба продолжается до конца их жизни.

Душа Дон Жуана многогранна, и под творческим светочем художника она играет переливающимися мимолетными и многоцветными преломлениями.

С образом литературного героя Дон Жуана, созданным Тирсо де Молина, Мольером, Гофманом, Брохом, Пушкиным, Толстым и другими писателями.