Научно-популярная серия РФФИ (01.11.2021)

Продолжаем знакомить читателей с книгами, выпущенными при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) для широкого круга читателей, увлекающихся научной и научно-популярной литературой.

 

Мохов, А. С. “Пусть другие рассказывают о выгоде и роскоши, что приносит война” : Византийская полемологическая традиция X-XI веков : монография / А. С. Мохов, К. Р. Капсалыкова ; Урал. федер. ун-т им. первого президента России Б. Н. Ельцина. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2019. – 298 с.
Шифр: ББК   63.3(0)4-9 М 86
Местонахождение-к/х

Аннотация

В монографии обобщены результаты исследований, посвященных византийской полемологической традиции X–XI вв. Авторами разработана эмпирически обоснованная оригинальная научная концепция системы представлений об армии, воинской службе и войне, присущих византийскому обществу в период правления Македонской династии. В исследовании рассматриваются организационная структура императорской армии, военная реформа второй половины X в., военная политика императоров XI в. Значительное внимание уделено повседневной жизни византийской армии, восприятию войны различными группами византийского общества, а также образам военачальников в исторической литературе Византии X–XII вв.

 

Введение

На протяжении всей тысячелетней истории Византия вела непрерывные войны. Обычно данный военно-политический феномен объясняется двумя причинами. С одной стороны, империя проводила агрессивную внешнюю политику. Руководствуясь доктриной ойкуменизма, византийские императоры столетиями стремились восстановить контроль над территориями, которые когда-либо входили в состав Римской империи. С другой стороны, на Византию неоднократно обрушивались волны нашествий «варварских» народов: германцев, персов, славян, арабов, турок и пр. В те непродолжительные периоды времени, когда империя не вела широкомасштабных боевых действий, происходили малые пограничные войны. По сути, значительную часть своей истории Византия была окружена тлеющими очагами локальных конфликтов. Периодически они вспыхивали, но быстро угасали вновь, унося тысячи человеческих жизней по обе стороны границы.

Византия унаследовала от античной цивилизации колоссальный военный опыт, аккумулированный в военно-теоретических сочинениях и наставлениях по тактике. Важнейшее достижение византийского военного искусства X–XI вв. состояло в творческом осмыслении и существенном дополнении античной полемологической традиции, значительном развитии военных технологий и фортификации. Вне всякого сомнения, в X–XI вв. Византия являлась единственным европейским государством, имевшим четко сформулированную военно-политическую доктрину. В отличие от военачальников сопредельных государств, византийские полководцы применяли в ходе боевых действий не только примитивные тактические приемы, но и стратегические установки: это война на истощение ресурсов противника, война за контроль над важнейшими коммуникациями, ведение комбинированных военных действий сухопутных армий и военно-морского флота. Государства Западной Европы смогли достичь подобного уровня развития военной науки только в XIV–XV вв. Именно в это время на Западе значительное распространение получили византийские полемологические сочинения, из которых военные теоретики и полководцы заимствовали многие рекомендации в сфере военно-государственного строительства.

Помимо военной стратегии и тактики, Византия унаследовала от поздней Римской империи эффективную, но чрезвычайно сложную военно-административную систему, для поддержания которой в дееспособном состоянии требовались огромные финансовые и материальные ресурсы. Варварские вторжения сыграли роль мощного дестабилизирующего фактора, под воздействием которого началась постепенная трансформация римско-византийской военной системы. В результате в VI–VII вв. организационная структура императорской армии значительно упростилась. Неэффективные и чрезмерно затратные компоненты военной системы были ликвидированы, что позволило направить необходимые ресурсы на сохранение наиболее боеспособной части регулярных войск. Одновременно с этим произошло формирование крупных иррегулярных воинских контингентов, что являлось существенным отступлением от позднеантичных военных традиций. Тем не менее, именно отказ от традиционного регулярного способа комплектования армии и его замена на военную повинность для части населения позволили Византии избежать внешнеполитического разгрома.

Трансформация римско-византийских военных структур завершилась к середине VIII в. Новая военно-административная система Византийской империи, получившая в историографии название фемной системы, представляла собой сложную организационную структуру не имевшую аналогов в других европейских странах. Византийская армия периода «фемного строя», как и любая другая сложная организационная система, включала в свой состав большое число структурных компонентов. Меньшая их часть сохранилась от старой позднеантичной системы военной организации. Большая часть воинских формирований создавалась заново и не имела аналогов в предыдущую историческую эпоху.

 

Артамонов, В. А. Турецко-русская война, 1710-1713 / В. А. Артамонов ; Ин-т рос. истории РАН. – Москва : Кучково поле, 2019. – 445 с.
Шифр: ББК 63.3(2)511-68 А 86
Местонахождение-к/х

Аннотация

Предлагаем вниманию читателей книгу кандидата исторических наук В. А. Артамонова «Турецко-русская война 1710- 1713 гг.». Эту новую работу Владимира Алексеевича можно рассматривать как продолжение его замечательного цикла книг о становлении России в Новом времени как Империи мирового масштаба.

 

Введение

Османская империя после поражения под Веной в 1683 г., все еще оставалась мировой евразийско-африканской державой. Россия после победы под Полтавой превратилась в гегемона Северной и Восточной Европы и прямую угрозу для Османской империи, которая решила вывести из-под контроля России бессильную Речь Посполитую и отвоевать Азов, что стало основной причиной войны 1710–1713 гг.

В результате Россия была отрезана от южного моря, были потеряны Азов, Таганрог и часть влияния в Молдавии, Валахии, Черногории, Герцеговине, Сербии, Западной Черкесии и Кабарде. Война с Турцией продлила Северную войну на несколько лет. Тем не менее, походы Петра I к Дунаю, Крыму и Кавказу стали этапом русской политики в «восточном вопросе» и предвестием османских неудач в войнах XVIII — первой четверти XIX вв.

Военное развертывание изначально кочевого Османского государства опередило русское. При этом геополитическое положение османов, сражавшихся одновремененно в кольце фронтов на разных направлениях, было более сложным, чем Российского царства. Большим успехом России в Средневековье была ликвидация Казанского, Астраханского и Сибирского ханств. Военная сила османов раздавила более полутора десятков княжеств, султанатов, королевств, царств и империй. Османская мощь стимулировалась византийским, арабским и славянским наследием трёх континентов. Султаны считали себя халифами и управителями всех мусульман мира, но турки были всего лишь одним из 72 народов империи и меньшинством среди остальных этносов. Христиане составляли три четверти населения европейской части этой империи и две трети в Константинополе. Земледельческая же Россия с трудом могла мобилизовать скудные ресурсы угрофинских племён и военный опыт степняков. Воинственность кочевых и горнопастушеских племён Османской державы удачно была дополнена могучей артиллерией и появившейся в 1326 г. отборной янычарской пехотой, умевшей брать крепости.

Османская империя за XV–XVI вв. запасла огромную прочность, хватившую ей на несколько столетий. С 1460‐х и до 1560‐х гг. османы в Европе считались «бичом Божиим», они могли без союзников и, по сути, без дипломатической подготовки вести одновременно войны на трёх континентах.

Со второй половины XVI в. боеспособность янычар и конного феодального ополчения (сипахов) стала падать. Как и прежде, войска отличались «жестокостью и свирепостью», но железная дисциплина таяла. С конца XVI в. янычарам разрешили обзаводиться семьями; с 1582 г. в корпус стали направлять своих детей мусульмане. Военные должности начали продаваться. Служба оказалась наследственной привилегией; с 1651 г. в корпус поступали только дети янычар. Янычарская вольница, имевшая своих судей и имущество, не подлежащее конфискации, могла смещать своих начальников и султанов. Жизнь вне казарм с семьями, случаи задержки жалованья, занятие торговлей и ремеслом разлагали «янычарское братство». Офицеры и рядовые игнорировали учения и военное искусство. На маршах огромная масса людей с обозами не соблюдала дисциплины и интервалов. Поражение в войне, начатой в 1683 г., было закономерным, а Карловицкий мир 1699 г., по которому Габсбурги отвоевали Венгрию и Трансильванию, а Польша Подолье, был первым разделом Османской империи.

 

 

Порох, золото и сталь : Военно-техническое сотрудничество в годы Первой мировой войны : коллективная монография / [А. А. Малыгина [и др.]] ; науч. ред. А. Ю. Павлов ; Рус. христиан. гуманит. акад., СПб. гос. ун-т. – Санкт-Петербург : Изд-во Рус. христиан. гуманит. акад., 2017. – 528 с.
Шифр: ББК 68.35(0)5 П 59
Местонахождение-к/х

Аннотация

Первая мировая война ознаменовалась беспрецедентной по масштабу и интенсивности активностью воюющих держав в области военно-технического сотрудничества. Авторы коллективной монографии, изучая наиболее показательные примеры, демонстрируют, насколько сложным и разноплановым было военно-техническое сотрудничество в период Великой войны. Авторы вводят в научный оборот ранее не публиковавшиеся источники из российских и зарубежных архивов и анализируют опыт военно-технического сотрудничества держав в рамках обеих противостоявших друг другу коалиций. Особое внимание уделено опыту военно-технического сотрудничества России с союзниками по Антанте. Различные сюжеты, описанные в издании, наглядно демонстрируют, насколько тесно в годы Первой мировой войны переплетались политические, экономические, стратегические, технологические и логистические аспекты военно-технического сотрудничества.

 

Введение

Согласно современному российскому законодательству, военно-техническое сотрудничество (ВТС) — это «деятельность в области международных отношений, связанная с вывозом и ввозом, в том числе с поставкой или закупкой, продукции военного назначения, а также с разработкой и производством продукции военного назначения». В период Первой мировой войны этот термин еще не существовал, однако виды деятельности, которые он определяет, получили широчайшее распространение. Первая мировая была войной коалиций, в которые входили государства с различным уровнем развития экономики и военной промышленности. Военные успехи и неудачи одного из членов коалиции отражались на всех ее участниках, что заставляло правительства воюющих держав уделять особое внимание состоянию армий союзных государств и распределению имеющихся ресурсов в соответствии с необходимостью. ВТС стало одним из важнейших элементов межсоюзнического взаимодействия. Все это определяет необходимость всестороннего изучения проблем ВТС в период Первой мировой войны и, к тому же, позволяет использовать достаточно емкий современный термин «военно-техническое сотрудничество» при изучении событий столетней давности.

Военно-техническое сотрудничество имеет множество аспектов — от научно-технического до стратегического. К началу Первой мировой войны в мире уже сложилась обширная сеть контактов, в которых эти аспекты так или иначе проявлялись. Спрос на новые вооружения постоянно рос, далеко не все государства могли удовлетворить его за счет внутреннего производства, и различные заграничные компании готовы были оказать государствам содействие за соответствующее вознаграждение. Рынок вооружений и военных технологий постоянно расширялся, иностранные образцы все чаще поступали на вооружение армий разных стран, однако ВТС не сводилось лишь к отношениям коммерческого характера. Наличие союзных отношений также играло серьезную роль. Общие причины потребности в развитии ВТС, а также особенности этого вида международных отношений в предвоенный период представлены во вводной главе А. А. Малыгиной.

Восприятие военно-технического сотрудничества в период Первой мировой войны нередко сводилось к достаточно простой схеме: государства, обладавшие более развитой военной промышленностью, помогали своим менее экономически развитым союзникам, которые вынуждены были искать источники получения необходимых материалов еще и в ней-тральных странах. Пристальное изучение ВТС, однако, демонстрирует, что такая простая схема работала далеко не всегда. В настоящем издании представлены самые разные примеры, в полной мере демонстрирующие, насколько сложным и многоплановым явлением было ВТС в годы войны.

Первая мировая война стала первым масштабным конфликтом, в ходе которого государства вынуждены были проводить действительно всеобщую мобилизацию, и это касалось не только призванных в армии солдат. Способность правительств организовать масштабную мобилизацию всех разнообразных материальных ресурсов стала фактором успеха или неудачи, значение которого трудно переоценить. Не меньшее значение получила способность эффективно использовать эти ресурсы, причем не только самостоятельно. Необходимость совместного решения проблемы их рационального распределения быстро стала очевидной. Даже государства, обладавшие развитой военной промышленностью и способные обеспечивать собственные вооруженные силы в основном самостоятельно, также почувствовали потребность развивать военно-техническое сотрудничество.

 

Латыпова, Н. С. Гражданская война (1861-1865 гг.) и ее влияние на формирование государственно-правовой системы США : монография / Н. С. Латыпова. – Москва : Наука, 2019. – 215 с.
Шифр: ББК 63.3(7Сое)52 Л 27
Местонахождение-к/х

Аннотация

В книге впервые на монографическом уровне проанализировано развитие государственно-правовой системы США в период Гражданской войны и Реконструкции на основе американской историко-правовой литературы и не исследованных ранее правовых источников. Автором предложены концептуально новые подходы к рассмотрению юридической сущности войны, а также ее влияния на формирование государственно-правовой системы США в конце XIX в. и юридического статуса афроамериканцев после ее окончания; выявлены основные тенденции развития американского дуалистического федерализма, дана характеристика основных концепций государственного устройства, составляющих основу противостояния северных и южных штатов. Для юристов, историков, политологов и всех интересующихся эволюцией государственного устройства и правовой системы США.

 

Введение

В истории Соединенных Штатов Америки не было события более трагичного, чем Гражданская война 1861—1865 гг., разделившая некогда единую страну на две части. Ценой больших потерь удалось сохранить единство США и ликвидировать рабовладение. Существенные изменения претерпели политическое устройство и система основных прав и свобод. Последующий промышленный подъем к началу XX в. сделал Америку одной из наиболее экономически развитых стран мира.

В традиционной исторической трактовке причин, вызвавших «неотвратимый конфликт» Севера и Юга, всегда доминировали социально-экономические и политические факторы, такие как рабство, западные земли, или борьба за власть, что совершенно право¬мерно, но недостаточно для их объяснения.

Актуальность исследования обусловлена особым интересом к Гражданской войне как в самих Соединенных Штатах, так и в России. В 2015 г. в США масштабно отмечалось 150-летие окончания войны, в связи с чем в Америке вышло множество публикаций и научных трудов, которые явились попыткой переосмысления причин войны, ее значения и роли участников.

Нельзя не отметить существенную роль Гражданской войны и ее последствий в процессе становления современной политико-правовой системы Соединенных Штатов. Она на многие десятилетия предопределила расстановку политических сил в США, стала одним из этапов формирования дуалистического федерализма.

Еще большую научную значимость заявленная проблема приобретает в связи с усиливающимися тенденциями сепаратизма во многих странах мира и возникающими вследствие этого противоречиями относительно возможности части отдельно взятого государства самостоятельно принимать решение о выходе из его состава. В пользу актуальности рассматриваемой темы говорят и сегодняшние политические события на Украине: ведь, как отмечает С. Городников, война между Севером и Югом имела ту же причину, что и нынешние украинские события. При этом Соединенные Штаты Америки, как одно из крупнейших и влиятельных государств на международной политической арене, как правило, занимают про¬тиворечивую позицию на данный счет.

В связи со сказанным представляется чрезвычайно важным изучение опыта построения федерации самими Соединенными Шттами, прошедшими путь от слабой договорной конфедерации, через войну за право на отделение до прочной и стабильной федерации. Этот опыт представляется особо ценным и позитивным, так как его историко-правовое исследование может оказать существенную помощь в выявлении причин возникновения федерально-региональных конфликтов в мире и нахождении политико-правовых средств их урегулирования.

Причинам и последствиям Гражданской войны в США посвящено множество научных работ как отечественных, так и зарубежных авторов. Следует отметить, что, несмотря на значительный объем публикаций по данной теме, в большинстве из них рассматриваются исключительно исторические аспекты: детерминанты войны, причины поражения южных штатов, роль афроамериканцев и женщин в военном конфликте и другие. Вопросы же, касающиеся изменений правовой системы США, а также эволюции американского федерализма в период войны проанализированы, на наш взгляд, недостаточно полно, как правило, лишь в рамках исследования более общих вопросов.

 

Дмитриева, З. В. Налоги и войны в России XVI-XVIII вв. : монография / З. В. Дмитриева, С. А. Козлов ; подгот. док. в прил.: Н. В. Башнин [и др.]. – Санкт-Петербург : Историческая иллюстрация, 2020. – 567c.
Шифр: ББК 63.3(2) Д 53
Местонахождение-к/х

Аннотация

В монографии рассматривается история российского налогообложения XVI–XVIII вв. в контексте проблемы «налоги — войны».

Показана степень влияния геополитических факторов на изменение налоговых форм и фискальных приоритетов Российского государства; роль общины в формировании системы налогообложения; определена доля военных расходов в государственном бюджете России и европейских стран; а также рассмотрена российская налоговая система в рамках концепции военно-фискального государства раннего Нового времени.

В Приложении публикуются документы XVII — начала XVIII в. по истории налогообложения Российского государства в условиях военного времени.

Книга рассчитана на специалистов-историков и всех интересующихся экономической и военной историей России.

 

Вместо заключения

Налоговая система российского государства 16-18вв. в контексте концепции военно-фискального государства раннего нового времени. Компаративное изучение.

Бинарная структура «налоги — войны» получает свое логическое завершение в рамках концепции военно-фискального происхождения государства раннего Нового времени. Впервые она была выдвинута в 1975 г. американским социологом Ч. Тилли, считавшим, что «война создала государство». Ученый утверждал, что функционирование боеспособной армии способствовало фундаментальным процессам формирования государства: территориальному объединению, централизации, дифференциации инструментов управления и монополизации средств принуждения1. В изданном в 1990 г. исследовании Ч. Тилли применил военно-фискальный подход к тысячелетней истории Европы. Основной тезис заключался в следующем: европейские государства сформировались под воздействием военно¬административного принуждения (прежде всего изъятия налогов) и капиталистического финансирования (в виде постоянно возрастаю¬щего государственного долга частным олигархиям).

Как отмечал Ч. Тилли, в течение всего тысячелетия война была главным занятием европейских государств. Эта реальность отражалась в государственных бюджетах, налогах и долгах. По мере того как война приумножала государственные расходы по всему континенту, европейские государства начинают регулировать и увеличивать бюджеты, налоги, а также долги. Будущие доходы государства выступали как обеспечение долгосрочного долга. Ч. Тилли убежден, что война была сильным двигателем в жизни государства, но все-таки его не истощала. Напротив, правители обращались к некоторым видам деятельности сначала как к побочному продукту войны, затем эта деятельность и возникавшие организации развивались самостоятельно. Таковы были суды, казначейства, системы налогообложения, региональные администрации, общественные собрания и многое другое.