В. О. Ключевский: 180 лет со дня рождения

Уважаемые читатели! С 29 декабря в НБ ВолГУ (корпус «М» второй этаж) будет экспонироваться выставка, посвященная 180-летию со дня рождения крупнейшего русского историка Василия Осиповича Ключевского. Предлагаем Вашему вниманию некоторые из 26 книг, представленных на выставке.

“История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков”
Ключевский В.О.

 

Нечкина, М. В. Василий Осипович Ключевский : история жизни и творчества / АН СССР ; Отделение истории . – М. : Наука, 1974. – 670 с., 1л. портр.

«Русская историческая наука, посвященная отечественной истории, прошла длинный путь -трудный, сложный, полный противоречий… В настоящей книге читателю предлагается опыт истории жизни и творчества В.О.Ключевского.

История данной работы такова. Изучением темы я начала еще в 1921г. в Казанском университете- она вошла в состав моей, по теперешнему «аспирантской» программы. Позже была поставлена цель монографического изучения Ключевского. Законченную рукопись моей первой монографии я привезла в 1924г. в Москву, она рассматривалась в институте Красной профессуры на историографическом семинаре М.Н.Покровского (который сам был в свое время учеником Ключевского) и в РАНИОН е, где в обсуждении ее приняли участие ученики Ключевского (М.М.Богословский, В.И.Пичета, Ю.В.Готье, М.К.Любавский и др.). Часть работы была опубликована в 1930 г. в вышедшем под редакцией М.Н.Покровского двухтомнике «Русская историческая литература в классовом освещении».

Моя работа была тогда построена в плане проблемного анализа социологической концепции Ключевского, взятой преимущественно статически. Это не удовлетворяло меня. Хотелось дать историю жизни и творчества Ключевского, показать процесс формирования и развития его понимания истории России. Но осуществлению этого плана мешало в те годы отсутствие архивных материалов из фонда Ключевского, еще не поступившего на государственное хранение. Исподволь я непрерывно собирала материалы о Ключевском, рассказы его учеников и близких знакомых; существенные данные были получены мною от сына Ключевского Бориса Васильевича в многочасовой беседе об отце. Собирая свидетельства об историке, я получила возможность изучения неопубликованных документов. Работа писалась заново.

“Когда в советские архивы поступили после смерти сына Ключевского архивные материалы ,я смогла вернуться к теме и завершить задуманную новую работу. Моя задача была раскрыть основные черты сложной и драматической истории жизни и творчества крупнейшего буржуазного историка предреволюционной России, наметить его место в истории исторической науки… ”
М.Нечкина

 

 

Киреева, Р. А. В. О. Ключевский как историк русской исторической науки / АН СССР Ин-т истории; отв. ред. М. В. Нечкина. – М. : Наука, 1966. – 230 с.

 

Работа посвящена историографическим трудам крупнейшего русского дореволюционного историка-Василия Осиповича Ключевского. В то время тема «В.О. Ключевский как историк» представляется всем бесспорной по значению и более или менее изучена, другая, менее затронутая изучением тема «В.О.Ключевский как историк исторической науки» представляется, может быть, некоторым «само собой разумеющейся». Не все знают, что Ключевский был историком общеисторического процесса, но и исторической науки.

 

Шаханов, А. Н. Русская историческая наука второй половины XIX – начала XX века : Московский и Петербургский университеты / ИРИ. – М.: Наука, 2003. – 420 с.

“В движении науки есть такие же законы, как в движении жизни: если в науке останется нерешенным какой-либо существенный вопрос, то это отзовется невыгодным образом на исследовании учреждений, по-видимому, совсем далеких от него…”
М.Ф. Владимировский-Буданов

Монография посвящена деятельности кафедр русской истории Московского и Петербургского университетов во второй половине XIX- начале XX в. Проблема смены поколений в науке решена автором на основе сравнительного анализа творчества и личных отношений современников «великих реформ» (С.М.Соловьев), «семидесятников» (К.Н.Бестужев-Рюмин, В.О.Ключевский, С.Ф.Платонов) и ученых рубежа XIX-XX вв. (П.Н.Милюков, М.К.Любавский, А.С.Лаппо-Данилевский, А.Е.Пресняков и др.). Итогом рассмотрения этих проблем стали периодизация отечественного исторического процесса, определение места исследователей в рамках господствовавших в науке того времени направлений, течений и школ.

Для историков и широкого круга читателей.

 

 

Гулыга, А. В Искусство истории / Арсений Гулыга. – Москва : Современник, 1980. – 288 с.

Цель данной книги – пробудить интерес и любовь к истории вообще и к родной истории в особенности, напомнить о нравственной и художественной стороне дела. Ибо у нас в значительной степени утеряна традиция живого, увлекательного исторического описания. Мы подчас забываем о воспитательной и эстетической функции истории. На историю перестали смотреть как на жанр словесности. Нужно ли возродить этот забытый жанр? Как вплетается в историческую науку художественная ткань? Какую роль в освоении прошлого играет искусство?

 

Над этими и аналогичными вопросами автор предлагает поразмыслить. Каждая глава сопровождается экскурсом в живую жизнь исторического сознания – память народа и отдельного человека, источники, историографию, искусство слова. Одна из глав книги посвящена В. О. Ключевскому.

 

 

 

 

 

Смирнов, А. Ф. Верные сыны России: историко-литературные портреты. – М.: Современник, 1986. – 288 с.

«Высшая задача таланта – своим произведением дать людям понять смысл и цену жизни»
В.О.Ключевский

В жизни ученого, как-то отметил В.О.Ключевский, главные биографические факты – это его книги. Полностью соглашаюсь с метким определением призванного мастера афоризмов, добавим, что весьма часто общая направленность творчества определяется впечатлениями отроческих и юношеских лет. По отношению к В.О.Ключевскому это, несомненно, обстоит так. Пережитое и увиденное им в молодости во многом определило общую демократическую направленность его творчества, антидворянские выпады в лекционных курсах, принесших славу и признательность студенческой молодежи.

Василий Осипович Ключевский родился 16 января 1841 года. Его предки, отец и мать принадлежали к бедному сельскому духовенству. Детские годы знаменитого историка прошли в сельской местности среди крестьян, и он воочию наблюдал тяжкий труд земледельца, труженика и страдальца земли русской. Десяти лет, осенью 1850 года потерял отца; осиротевшая семья перебралась в Пензу, где вдове с тремя малыми детьми едва удавалось сводить концы с концами. В жизни их, по позднейшему признанию сестры историка, все было худостно, нищенско, сиротинско.

Десятилетним мальчиком Ключевский поступил в Пензенское духовное приходское училище на «казенный кошт». Он был принят сразу во второй класс, ибо на вступительных экзаменах обнаружилось, что мальчик умеет уже писать порядочно, читать правильно и быстро, твердо знает краткую священную историю и катехизис и имеет к тому же начальную музыкальную подготовку. Отцу, его книгам, он, во всяком случае, обязан рано пробужденным интересом к истории. Девятилетний мальчик увлекся литературно-историческими, библейскими сюжетами, книгами, рассчитанными на взрослых читателей!

В сентябре 1852 года Ключевский был переведен в Пензенское уездное училище, где пробыл полных четыре учебных года – до лета 1856 года, когда, «совершив полный учебный курс» поступил в Пензенскую духовную семинарию, где пробыл более четырех лет. Здесь, помимо богословия и священной истории, он изучал древние и новые языки, круг наук естественных и гуманитарных, в том числе гражданскую историю – всеобщую и русскую.

Семинарист Ключевский не только проштудировал труды первых отечественных историков – Татищева и Карамзина, он отыскал дорогу к новейшей исторической литературе. Уже тогда полюбился ему Соловьев, ставший несколько позже его горячо любимым учителем.

Вскоре Ключевский стал первым среди сверстников. Блестящие успехи Ключевского тем более поразительны, что уже на втором курсе семинарии он начал систематически давать уроки, не только полностью обеспечивая себя, но и помогая семье.

Годы пребывания в семинарии стали исходным пунктом формирования Ключевского как историка. Увлечение историей в обстановке быстро нарастающего демократического подъема приводит молодого Ключевского к решению порвать с семейной традицией и вместо уготованной ему сутаны священника предпочесть научно-преподавательскую работу. 26 июля 1861 года он подал заявление о приеме на историко-филологическое отделение Московского университета . Успешно выдержав вступительные экзамены (по 16 дисциплинам), был зачислен в число «своекоштных» студентов.

Студент Ключевский много работает над историческими первоисточниками, изучает летописи, «Слово о полку Игореве», которое чрезвычайно высоко ценит, называя его единственным несравненным эпическим произведением Древней Руси.

Были еще московские театры, игравшую всю большую роль в духовной жизни столицы. Многое дала Ключевскому и музыкальная Москва. Он хорошо знал репертуар Большого театра, посещал концерты.

Со второго курса, после специальных экзаменов, блестяще выдержанных, Ключевский стал стипендиатом университета. Но основные средства на жизнь добывал репетиторством, давая уроки детям известной семьи Морозовых, а также в домах некоторых дворянских фамилий (Волконских, Милютиных и других)

В университете он слушает лекции любимых профессоров Соловьева, Буслаева, внимательно следит за научными и литературными новинками. Под влиянием статьей Н.Г.Чернышевского, его полемики с профессором Юркевичем, лекции которого Ключевский посещал, он в подлиннике читает «Сущность христианства» Л.Фейербаха.

Огромное впечатление произвел на Ключевского выстрел Д.Каракозова, которого он лично знал: «Мне знаком он, эта жалкая жертва; мы все хорошо знаем, вдоволь насмотрелись на этих бледных мучеников собственного бессилия». Политический террор как метод борьбы был для Ключевского совершенно неприемлем. С другой стороны, еще большее его возмущение вызвали сторонники царизма, устраивавшие псевдопатриотические шествия по случаю «чудесного спасения” Александра II. Они, по словам Ключевского, «безумствуют перед великими фигурами Минина и Пожарского… и орут во весь голос «Боже, царя храни!». Мне же хочется с горькими сдавленными слезами пропеть: «Боже, храни бедный народ, бедную Россию!»

25 июня 1865 года Ключевский получил первую ученую степень «кандидата по историко-философскому факультету». Эта учена степень присваивалась тогда без защиты лучшим студентам по представлении письменной работы. Ключевский представил выполненную им работу на тему: «Сказание иностранцев о Московском государстве», получившую самую высокую оценку и тогда же рекомендованную к изданию.

8 июня 1871 года Ключевский защитил магистерскую диссертацию. Оппонентами на диспуте Ключевского были назначены профессор С.М.Соловьев (ректор университета) и профессор Н.А.Попов (декан факультета). Тогдашние магистерские и докторские диспуты значительно отличались от ныне практикуемых защит диссертаций. Письменных предварительных отзывов не было, и значит, защищайся, не зная, что скажут оппоненты. Магистр Ключевский получил доступ к чтению лекций и был избран советом Московской духовной академии на должность приват-доцента. Он проработал в этой академии без перерыва 36 лет, вплоть до 1907года.

Весной 1872 года Ключевский был избран доцентом духовой академии «по классу русской гражданской истории» вскоре Соловьев передает ему кафедру истории в Александровском военном училище, а с осени того же года взял на себя чтение лекций на Московских высших женских курсах. Были еще публичные лекции и общественные события, за которыми историк с жадностью следил, и работа в обществе любителей российской истории и древностей при Московском университете, которое ему вскоре пришлось возглавить. Читая курсы в трех (а позже даже в четырех) высших учебных заведениях, Ключевский умел выкраивать время для науки. Становится понятным его афоризм, что тому, кто не способен работать по 16 часов в сутки, не стоило рождаться. Это списано с собственного опыта.

29 декабря 1882 года в актовом зале университета, который был «битком набит» публикой состоялась защита докторской диссертации. Официальные оппоненты профессор Н.А.Попов, профессор русского права П.И. Мрочек-Дроздовский, неофициальные – профессор Д.И.Иловайский и профессор А.С.Павлов высоко оценили исследование, подчеркнув, что оно должно стать настольной книгой для всякого изучающего русскую историю.

Провозглашение Ключевского доктором русской истории зал встретил шумным восторгом, аплодисментами, возгласами «Браво!» «Стоял стон от рукоплесканий».

Показателями роста развития народа, его духовной культуры историк считал творчество Ломоносова, Новикова, Фонвизина, Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Гончарова, Салтыкова-Щедрина, Достоевского, Толстого, Чехова. Выбор имен и тем был продиктован и потребностями работы над лекционным курсом и общим ходом всей истории народа, желанием активно участвовать в обсуждении историко-культурных и политических проблем.

Русская история должна быть поведена русским речью, говаривал Василий Осипович. Он обладал редким чувством языка, и его книги о том свидетельствуют. Его бережное отношение к родной речи логически вытекало из понимания, что язык крепче памяти, что слово нерушимо хранит прошлое, на нем печать времени: «…язык запомнил много старины, овеянный временем с людской памяти». Ключевский неоднократно напоминал, что родная речь является ценнейшим, оригинальным историко-филологическим источником, нетленным памятником прошлого, что именно в языке старина обретает свое бессмертие. Читая и перечитывая Ключевского, воочию убеждаешься, как он внимательно относился к слову, как любовно вслушивался в родную речь, в старинные названия градов, весей, урочищ. Он и сам встает со страниц книг как живой современник старины, о которой повесть ведет, насколько он в это прошлое вживается, настолько образно его воссоздает; у него как бы исчезает граница между прошлым и настоящим, зримо раскрывается связь поколений и времен.

 

Ключевский, В. О. Афоризмы. Исторические портреты и этюды. Дневники / Василий Осипович Ключевский. – Москва: Мысль, 1993. – 415 с.

«Добрый человек не тот, кто умеет делать добро, а тот, кто не умеет делать зла»
В.О.Ключевский

«Прошедшее нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, не умело убрать своих последствий»
В.О.Ключевский

«Есть два рода нерешительных людей: одни нерешительны, потому что не могут сообразить никакого решения, другие — потому, что зараз соображают несколько решений. Первые нерешительны, потому что глупы, вторые кажутся глупыми, потому что нерешительны»
В.О.Ключевский

«Есть два рода дураков: одни не понимают того, что обязаны понимать все; другие понимают то, чего не должен понимать никто»
В.О.Ключевский

«Есть женщины, в которых никто не влюбляется, но которых все любят. Есть женщины, в которых все влюбляются, но которых никто не любит. Счастлива только та женщина, которую все любят, но в которую влюблен лишь один»
В.О.Ключевский

«Наблюдение чужих пороков очень полезно для самоисправления: собственный порок становится особенно противен, когда увидишь его в другом и почувствуешь, как неприятно обладать тем, что сейчас осмеял, ибо мы любим осмеять всех и вся, кроме себя и своего»
В.О.Ключевский

В этой книге вы найдете знаменитые афоризмы крупнейшего отечественного историка В.О.Ключевского. Раскрыв эту книгу, вы познакомитесь с красочными этюдами о жизни и деятельности прославленных людей России – Сергея Радонежского, Ивана Грозного, Петра Великого и других. В сборник включены также дневники и дневниковые записи великого историка.

 

Ключевский, В. О. Сказания иностранцев о Московском государстве / [вступ. ст., коммент. А. Н. Медушевского]. – Москва : Прометей , 1991. – 334 с. : ил.

В отношениях западноевропейского мира к древней России есть две черты, по-видимому, исключающие одна другую и, однако ж, существовавшие рядом, благодаря особым условиям, в которых находилась древняя Россия. С одной стороны, вследствие отчуждения между западною Европою и Россией, продолжавшегося до самого XVIII века, западноевропейское общество оставалось почти в совершенном неведении о положении и судьбах России. Вследствии этого неведения в нем распространились и укоренились странные представления об этой стране. В начале XVIII столетия русский резидент при одном из западноевропейских дворов, подыскивая деловых людей для Петра, жаловался на то, что эти люди боятся ехать в Россию, думая, что ехать туда – значит, ехать «в край света», что эта страна «с Индиями» граничит. Между тем, в то самое время, как в Западной Европе господствовали такие представления о России, ни одна европейская страна не была столько раз и так подробно описана путешественниками Западной Европы, как отдаленная Московия.

Московское государство долго не обращало на себя внимания Западной Европы, не имевшей с ним никаких общих интересов. Начиная со времени княжения Василия Иоанновича, идет длинный ряд более или менее подробных описаний Московского государства, составленных или по непосредственным наблюдениям, людьми, приезжавшими в Московское государство с разными целями, преимущественно в качестве послов или по рассказам других путешественников.

Смутному времени мы обязаны несколькими любопытными записками иностранцев о шумных событиях этой эпохи. Некоторые из этих писателей, именно Маржерет, Паерле, Маскевич и Петрей, приложили к запискам о событиях того времени более или менее подробные описания внутреннего состояния Московского государства, не лишенные некоторых любопытных известий.

Самый значительный по числу и объему сочинений отдел составляют описания посольств, приезжавших в Москву из разных государств Западной Европы, преимущественно из Австрии.

Главным источником, из которого черпали иностранные путешественники описываемого времени свои сведения о Московском государстве, служило их непосредственное наблюдение. Еще один источник – изустные рассказы самих русских. Для большей части иностранцев, писавших о России в XVII и даже во второй половине XVI века, самым обильным источником служили сочинения прежних путешественников, ездивших в Московию. Особенно много встречается заимствований из Герберштейна и Олеария.

Понятно, как разборчиво и осторожно надобно пользоваться известиями иностранцев о Московском государстве: за немногими исключениями, они писали наугад, по слухам, делали общие выводы по исключительным, случайным явлениям, а публика, которая читала их сочинения, не могла ни возражать им, ни поверять их показаний: недаром один из иностранных же писателей еще в начале XVIII века принужден был сказать, что русский народ в продолжении многих веков имел то несчастье, что каждый свободно мог распускать о нем по свету всевозможные нелепости, не опасаясь встретить возражения.

В исследовании известного русского историка В.О.Ключевского рассмотрено около 40 сказаний иностранцев, дающих наиболее живописные, разносторонние материалы по истории Московского государства XV-XVIII вв.

Книга предназначена для специалистов-историков, студентов, аспирантов, широкого круга читателей, интересующихся историей России.

«Как только западный путешественник XV или XVI века, направляясь из Германии к востоку, заезжал за Одер и вступал в Польские владения, он уже начинал чувствовать переход в другой мир, отличный от того, который он оставил позади себя. Вместо красивых селений, каменных городов и замков с удобными гостиницами, он, чем далее, тем реже встречал маленькие деревянные города и села с плохими постоялыми дворами. Этот переход чувствовался все резче по мере приближения к восточным пределам польских владений. Количество вод и лесов увеличивалось; жилые места встречались реже, а вместе с этим увеличивалась глушь и неизвестность страны…»
Ключевский В. О.