Черных Е. Н. “Культуры Хомо: ключевые грани миллионолетней истории”

Аннотация:

История человечества насчитывает до 2,5–2,6 миллиона лет. Культуры Homo и процессы их развития служат объектом внимания практически всех гуманитарных наук. Теснее всего эту проблематику разрабатывают две дисциплины – собственно история и археология. Хронолого-методологические различия между этими дисциплинами чрезвычайно существенны. И это особенно показательно, поскольку археология «отвечает» фактически за более чем 99,9% всего процесса развития культур. Книга нацелена на выявление и характеристику наиболее важных – ключевых – граней во всей протяженной ее истории, когда происходили резкие перемены не только в динамике развития, но и в генеральных картинах культур на планете Земля – от начальных этапов каменного века вплоть до эпохи Нового времени. Все метаморфозы представлены в связке с проблемными, узловыми аспектами психологии человеческих культу.


Черных, Е. Н. Культуры Хомо: ключевые грани миллионолетней истории : проблемные очерки / Е. Н. Черных. – Москва : Издательский Дом ЯСК, 2019. – 428 с.
Шифр: ББК   63.48(0) Ч-49
Местонахождение-к/х

 

Введение. Миллионолетняя история Человека

 

Действительно ли история Человека / Хомо насчитывает миллион лет? Нет, конечно же, намного больше — не менее двух с половиной миллионов. Началом его истории считается появление хоминид или же австралопитеков / архантропов, сумевших осмысленно выделывать некоторые типы каменных орудий. Финальным продолжением этой протяженной линии биологического развития стал вид Homo sapiens — или же Человек разумный. К данному виду Хомо мы с вами — обитатели Земли начала третьего тысячелетия новой эры — должны относить также и себя. Но вот и первая странность — далеко не все согласны с этой позицией. Наша причастность к биологической категории Хомо многих совершенно не устраивает: мы все-таки люди, а не животные!.. Но есть ли смысл тратить силы на их переубеждение?..

 

На беглый взгляд история Хомо может казаться едва ли не бесконечной. Но это далеко не так, если сопоставлять ее с иными видами млекопитающих. Ведь история огромного большинства этих видов выглядит на фоне человеческой не только несравненно более долгой, но и устойчиво неизменной. Однако историю нашу мы стараемся по обыкновению измерять некими ситуациями, которые относим к числу знаковых. А таковыми их можно считать, когда генеральная и даже всеохватная в пространственном смысле картина человеческих культур как бы внезапно и как будто стремительно обогащается новыми и несходными с предшествующим периодом примечательными чертами.

 

Переломные грани обыкновенно проявляются с неоднозначной мерой активности в важнейших сферах культур, но здесь мы коснемся данного сюжета с предельным лаконизмом. Так, например, в антропологии это будет сложная линия развития от архантропов к Homo sapiens. Каждый из различных родов Хомо расселялся по материкам нашей планеты, охватывая все новые и новые пространства, становясь их владыкой, и это мы обычно считаем великими переселениями народов. Такие передвижения были тесно сопряжены с разительными переменами в геоэкологической картине планеты. Ледниковый плейстоцен уступал место постледниковому голоцену, и тогда в Евразии формировались новые гигантские экологические зоны, подобные, скажем, Степному поясу. В подобных зонах формировались блоки культур особого облика и характера.

 

Параллельно этому в различных сообществах протекали стремительные процессы выработки и освоения новых производственных технологий. Генеральная картина технологического прогресса отражала, как правило, развитие от грубых каменных рубил вплоть до горнометаллургического производства и формирования металлоносных культур; от модели присваивающей экономики к экономике производящего типа; наконец, уже к цивилизациям так называемых индустриального и постиндустриального миров. Однако на фоне креативных, подвижных социумов, как правило, отмечают весьма немалое число блоков культур стагнирующих, как бы застывших, практически без явных признаков очевидного прогресса.

 

Все эти процессы сопровождались глубинными изменениями в социальных структурах. Пути усложнения структур непременно отражались также и в психолого-идеологических сферах: от примитивных форм тотемизма / шаманизма до гораздо более сложных установлений и предписаний, например, в религиях авраамического круга. Однако дешифровка этой сферы существования культур, в сравнении, скажем, с технологической, кажется существенно более зыбкой и трудно реконструируемой. Обязательно заметим при этом, что приведенный выше перечень конструкций развития в разных сферах бытия культур в сущности ничего принципиально нового не содержит, он достаточно обычен.

 

Однако в этом плане важнее, пожалуй, даже иное. Непременно подчеркнем, что в глобальных исторических процессах явно господствует взрывчатый, волнообразный ритм развития, но отнюдь не прямолинейного и непрерывного прогресса. И именно это способствует отчетливому проявлению и выявлению искомых для нас ключевых граней исторического развития. Однако вслед за взрывами чаще всего наступал период или вялой динамики, либо даже стагнации.