Книги, выпущенные при поддержке РФФИ

Представляем вашему вниманию книги, выпущенные при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ).

  • Суриков, И. Е. Античная Греция;
  • Мехамадиев, Е. А. Военная организация поздней Римской империи в 253-353 гг.: от реформ императора Галлиена до периода Тетрархии (253-305);
  • Таруашвили, Л. И. Слава и бесславие знаменитых античных статуй;
  • Ветохов, С. В. Пирамиды над раскопом : Египет глазами российских археологов.

 

Суриков, И. Е. Античная Греция : политогенез, политические и правовые институты. – Москва : ЯСК, 2018. – 760 с.

Шифр: ББК   63.3(0)321 С 90
Местонахождение – к/х

Аннотация

В книгу вошли очерки, написанные автором в разные годы на достаточно разнообразные темы. Рассматриваются как общие проблемы древнегреческого политогенеза (особенно в связи с феноменом полиса), так и их аспекты применительно к конкретным государствам (Афинам, Спарте), институтам (народному собранию, магистратурам, Советам, судебным органам), правовым и законодательным реалиям (от времен Драконта и Солона до времен Антифонта).Книга предназначена для историков-антиковедов, преподавателей и студентов гуманитарных факультетов вузов и всех, кто интересуется историей и культурой Древней Греции.

Предисловие

Политогенез в Древней Греции представляет колоссальный интерес для историков, поскольку процессы, связанные с ним, именно в данном регионе являлись совершенно уникальными. Там-то и рождался, собственно, «западный» путь цивилизационного развития (в противовес традиционному на тот момент «восточному»), причем рождался, в числе прочего, и в политическом его аспекте: происходило становление полисной формы государственности.

В данной книге сделан упор на институциональную сторону анализируемых процессов. На важность ее исследования в свое время справедливо указал выдающийся антиковед М. Хансен. И указал заостренно-полемически, споря с мнением большинства. Преобладающее ныне направление смещает внимание, по удачному выражению Хансена, с «политической анатомии» на «политическую физиологию» или с «политической морфологии» на «политический синтаксис».

Однако вышеупомянутый ученый справедливо подчеркнул огромную роль политических институтов, особенно органов государственной власти, в демократическом афинском полисе (а мы бы добавили – и в любом древнегреческом полисе). В отличие от современных представительных демократий, прямая демократия античной эпохи способствовала тому, что подавляющее большинство граждан регулярно (а не от случая к случаю) участвовало в работе этих институтов. В условиях отсутствия или, во всяком случае, весьма слабого развития неинституциональных, не связанных с государством форм общественной жизни последняя была предельно институционализована.

Никогда в истории европейских национальных государств, подчеркивает Хансен, политические институты не значили так много, как в греческом полисе. В частности, изучая политическую элиту демократических Афин, ни в коем случае не следует забывать о том, что эта элита осуществляла свою власть не путем каких-то закулисных манипуляций, как это столь часто бывает в наши дни, когда видимость волеизъявления народа сплошь и рядом оказывается лишь ширмой для решений, принятых на совсем ином, «незримом» уровне, а именно (и толь-ко) посредством существующих конституционных институтов. Отсюда, кстати, то колоссальное значение, которое придавалось в общественной жизни ора¬торскому искусству, риторике. Одним из важнейших талантов, требовавшихся от политического деятеля, было красноречие, умение убедить укомплектованные демосом государственные органы.

Итак, в нашей книге речь пойдет именно об институтах, политических и правовых, как и обозначено в ее названии (на неинституциональных фор-мах общественной жизни надеемся остановиться в следующей работе данного цикла). Ключевым для античности институтом был, естественно, полис как таковой; и, соответственно, «тема полиса» проходит красной нитью через всю книгу.

Конкретные же институты (народное собрание, Советы, магистратуры, гелиея) разбираются в основном на примере Афин, которыми наиболее детально доводилось заниматься автору этих строк. Это относится и к правовой стороне затрагиваемой проблематики: освещаются в первую очередь опять же афин¬ские данные по праву и законодательству (тем более что они и наиболее многочисленны).

 

Мехамадиев, Е. А. (Канд. ист. наук). Военная организация поздней Римской империи в 253-353 гг.: от реформ императора Галлиена до периода Тетрархии (253-305). – Санкт-Петербург : Петербургское Востоковедение, 2019. – 406 с.

Шифр: ББК   63.3(0)323 М 55
Местонахождение – к/х

Аннотация

Предлагаемая вниманию читателя книга посвящена сложному переломному периоду в истории поздней Римской империи – второй половине III в., времени от реформ императора Галлиена до правления императора Диоклетиана, т. е. до эпохи Тетрархии. Особенность этой книги заключается в том, что впервые в отечественной и западной историографии автор системно и в строгом хронологическом порядке рассматривает собственно военную историю поздней Римской империи и все основные военные кампании, развернувшиеся с 253 по 305 г.

Внимание автора сконцентрировано на организационной структуре, т. е. внутреннем устройстве пограничных и полевых (экспедиционных) региональных армий той эпохи. Изучается механизм формирования тех или иных армий, впервые в отечественной науке детально прослеживается и восстанавливается история отдельных войсковых подразделений тех или иных региональных армий; какие подразделения входили в состав армии, как войсковые образования перемещались территориально, как эти перемещения влияли на изменение их ранга и статуса.

Главными источниками для исследования служили надписи и папирусы, сопоставленные с известными нарративными источниками. Автор привлек к анализу все известные на сегодня документы, упоминающие позднеримские войсковые соединения, что позволило пересмотреть многие вопросы развития военного дела указанного периода и предложить новый образ позднеримской армии.

Книга предназначена для специалистов по истории Античности и Византии и всех тех, кто интересуется военной историей поздней Римской империи.

Введение

В настоящей книге рассматривается сложный переходный период позднеримской военной истории — время с 253 по 305 г., от правления императора Галлиена до правления императора Диоклетиана и его коллег-соправителей (эпоха Тетрархии). В изучении позднеримской армии, можно выделить две важные проблемы, которые как раз и связаны с вопросом об актуальности нашей темы.

1. Крайняя разбросанность источникового материала, точнее, документальных источников, т. е. надписей и папирусов. Другими словами, вплоть до сегодняшнего дня в распоряжении исследователей нет разработанного едино¬го сборника источников по позднеримской армии, в котором, прежде всего, были бы сконцентрированы надписи и папирусы, затрагивающие своим со¬держанием вопросы позднеримской военной организации.

Наличие электронных баз данных, без использования которых сегодня немыслима полноценная источниковедческая разработка. Это архив Ман-фреда Клаусса, который включает в себя тексты более чем 500 ООО надписей), архив, подготовленный Гейдельбергской академией наук, архив греческих надписей, разработанный под эгидой не¬скольких американских университетов.

Но проблема этих баз данных как раз в том и состоит, что они содержат оцифрованные тексты из огромного количества каталогов, все надписи и папирусы распределены не по тематическому принципу, а исключительно по принципу происхождения и географическому критерию. Географический критерий применим, прежде всего, конечно же, к надписям, поскольку, как правило, большинство дошедших до нас папирусов происходят из одного региона, т. е. из Египта. Другими словами, пользователь, для того чтобы просмотреть сведения по интересующим его надписям и папирусам, уже заранее должен знать порядковый номер надписи/папируса в том или ином каталоге, т. е. работа с элек¬тронными базами данных сама по себе требует от пользователя довольно дли¬тельной и кропотливой предварительной работы. Соответственно, можно признать, что электронные базы данных всего лишь помогают пользователю ознакомиться с текстом надписи или папируса, а также уточнить, в каких изданиях были опубликованы эти документы, чтобы затем посмотреть сами печатные (оригинальные) версии текстов.

Следовательно, как в 1977 г., так и сегодня перед исследователями позднеримской военной организации стоит неотложная задача — собрать, сгруппировать, распределить и проанализировать по возможности как можно больший объем документальных (подчеркиваем — именно документальных) источников по данной тематике, т. е. надписей и папирусов, при этом существует настоятельная необходимость в едином системном, комплексном, кон¬центрированном и последовательном анализе этих типов источников, которые сами по себе до сих пор пребывают в разбросанном состоянии. Они опубликованы в отдельных изданиях, количество которых на сегодня превышает 1 ООО библиографических наименований, но так и не собраны вместе, не рас¬смотрены в рамках единого и последовательного анализа, в рамках единой темы, единого контекста

2.Т. Дрю-Бир (американский исследователь) совершенно справедливо подчеркнул роль документальных источников в противовес давно уже введенным в оборот нарративным (литературным) — конечно же, в отличие от надписей и папирусов, разбросанных по разным изданиям, нарративные источники предельно хорошо известны каждому исследователю и анализ их сведений технически представляет собой более легкую задачу, так как нарративные источники, в силу своего содержа¬ния и специфики, позволяют восстановить общий и последовательный воен¬но-политический контекст тех или иных событий (например, территориальные перемещения войсковых подразделений можно связать с внутренними и внешними войнами империи именно благодаря нарративным источникам)…

Следовательно, второй аргумент в пользу актуальности нашей темы напрямую связан с общими хронологическими рамками нашего исследования. Именно период 253—353 гг. в первую очередь требует привлечения над¬писей и папирусов, нуждается в переоценке, переосмыслении на основе этих видов источников. Специфика периода 253—353 гг. как раз и заключается в том, что их необходимо использовать при восстановлении военных процес¬сов, происходивших в данную эпоху. Следовательно, эпоха 253—353 гг. нуждается в том, чтобы исследователи восстановили и предложили новый военно¬политический контекст событий, произошедших в это время. Для изучения периода 253—353 гг. надписи и папирусы обладают намного большим значением, чем нарративные источники, можно даже сказать, что для этого периода они получают реальный численный перевес над традиционным нарративом.

 

Таруашвили, Л. И. Слава и бесславие знаменитых античных статуй: очерки истории восприятия. – Москва : БуксМАрт, 2018. – 205 с

Шифр: ББК   85.133(0) Т 22
Местонахождение – к/х

Аннотация

Книга посвящена истории восприятия античной статуарной пластики в Новое время. Эта история прослеживается в книге на примере пяти античных статуй: Аполлон Бельведерский, Венера Медицейская, Лаокоон и его сыновья, Флора Фарнезе, Геркулес Фарнезе. Они оставались наиболее известными и особенно высоко ценимыми, начиная с эпохи Возрождения, когда были найдены, и до XIX века, когда слава их стала меркнуть под влиянием обновленных представлений об античной классике, обусловленных тогдашними достижениями античной археологии, а также углубленной эстетической рефлексией в области философии.

Новизна подхода к материалу состоит, прежде всего, в учете тектонической специфики новоевропейского восприятия античной скульптуры, что позволило автору выявить принципиальную неадекватность этого видения своему предмету, который в воображении зрителя подвергался последовательной дематериализации и спиритуализации. В книге рассматриваются изобразительные интерпретации античных статуй, анализируются разнообразные тексты, написанные как учеными знатоками, так и любителями искусства; многие из этих текстов впервые вводятся в научный оборот. Издание адресовано искусствоведам, историкам, культурологам и всем, кого интересуют судьбы античного художественного наследия в культуре послеантичной Европы.

Введение

В ренессансной Италии к числу разнообразных движущих сил, определяющих развитие европейского искусства, надолго добавилась еще одна — мечта о воссоздании классического идеала через подражание лучшим из сохранившихся произведений античного искусства, в формах которого этот идеал впервые обрел плоть.

Но как среди многих сохранившихся можно было найти и отобрать эти лучшие? Ведь уже интеллектуалы Ренессанса из античных письменных источников твердо усвоили пред¬ставление, по которому в античной древности было время, когда искусство еще только робкими шагами, долго и трудно двигалось к совершенству классического идеала, а, достигнув его, стало понемногу клониться к упадку, пока, наконец, не переродилось окончательно в средневековое. Вдобавок, согласно тем же источникам, родиной почти всех шедевров изобразительного искусства была отнюдь не Италия, а Греция. Из чего, казалось бы, неизбежно должен был следовать вывод, что найти среди множества разностильных, да и к тому же, по большей части плохо сохранившихся остатков древнего искусства, извлеченных из итальянской земли и ставших тогда известными, те памятники, которые прямо или косвенно относились бы к означенному времени и месту расцвета, а потом реставрировать их достаточно бережно, из¬бегая грубых ошибок и произвола, для того чтобы найденные и должным образом отреставрированные предъявить худож-никам в качестве авторитетных образцов, — это задача особой сложности, чье разрешение потребует не одного столетия кропотливой и самоотверженной предварительной работы по собиранию, классификации и анализу!

Хорошим примером этого может служить своего рода скульптурный канон, представленный Джорджо Вазари в предисловии к третьей части его «Жизнеописаний». В дан¬ном списке лучших сохранившихся статуй первое место занимает Лаокоон, за ним следуют Геркулес [Фарнезе], Венера [Медицейская], а также «Клеопатра» [позже идентифицированная как Спящая Ариадна] и Аполлон [Бельведерский]. Парадокс состоит, однако, в том, что ни одна из статуй этого почетного списка не является образцом классического стиля. Лаокоон, Бельведерский торс и «Клео-патра» — это произведения, представляющие эллинистическое барокко, к тому же «Клеопатра», вопреки существу классического идеала, представлена в лежачей позе угасающего сознания; Геркулес, хотя и восходит к статуе Лисиппа, но этот позд¬неклассический оригинал переработан в антиклассическом духе и, пожалуй, — до неузнаваемости; Венера эклектична; а что касается Аполлона, то, хотя он и менее других произведений данного списка нарушает классический канон, но уже то победное торжество, тот чуждый подлинному драматизму классики триумфальный дух, который пронизывает образ этой статуи, сочетаясь с ее утрированным изяществом, скло¬няет к мысли, что перед нами типичное произведение римского классицизма и, скорее всего, августовского времени.

Статуарному канону суждена была долгая жизнь в качестве императива, определяющего состав моделей учебного рисования в академиях художеств и соответственно влиявшего на развитие европейского изобразительного искусства.

 

Ветохов, С. В. Пирамиды над раскопом : Египет глазами российских археологов. – Москва ; Санкт-Петербург : Нестор-История, 2017. – 287 с.

Шифр: ББК   63.443.1 В 39
Местонахождение -к/х

Аннотация

Книга в научно-популярной форме знакомит читателя с работой российских археологов в некрополе Гиза (Египет) с 1996 года и по настоящее время, со сделанными ими открытиями, спецификой полевых исследований в Египте, историей отечественных исследований этой древней цивилизации, с особенностями египетского менталитета, жизнью и бытом учёных в этой африканской стране. Сегодня это живописное плато на окраине Каира известно многим благодаря расположенным здесь египетским пирамидам — единственному из семи чудес света, сохранившемуся до нашего времени. Несмотря на долгую историю изучения и большое количество туристов, ежедневно посещающих Гизу, археологическое исследование древнего некрополя продолжается и ещё очень далеко от своего завершения. Пески у подножия пирамид хранят множество тайн и загадок, и каждый сезон приносит новые открытия.

Параллельно излагаются научные проблемы, разрабатываемые в современной египтологии и напрямую связанные с открытиями Российской археологической экспедиции Института востоковедения РАН в Гизе.Отдельная часть книги посвящена археологическим открытиям в Египте в начале XXI века. Это даёт представление читателю о новейших направлениях и методах исследования цивилизации Древнего Египта.

Вместо предисловия

В 2016 году исполнилось 20 лет Российской археологической экспедициив Гизе (Арабская Республика Египет). И к этой дате мы решили сделать подарок всем тем, кто интересуется египетской археологией, а также всем участникам нашей экспедиции.

Эта книга повествует о том, что нашей команде удалось сделать за эти годы: конечно, в первую очередь об открытиях, но также о трудовых буднях и быте экспедиции, и о том, чем занимаются наши коллеги-археологи в Египте. Кто ожидает увидеть сухое и академичное, написанное строгим научным языком исследование, должен обратиться к публикациям трудов нашей экспедиции, книгам и научным статьям, названия которых перечислены в конце книги.

Первая часть книги посвящена нашим археологическим раскопкам в Гизе и всему, что с этим связано. Попутно излагаются некоторые проблемы египтологической науки, к которым наши находки имеют непосредственное отношение, а также интересные и загадочные случаи, произошедшие с нами во время раскопок, рассказы о древних и современных египтянах, без которых нельзя представить себе работу в Гизе. А чтобы лучше понять специфику того, что и как мы делаем, была написана вторая часть книги, повествующая об одновременных с нами исследованиях в Египте, проводимых как самими египтянами, так и зарубежными специалистами.

Отрывок из книги

Г ЛАВА
1В НАЧАЛЕ ПУТИ
Первое знакомство с Египтом

Наш самолёт вынырнул из-за туч, и, глядя в иллюминатор, мы вдруг чётко увидели море и плавно извивавшуюся линию берега вдали. Мы летели на высоте 11 тысяч метров. Далее под нами началась суша, желтовато-зелёная, вся испещрённая, как дыня, серебристыми прожилками, тонкими и потолще, прямымии извилистыми.

Дельта Нила… Мы летели над Египтом — страной детских мечтаний и загадок, страной пирамид и древних богов, где каждый сантиметр землитаит в себе следы прошлого.

Потом Дельта скрылась за облаками, а ещё спустя полчаса под нами стал виден огромный город, пожалуй, больше, чем Москва, весь в мареве и желтоватом смоге. Самолёт неожиданно резко, по-военному, стал снижаться и бодро покатился по бетонным плитам взлётно-посадочной полосы. И вот уже мы ощутили тёплое дыхание пустыни с лёгким привкусом песка и пыли. Каир… как и Рим, вечный город, на краю которого высятся горы пирамид.

Уже утром мы поехали в Гизу на участок Российской археологической экспедиции и увидели их… Пирамиды… Сказать, что они ошеломляют — ничего не сказать… Но о них мы ещё поведаем. А сейчас нам предстоял первый день ра¬боты на раскопе у пирамид.