Книжные новинки (февраль, 2019)

Новые поступления фонда НБ ВолГУ:

  • Долгов, В. В. Быт и нравы Древней Руси : миры повседневности XI – XIII вв;
  • Караматов, Х. С. Древние культы Центральной Азии;
  • Бесков, А. А. Язычество восточных славян перед лицом современности;
  • Мурзин, А. А. (Канд. культурол. наук). “Gluck auf”, или Цивилизация горняков.

Долгов, В. В. Быт и нравы Древней Руси : миры повседневности XI – XIII вв. / Вадим Долгов ; [науч. ред. Н. Л. Пушкарева]. – Москва : Яуза : Эксмо, 2007. – 511 с. : ил. – (Загадки и коды Древней Руси). – Список лит.: с. 484-508. – ISBN 978-5-699-23194-2.

Шифр ББК: 63.3(2)4-75 Д 64
Местонахождение в библиотеке: У36514-к/х

История Руси хранит в себе немало тайн. Откуда прибыл к восточным славянам Рюрик? Кто был первым митрополитом Киевским? В каком точно году была издана Русская Правда? Да много над чем можно гадать. Но до сих пор ученые доподлинно не знают даже, как здоровались друг с другом русские люди. Может быть, как и сейчас, говорили «Здравствуй», а может быть, и нет.

Современный человек верит в антибиотики, шарообразность Земли и всесилие науки. Средневековый — жил в плоском мире, населенном, помимо людей, ангелами, могучими духами, амазонками, колдунами, домовыми, русалками и лешими. Между нами пропасть отличий, но это наши предки, наши истоки, и мы должны об этом помнить и знать.

ВВЕДЕНИЕ

Был ли средневековый человек похож на нас с вами, уважаемый читатель? Ответ на это вопрос может быть разным. «Конечно, да», — скажет физиолог или антрополог. Вид Homo sapiens сформировался много миллионов лет тому назад и с тех пор существенно не изменился, разве что люди стали немного выше ростом. Скелеты жителей Древнего Новгорода и современной Москвы ничем принципиально не различаются.

«Конечно, нет», — возразит ему историк. И у историка будут на это не менее существенные основания. Как отнесся бы наш современник к человеку, женившемуся в 15 лет на 8-летней девочке? Позвонил бы в милицию? Что сделал бы с человеком, который, заболев, стал проситься на лечение не в больницу, а в монастырь? Думаю, без звонка в психиатрическую лечебницу не обошлось бы. А как почувствовал бы себя житель мегаполиса XXI в., оказавшись в тесной курной избе, в которой не продохнуть от дыма? Стал бы звонить пожарным?

Современный человек верит в антибиотики, шарообразность Земли и всесилие науки. Средневековый жил в плоском прямоугольном мире, населенном помимо людей ангелами, могучими духами, псиглавцами, амазонками, колдунами, домовыми, русалками и лешими. Могут ли они быть совершенно одинаковыми? Конечно, нет. Между ними лежит целая пропасть культурных отличий, изучением которых занимается специальная отрасль исторической науки — социальная или культурная антропология.

Оглядываясь в прошлое, каждое поколение стремится разглядеть в жизни предков то, что волнует день сегодняшний. По тому, какая тема является ведущей в трудах историков, можно почти безошибочно установить насущные потребности их собственной эпохи. Периоды общественных потрясений порождают интерес к политико-социальной проблематике, периоды глобальных войн — к военной истории, усиление мощи государства закономерно вызывает интерес к его истокам.

Широкое распространение в мировой и отечественной исторической науке исследований, ориентированных в русле социальной антропологии, тоже не случайно. «Уменьшение мира», укрепление коммуникаций между частями земного шара, раскрытие границ, нарушение национальной замкнутости и необходимость адаптации в полиэтничной среде сделали науку о человеке во всех его социальных, биологических и культурных проявлениях особенно актуальной. В конечном итоге исследовательский взгляд, направленный в русло социально- и культурно-антропологической парадигмы, — это взгляд подготовленного и благожелательного путешественника, оказавшегося в чужой, незнакомой, но привлекательной и манящей стране. Узнать ее и попытаться как можно более полно и адекватно описать для своих оставшихся дома соотечественников — вот главная задача, стоящая перед учеными. Недаром антропология зарождалась и проходила период становления в дальних экспедициях по диковинным странам Африки и Океании. Путешественники открыли для европейской цивилизации полные своеобразия культуры коренных обитателей Южного и Западного полушарий. И только потом стало очевидно, что нуждающиеся в изучении культуры имеются и в Европе, только отделяет их от нас не пространство, а время. Оказалось, что древние и средневековые обитатели Франции, Англии, Германии, России подчас ничуть не более понятны их постиндустриальным потомкам, чем родовые сообщества тихоокеанских архипелагов.

Таким образом, была осознана необходимость использования методологического инструментария, выработанного в ходе изучения современного населения земного шара, для организации «антропологических путешествий» в прошлое.

 

Караматов, Х. С. Древние культы Центральной Азии = Ancient cults of Central Asia : [монография] / Хамидулла Караматов ; [рук. проекта Пилхо Пак] ; [науч. ред. Э. В. Ртвеладзе] ; [отв. за вып. А. Д. Искандерова] ; [МИЦАИ]. – Самарканд – Ташкент : МИЦАИ, 2017. – 182, [2] с., [8] л. цв. ил. : ил. – Парал. загл. на англ. яз. – ISBN 978-9943-357-42-6.

Шифр ББК: 86.20 К 21
Местонахождение в библиотеке: И15878-к/х

Монография профессора Караматова Х.С. посвящена истории становления религиозных куль­тов и верований Центральной Азии, представляет их идеи и иконографию, древние ритуалы и обычаи. Первобытные верования, культы богини-матери, умирающей и воскресающей природы, поклонению огню и «древу жизни», священные празднества солнечного года сохраняются в исто­рической памяти народов, археологических артефактах, проявляют себя в фольклоре, народных обычаях, семантике прикладного искусства. Адресована ученым, преподавателям, студентам, всем кому интересно древнее культурное наследие народов Центральной Азии.

Предисловие (фрагмент)

Минуло лет десять после одной из наших бесед с автором, когда он проникновенно делился впечатлениями о моей книге «Великий шелковый путь». Отдельной темой стала череда и взаимосвязь верований и религий в цивилизациях Центральной Азии. Хамидуллу Караматова заинтересовал тот парадокс, что, несмотря на существование большого историко-археологического материала, не было попытки систематизированно изложить панораму древних культов и мировых религий в этом ареале, всегда отличавшемся естественной толерантностью. Я поведал, что давно мечтаю комплексно осуществить эту идею, но не доходят руки. Улыбнувшись, он сказал, что я и так живу в мире древних цивилизаций, собственными руками «раскапывая» их историю — цивилизаций, государств и культуры.

Прошло время, и он принес мне свою рукопись. Она перед Вами.

Доступный язык и простота изложения сложных понятий является отличительной чертой исследования, что помогает проникнуть в древние религиозные представления наших предков. Наряду с этим, объем и многоплановость приведенной информации свидетельствуют о стремлении проникнуть в малоизведанные глубины древних культов. Способствующий этому процессу сравнительно-сопоставительный анализ направлен на выявление историко-типологической схожести культов различных народов мира. Листая страницы книги, мы осознаем единство мирового религиозного пространства, несмотря на отличительные черты каждого верования. Древние культы и религии Центральной Азии словно оживают на примере древних государств современного Узбекистана, являвшегося средоточием и миграционным центром цивилизационных потоков Великого шелкового пути. Таким образом, показывается единство не только территориального, но и культурного пространства центральноазиатских народов.

Автор, избегая многословных рассуждений, фактами выстраивает цепочку культов и верований, бытовавших на обширных территориях Центральноазиатского Междуречья. Сквозь века и пространство поднимаются древние цивилизационные пласты, в которых существовали первобытные формы религии: анимизм, фетишизм и тотемизм. Рассказывается о таких лейтмотивах мировой цивилизации, как культ умирающей и воскресающей природы; один из древнейших раннеземледельческих символов мироздания — Древо жизни; культ предков и истоки зороастризма, неугасимый «священный огонь алтаря»…

Панорама культа женских божеств разворачивается через образ Богини Матери, единый для всего мирового пространства, несмотря на многогранность проявлений. Приведу пример из моей археологической практики. Статуи и настенные росписи Дальварзинте-па представляют ритуал благословения детей восседающей на троне Богиней — покровительницей плодородия и деторождения. Это — образ, похожего на который нет не только в Центральной Азии, но и на всем Среднем Востоке. Само здание является храмом богини Наны, что подтверждается её маленькими статуэтками, найденными при раскопках. Ещё один из её храмов сохранялся в Самарканде до прихода ислама, что свидетельствует о силе её культа-оберега в народе.

На всем протяжении Великого шелкового пути храмы и другие культовые сооружения становились центрами аккумуляции и передачи религиозных верований. Автор передает эту аксиому словами «места поклонения становились звеньями громадной религиозной системы, и через них верования распространялись в различные страны». Такой трансфер культов и верований, на примере «бродячих сюжетов» Великого шелкового пути, показан порою в неожиданных, но интересных и призывающих к диалогу ракурсах.

Автор привлекает сравнительный материал по отдельно взятому культу Центральной Азии из разных мировых ареалов его распространения. Это отчасти продиктовано тем, что на протяжении последних двух с половиной тысячи лет материальные и письменные памятники культуры и религии Центральной Азии уничтожались завоевателями мирового масштаба. Логично согласиться с его мнением, что «лакуны религиозного контекста прошедших эпох историк может восстановить по уцелевшим частям письменных и материальных источников аналогичного содержания в других странах».

 

Бесков, А. А. Язычество восточных славян перед лицом современности / А. А. Бесков. – Санкт-Петербург : Дмитрий Буланин, 2018. – 188, [4] с. : ил. – (Научно-популярная серия РФФИ). – Библиогр. в конце кн. и в подстроч. примеч.

Шифр ББК: 86.31 Б 53
Местонахождение в библиотеке: Б30446-к/х; Б30447-н/аб

Сегодня в России активно строятся православные храмы, СМИ рассказывают о церковных праздниках, представители духовенства часто принимают участие в разных официальных мероприятиях. Много говорится о торжестве православия, о «православном ренессансе». Парадоксально, но вместе с тем можно говорить и о возрождении славянского язычества. Его исповедуют некоторые известные персоны, языческие персонажи проникают на страницы художественных книг, в кино, живопись, тексты песен. Языческие волхвы проводят обряды, языческие талисманы продаются в сувенирных магазинах, именами славянских богов предприниматели называют свои фирмы. Почему это происходит и что вообще известно науке о язычестве восточных славян? Ответы на подобные вопросы вы найдёте в этой книге.

Зачем и для кого написана эта книга (фрагмент)

Дорогой читатель!

Я очень рад, что среди большого количества разнообразных книг, затрагивающих тему славянского язычества, ты отыскал и открыл именно эту. Дело в том, что эта книга не похожа на те, что в изобилии присутствуют на книжных прилавках. Ты спросишь, в чём отличие? Думаю, отличий можно насчитать несколько, но сначала давай определимся с жанром этой книги. Эта книга является научнопопулярной. Это означает, что она написана учёным и на основе научных данных, но написана не для учёных, а для широкого круга образованных читателей, испытывающих интерес к соответствующей теме. Это отнюдь не лёгкий жанр, как по содержанию, так и по исполнению. В современной России он, к сожалению, успел прийти в упадок, хотя некогда, ещё во времена СССР, был хорошо развит. Наверное, ты, мой любезный читатель, не раз задавался вопросом – можно ли верить тому, что написано в книгах о славянском язычестве и вообще о древней истории славян, ведь пишут об этом всё время разное… Даже в школьных учебниках истории, куда, казалось бы, должна попадать только проверенная и перепроверенная информация, сведения о язычестве восточных славян крайне противоречивы. Что и говорить, разобраться в том, кому и почему стоит верить, сложно. Сложно не только для человека, не имеющего профильного исторического образования, но даже и для дипломированных историков (сужу об этом по собственному опыту). Никто не обнимет необъятного – этот известный афоризм Козьмы Пруткова сполна применим к изучению истории. История необъятна, и никто не может её знать. Однако мы можем её изучать. В этой книге я постараюсь показать, как изучают древнее язычество учёные, и как это делают дилетанты, а также то, какие выводы из творчества тех и других могут сделать их читатели. Это и станет одной из особенностей данной книги. Теперь расскажу об этих особенностях подробнее.

Те научно-популярные работы на тему славянского язычества, которые я встречал, не имели своей задачей продемонстрировать читателю специфику научного творчества, так называемую творческую кухню исследователя. Они лишь излагают наиболее устоявшиеся в науке взгляды на религиозно-мифологические воззрения наших предков – славян. Проблема в том, что сами эти взгляды, даже если они и устоялись, вовсе не являются непреложной истиной. Учёные, так же как и все, могут ошибаться. С течением времени могут появиться (и часто, действительно, появляются новые данные, заставляющие учёных пересматривать свои прежние взгляды. Но главное, что любое историческое исследование представляет собой реконструкцию, которая лишь в какой-то степени соответствует тому событию или явлению, которое изучает историк. Эта специфика исторического познания очень часто не осознаётся людьми, далёкими от исторической науки – им хочется абсолютного, непреложного, не подвергаемого сомнению знания. Собственно, того же хочется и учёным, но увы, такое знание не является научным. Поэтому само по себе сведение воедино наиболее распространённых научных воззрений на славянское язычество мне не представляется удачным. Дотошный читатель всегда сможет предъявить автору такого труда массу претензий: «А почему в книге умалчивается о таких-то фактах?», «А почему не отражено мнение вот этого учёного?» и так далее. Проблема в том, что если автор добросовестно соберёт, да ещё и подробно прокомментирует все известные ему факты и варианты их интерпретации, то получится толстенный научный труд, который среднестатистический читатель не только не прочтёт, но даже побоится взять в руки.

 

Мурзин, А. А. (Канд. культурол. наук). “Gluck auf”, или Цивилизация горняков / А. А. Мурзин ; [РФФИ]. – Екатеринбург : Институт образовательных стратегий, 2018. – 281 с. : ил. – (Научно-популярная серия РФФИ). – Библиогр. в подстроч. примеч. – ISBN 978-5-6041901-0-4.

Шифр ББК: 63.3(4)-7 М 91
Местонахождение в библиотеке: Б30452-к/х; Б30453-н/аб

«Gliick auf!» – старинное приветствие немецких горняков. Оно переводится, как «Счастливого возвращения!» Основу книги составили старинные предания горняков регионов России и некоторых европейских стран. Их изучение открывает целый мир – цивилизацию горняков. Здесь исторические факты переплетаются со старыми горными сказками о древних жителях горных регионов, первооткрывателях полезных ископаемых, начале горного дела. Особый колорит культуре горняков придают народные промыслы и праздничные традиции. Важное место в книге уделено сохранению культурного наследия горняков в музеях разных стран.

Книга адресована широкому кругу читателей.

Предисловие

Люди давно открыли для себя богатства земных недр. В пер­вобытную эпоху для изготовления орудий труда человек стал использовать камень. Из камня древние люди сооружали свя­тилища и делали первые орудия труда, в его таинственную силу верили, а о волшебных свойствах слагали легенды.

В поисках камней люди столкнулись с самородками меди. Первоначально они посчитали металл золотисто-розоватого цвета камнем, который, в отличие от известных ранее, при уда­рах молотка не давал сколов, а лишь изменял свои размеры и форму, становясь тверже.

Прошли десятилетия, пока люди обнаружили, что, попа­дая в огонь, металлы плавятся и изменяют свою форму. Из меди стали изготовлять не только орудия труда, но и украше­ния, ритуальные предметы. Археологами найдены древнейшие изделиями из рудной меди – булавки, шила, сверла, бусинки, колечки, подвески. Они были обнаружены в нынешней Тур­ции, в поселении под названием Чайоню, которое датируется 7250-6600 гг. до н. э. В VI тыс. до н. э. медь была известна жите­лям Двуречья и долины Инда. К началу IV тыс. до н. э. медные изделия появились в различных уголках нынешней Восточной Европы, а с IV тыс. до н. э. они полностью вытеснили каменные орудия труда. Первые рудники, где добывали медь, появились в эпоху неолита. Об этом свидетельствуют находки археологов в Африке, Европе и Азии. С этого времени можно говорить о начале горного дела.

Горное дело - это особая сфера человеческой деятельности, связанная с освоением земных недр, добычей и переработкой полезных ископаемых.

С III тыс. до н.э. стали изготовлять изделия из сплава меди и олова – бронзы. Историки металлургии считают, что первые бронзовые изделия были получены в процессе так называемой восстановительной плавки смеси медной и оловянной руд с древесным углем.

Вслед за медью человек познакомился с железом.

Самородную медь наши предки плавили сначала в специаль­ных ямах, а затем в керамических горшках и печах. Такие ямы заранее загружали древесным углем и медной рудой, а затем в них зажигали костер. После окончания плавки металл стекал в заранее подготовленное для этого углубление в яме, где он за­тем застывал. Выплавленный таким образом металл очищали, и он в дальнейшем использовался для изготовления различных орудий труда и других изделий.

Были известны в древности и способы плавки железа из добытой руды. Сыродутный способ – один из них. В печь загружали железную руду и уголь, во время горения происходило частичное восстановление железа из руды. Позже такие печи стали оснащаться мехами, которые сначала приводились в действие руками человека, а позже – водяным колесом или конной тягой. Они увеличивали эффективность работы печи и повышали температуру в ней. За счет этого железо выплавлялось лучше и быстрее.

Изготавливались и формы для литья из мягкого сланца, известняка, песчаника и глины. Они помогали отливать из металла орудия труда, наконечники копий и стрел, мечи и различные украшения. Формы для литья имели разъемные створки, а внутри были полые. Створки формы плотно соединяли между собой во время плавления, а в заранее сделанное отверстие заливали металл. Чтобы формы могли использоваться несколько раз, их смазывали изнутри жиром.

Каменный, бронзовый, железный – не случайно так стали называть отдельные периоды древней истории.