Монархи и их эпоха: подборка книг из фонда НБ ВолГУ

Подборка книг из фонда НБ ВолГУ:

  • Корона и эшафот. Исторические очерки;
  • Кони, Ф. История Фридриха Великого;
  • Брэдфорд, Сара. Елизавета II: биография Ее величества королевы;
  • Йена, Д. Екатерина Павловна : великая княжна – королева Вюртемберга;
  • Хэгерманн, Д. Карл Великий;
  • Соловьев, С. М. Император Александр I. Политика, дипломатия.


Корона и эшафот. Исторические очерки
/ сост.: О. В. Вадеева, Л. С. Вадеев. – Москва : Политиздат, 1991. – 318 с.

Шифр ББК: 63.3(0) К 68
Местонахождение в библиотеке: М29961, М29962-н/аб; М29699-к/х

Среди авторов произведений Стефан Цвейг.
На обширном историческом фоне в книге рассказывается о причинах и обстоятельствах гибели королевы шотландской Марии Стюарт, английского короля Карла I, французских короля Людовика ХVI и королевы Марии Антуанетты, императора России Николая II. Приводятся малоизвестные драматические факты.

От составителей

Сюжет предлагаемой вниманию читателей книги не отнести к числу тривиальных или часто встречающихся в нашей литературе.

В ней повествуется о причинах и обстоятельствах казни шотландской королевы Марии Стюарт, английского короля Карла I, французских короля Людовика XVI и королевы Марии Антуанетты, российского императора Николая II. Но исторический материал книги гораздо шире. На фоне английской и французской буржуазных и Октябрьской социалистической революций авторы показывают исполненные драматизма острейшие столкновения противоборствующих политических сил, гигантские социальные преобразования и катаклизмы, круто меняющие судьбы отдельных личностей и целых народов.

Разумеется, проблема насилия в истории и особенно в ходе революций требует глубокого историко-философского осмысления. В наши дни на передний план стали выдвигаться морально-этические и правовые оценки событий прошлого. И поиск исторической правды.

В книге помещены материалы, как взятые из полузабытых изданий 1918−1920 гг. («Казнь королей», «Процесс Людовика XVI»), так и из современных книжно-журнальных публикаций.

 

Кони, Ф. История Фридриха Великого / сост. С. М. Булатов и др. – М. : Алгоритм, 1997. – 508 с. : ил. – (История и личность. Фридрих Великий). – ISBN 5-88878-005-7.

Шифр ББК: 63.3(4Г)4д К 64
Местонахождение в библиотеке: С107634-н/аб-(39-60), С102220-к/х

Фридрих Великий… Русскому читателю, специально историей не занимающемуся, это имя навевает смутные воспоминания о каких-то победах русского оружия и даже, кажется, о взятии Берлина. Да еще припоминается фраза Суворова о том, что “русские прусских всегда бивали”. Тем не менее, при упоминании данной исторической личности кавычки не употребляются.

Читатель, ознакомившись с данной книгой, получит полное представление о прусском короле – полководце и экономисте, законодателе и философе, поэте и музыканте Не так уж много столь разносторонне развитых личностей оказывались в разные времена у кормила правления

Некоторая идеализация героя книги автором не является чем-то необычным ни для предыдущих, ни, тем более, для последующих веков.

Текст сопровождается замечательными иллюстрациями, выполненными А. Менцелем для книги Ф. Куглера “История Фридриха II”.

ГЛАВА ПЕРВАЯ (фрагмент)

Рождение

Фридрих II, прозванный современниками и потомством Великим, родился 24 января 1712 года, в королевском дворце, в Берлине. Появление его на свет было встречено неизъяснимой радостью, потому что все надежды венценосного семейства покоились на нем. На престоле прусском сидел еще дед новорожденного, король Фридрих I; но он имел единственного сына Фридриха-Вильгельма, у которого два первые сына умерли вскоре после рождения. Если бы Фридрих-Вильгельм остался без мужского потомства, королевская корона должна была перейти на боковую линию царствующего дома. Эта мысль огорчала старика короля. Ему принесли известие о рождении внука в ту самую минуту, когда он садился за стол с большой придворной церемонией, по тогдашнему обычаю.

Он тотчас оставил столовую и поспешил лично поздравить августейшую роженицу и поцеловать будущего наследника своего престола.

Вскоре жители столицы были извещены о радостном событии в королевском доме пушечной пальбой и колокольным звоном. Награды, розданные многим почетным лицам, и обед для всех бедных, содержащихся в городских богадельнях, сделали этот торжественный день еще радостнее.

Король Фридрих I наследовал государство от отца своего, великого курфюрста бранденбургского Фридриха-Вильгельма. Этот курфюрст был первый и единственный монарх в Германии, который после опустошительной Тридцатилетней войны и при могучем перевесе Франции сумел с честью сохранить достоинство своего звания и значение в политической системе Европы. Он возвысил свое государство до уважительного величия и значительной силы. Он так счастливо вел войны и так мудро управлял, что возбудил неудовольствие при австрийском дворе. В Вене с тревогой замечали, что на берегах Балтийского моря крепкой стопой стал новый великан. Австрийскому властолюбию, которое стремилось к полной власти над всей Германией, было неприятно, что в руках подведомственного имперского князя расширялось влияние, могущее возрасти до неограниченной власти.

 

Брэдфорд, Сара. Елизавета II : биография Ее величества королевы. – М. : Вагриус, 1998. – 512 с. : ил. – ISBN 5-7027-0560-2.

Шифр ББК: 63.3(4Вел)6-8 Б 89
Местонахождение в библиотеке: С106492-к/х

На свете мало людей, которые знают правду о жизни Елизаветы II и ее семьи лучше, чем Сара Брэдфорд. Она училась в монастыре Св. Марии в Оксфорде, где специализировалась по истории. Жила в Вест – Индии, Португалии и Италии. Работала в рукописном отделе аукциона “Кристи”, а потом консультантом “Сотби”. Первой из женщин написала в 1969 году книгу о портвейне – это исследование считается классическим. В 1976 году опубликовала свой первый биографический труд “Цезарь Борджиа”, по которому позже сняли популярный телесериал. В последующие годы вышли книги “Диэраэли” (1982), “Принцесса Грейс” (1984), “Георг VI” (1989) и “Санверелл Ситвелл” (1993). Была экспертом телесериала “Виндзорская династия”. Над книгой о Елизавете II, впервые вышедшей в 1996 году, Сара Брэдфорд работала десять лет: изучала архивы и документы, беседовала с придворными, политиками, членами королевской семьи, отделяла истину от сплетен и факты от вымысла.

I. СУДЬБА (фрагмент)

Очень холодным февральским днем 1952 года самолет британской авиакомпании «Аргонавт» медленно катился по посадочной полосе лондонского аэропорта Хитроу. Выстроилась шеренга встречающих: члены королевского семейства» министры, наконец, Уинстон Черчилль собственной персоной — его было видно издалека. В знак траура по королю все собравшиеся были в черном, мужчины стояли с непокрытыми головами. Из иллюминатора самолета выглянула хрупкая двадцатипятилетия» женщина; ее кожа слегка загорела под жарким африканским солнцем. За линией встречающих выстроился кортеж старомодных королевских «Даймлеров».

— Так-так, — с мрачным юмором сказала молодая женщина, — я вижу, они и катафалки с собой захватили.

Спускаться по трапу женщина не торопилась. Она надела черное траурное пальто лишь в самый последний момент, словно хотела как можно дольше оттянуть миг формального признания свершившегося факта: ее отец мертв, и отныне у нее никогда больше не будет даже той частной жизни, что была раньше. Когда она спускалась по ступенькам и приветствовала членов кабинета, это была уже живая икона: прежде всего монархиня и символ Британии и лишь на втором месте — жена и мать. Елизавета смирилась с судьбой.

Принцессе Елизавете-Александре-Марии Йоркской было десять лет и восемь месяцев, когда она узнала, что ей почти наверняка суждено стать королевой Великобритании. Это произошло 10 декабря 1936 года, в четверг. С начала декабря, когда дни стали темными и короткими, в доме ощутимо нарастало напряжение: мать девочки не выходила из спальни, болея гриппом, а отец появлялся лишь ненадолго и сразу же снова исчезал. Вид у него был затравленный, лицо подергивалось нервным тиком. Напротив дома № 145 по Пикадилли безмолвно стояла толпа. Все жаждали знать, когда принц Альберт, герцог Йоркский, станет королем, сменив на престоле своего старшего брата Эдуарда VIII, которого маленькая Елизавета звала «дядей Дэвидом». Эдуард VIII был не только королем Великобритании, но еще и императором Индийским, сюзереном Австралийского, Канадского, Южноафриканского и Новозеландского доминионов; он царствовал над великой империей, на просторах которой никогда не заходило солнце.

Новость девочка узнала от слуг. Родители были в таком состоянии, что не удосужились объяснить дочери, что происходит. А происходило нечто и в самом деле из ряда вон выходящее, один из самых опасных и постыдных эпизодов во всей истории английского королевского рода: в то утро дядя девочки отрекся от престола ради того, чтобы жениться на американке, да к тому же еще и разведенной.

 

Йена, Д. Екатерина Павловна : великая княжна – королева Вюртемберга / Детлеф Йена ; [пер. с нем. Ж. А. Колобовой ; вступ. ст. И. А. Воронина]. – М. : АСТ : Астрель, 2006. – 416 с., 16 с. ил. – (Историческая библиотека). – Библиогр.: с. 405-413. – ISBN 5-17-029170-1 ; 5-271-11359-0.

Шифр ББК: 63.3(2)521.1-8 И 30
Местонахождение в библиотеке: С212800-к/х

Героиней данной книги стала великая княжна Екатерина Павловна, дочь императора Павла I, внучка Екатерины Великой.

Любимая сестра Александра I, обладавшая недюжинным, умом и обаянием, была одной из самых ярких звезд русского двора начала XIX в. Став супругой короля Вильгельма I Вюртембергского, она добилась уважения и популярности у населения страны. Жители земли Вюртемберг до сих пор чтят память своей королевы. Внезапная смерть молодой женщины при загадочных обстоятельствах породила множество мифов и домыслов.

В книге показан весь жизненный путь этой амбициозной женщины со сложным и противоречивым характером, рассмотрена ее роль в европейской политике того времени.

ЕКАТЕРИНА ПАВЛОВНА: ПОРТРЕТ НА ФОНЕ ЭПОХИ (фрагмент)

Книга немецкого исследователя Детлефа Йена посвящена жизни и деятельности великой княжны Екатерины Павловны (1788 — 1819), — принцессы Ольденбургской и королевы Вюртембергской, любимой сестры императора Александра I. Судьба Екатерины, к сожалению, мало исследована в России, а имя ее едва ли известно за пределами узкого круга профессиональных историков. Между тем эта незаурядная женщина сыграла значительную роль в истории Европы начала XIX века. Вся недолгая, но яркая и богатая событиями жизнь Екатерины — дочери русского императора Павла I и императрицы Марии Федоровны, урожденной принцессы Вюртембергской, — служила зримым подтверждением того колоссального взаимовлияния, которое было присуще России и Германии на протяжении всего XIX века. Период становления личности и взросления великой княжны пришелся на неспокойные для России годы. Дворцовый переворот 1801 года, приведший к власти Александра I, попытки либеральных реформ, которые он предпринимал, наконец, борьба России с Наполеоном — вот важнейшие события, оказавшие значительное влияние на судьбу и мировоззрение Екатерины Павловны. Великая княжна оказывала определенное влияние на политику своего брата, имевшую огромное значение как для России, так и для всей Европы. Автор не без успеха выявляет «скрытые пружины» политической деятельности Екатерины Павловны, вскрывает мотивы ее поступков. Главной движущей силой политической активности юной великой княжны немецкий историк считает ее незаурядное честолюбие и стремление играть заметную роль в русской и европейской политике.

Книга Детлефа Йена написана в жанре психологической истории, предполагающем исследование особенностей характера, психологических черт, мотивации поступков изучаемого исторического персонажа. Привлекая множество источников, автор стремится показать истинные причины тех или иных действий героини своего повествования. Первостепенное внимание уделяется династической политике петербургского императорского двора в начале XIX века и личным инициативам вдовствующей императрицы Марии Федоровны в этой области, направленным на укрепление политического влияния России в германских государствах. В отечественной исторической науке XX века, к сожалению, мало , внимания уделялось исследованию династической политики дома Романовых. Между тем во время острых политических кризисов в Европе конца XVIII — начала XIX века личные связи монархов имели огромное значение во взаимоотношениях государств. В период ожесточенной дипломатической, а потом и вооруженной борьбы, которую Россия вела с наполеоновской Францией, разумная династическая политика русского императорского двора существенно способствовала возникновению и укреплению общеевропейского союза, сокрушившего в конечном итоге наполеоновскую империю и избавившую Европу от французской гегемонии. Немалую роль в династической политике дома Романовых сыграла и Екатерина Павловна. Детлеф Йен подробно исследует этот вопрос, попутно приоткрывая завесу над многими неясными сюжетами династической политики европейских дворов начала XIX века. Изучение личности Екатерины Павловны в контексте династической политики дома Романовых позволяет лучше понять особенности ее психологии, мотивы тех или иных поступков великой княжны.

 

Хэгерманн, Д. Карл Великий / Дитер Хэгерманн ; [пер. с нем. В. П. Котелкина]. – М. : АСТ : Ермак, 2003. – 686 с., 16 с. ил. – (Историческая библиотека). – ISBN 5-17-018682-7 ; 5-9577-0127-0.

Шифр ББК: 63.3(4)41-914.21 Х 99
Местонахождение в библиотеке: С214821-к/х

Карл Великий – это имя постоянно встречается в исторических хрониках и современных исследованиях.

Но где заканчивается легенда о величайшем из королей франков и начинается подлинная история умного, тонкого и дальновидного политика и полководца, превратившего силой меча и дипломатии свое слабое, обескровленное государство в могущественную империю?

Эта книга поможет вам узнать, каким в действительности был Карл Великий – император, которого историки сравнивают с Александром Македонским, Цезарем и Наполеоном.

ВВЕДЕНИЕ (фрагмент)

Карл Великий — это имя постоянно встречается в исторических хрониках и современных исследованиях.

Но где заканчивается легенда о величайшем из королей франков и начинается подлинная история умного, тонкого и дальновидного политика и полководца, превратившего силой меча и дипломатии свое слабое, обескровленное государство в могущественную империю?

Эта книга поможет вам узнать, каким в действительности был Карл Великий — император, которого историки сравнивают с Александром Македонским, Цезарем и Наполеоном.

Карл Великий — неотъемлемая часть европейской истории. По масштабности он сравним, пожалуй, с Александром Великим (Македонским), Ганнибалом, Цезарем и Наполеоном. Жизнь Карла Великого соткана из мифов и истины. Говоря словами Пьера Бурдьё, судьба Карла Великого — это «биографическая иллюзия». Поэтому новая биография Карла Великого не нуждается в особом перекраивании. Если верно утверждение, что каждое поколение отличается собственным взглядом на историю и, таким образом, всякий раз имеет место переосмысление предания, то это характеризует и Каролингский век, в центре которого уже в понимании средневековья оказался яркий представитель эпохи — Карл Великий.

Этот период истории, отразившийся в названии и в самой личности императора франков, отличается особым качеством. Арно Борет более трех десятилетий назад охарактеризовал его следующим образом: «Карл Великий заложил основу истории, до сих пор вызывающей интерес специалистов, занимающихся современной Европой; речь идет о взаимопонимании европейских народов и национальных разделениях, о государственном устройстве и общественных структурах, о христианской нравственности и античном образовании, о неиссякающем предании и манящей свободе». В сущности, это незавершенный исторический процесс, живо напоминающий о себе многообразием и новизной форм. Соответственно меняется не только взгляд наблюдателя на каждый пройденный этап, но и оценка исходного исторического момента. «Живое воздействие и, стало быть, постоянная трансформация» в сознании ученого под влиянием господствующих тенденций своего века порождают нерасторжимое целое, элементами которого оказываются продиктованная источниками объективность, с одной стороны, и оторванная от реальности субъективность, с другой.

Европа, ныне стремящаяся обрести новый политический облик, несомненно, возвращается к своим корням, к межнациональной, многоуровневой структуре, сформированной личностью правителя и его семьи, которую мы за неимением соответствующих терминов обычно называем эпохой династии Каролингов или империей Карла Великого.

 

Соловьев, С. М. (1820-1879). Император Александр I. Политика, дипломатия / Сергей Соловьев. – Москва : АСТ : Астрель, 2003. – 638 с. – (Историческая библиотека). – ISBN 5-17-017478-0 ; 5-271-05706-2.

Шифр ББК: 63.3(2)521.1-8 С 60
Местонахождение в библиотеке:У36530-к/х

Многие историки трактовали личность Александра как слишком романтическую, неустойчивую, подверженную противоположным влияниям. С.М. Соловьев, напротив, считал, что у него “есть своя система, свое направление, которому он неуклонно следует”.

Преобразователь, мечтающий о реформах вплоть до создания в России парламента, просветитель, открывающий новые университеты, гимназии и училища, соперник “военного гения (Наполеона), уничтоживший его темную деятельность. ведущий неутомимо войну. не для покорения, а для освобождения народов” – вот тот образ Александра I, названного благословенным, который встает перед читателем со страниц увлекательнейшего исторического повествования.

Орфография и пунктуация автора частично сохранены.

Часть первая (фрагмент)

Как в отдельных народах сильные движения, перемены и борьбы служат мерилом сил народных, крепости известного государственного строя, как в отдельных народах история этими движениями и борьбами проверяет, постукивает и выслушивает, что в народном организме крепко и что слабо, где болезнь, от которой народ может или не может излечиться, так и в целой группе народов, которые живут общей жизнью, как народы европейские, подобные движения и борьба служат той же цели, указывая силу или слабость каждого члена народной группы, выясняя характер, задачи, историческое значение каждого из них. Поэтому изучение таких великих движений бывает в высокой степени поучительно, и деятельность лиц, стоявших на первом плане во время этих событий, останавливает особенно внимание историка.

Общие великие движения в Европе следуют одно за другим, после того как политический организм ее сложился; они происходят в силу стремления поддержать этот организм, равновесие между органами, поддержать выработанное европейско-христианской жизнью начало — общую жизнь народов или государств при их самостоятельности; такова была продолжительная и упорная борьба Франции с Габсбургским домом, в которой сильнейшие государства Европы сдерживали друг друга. Тридцатилетняя война, начавшаяся под религиозным знаменем, кончилась также стремлением сдержать усиление Габсбургского дома, что и удалось Франции. Война за испанское наследство произошла из того же стремления — обезопасить Европу от французской гегемонии — и увенчалась успехом; Семилетняя война имела целью сдержать опасное усиление Пруссии. Но все эти борьбы затмились в сравнении со страшной борьбой, которую Европа должна была вести в конце XVIII и начале XIX века с завоевательными стремлениями Франции.

Причин такой важности и продолжительности последней борьбы, разумеется, надобно искать на той и на другой из борющихся сторон. Со стороны Франции сила завоевательных стремлений условливалась тем, что войско и его главнокомандующий, способнейший из генералов, явились на первом плане со своими интересами. Последние деятели Конвента покончили с революцией, с республикой, когда в борьбе с реакцией призвали на помощь войско генерала. Но это обращение к войску произошло не случайно, не было личным делом, чьим-либо. Революция истребила всех своих крупных деятелей, своих вождей; на ее стороне не было больше способностей; но в это самое время в армии увеличилось число военных способностей вследствие переворота, который дал возможность даровитым людям быстро двигаться снизу вверх; война усилила эту возможность, ускорила развитие военных способностей. Таким образом, на стороне войска не была одна материальная сила. Кроме того, революционное движение оказалось несостоятельным в глазах большинства; идеалы, выставленные двигателями революции, явились недостижимыми; нарушения известных нравственных интересов, кровавые явления и лишения материальные возбудили отвращение к обманувшему надежды движению, — и, как скоро революция истребила последних своих сильных деятелей, оказалась могущественной реакция. Народ требовал прекращения революционного движения, требовал отдыха, восстановления спокойствия, порядка, требовал силы, которая бы разобралась в развалинах, примирила интересы или хотя бы даже задавила борьбу между ними; эту силу можно было найти только в войске.