4 книжные новинки по археологии из фонда НБ ВолГУ

Книги из фонда НБ ВолГУ:

  • Население архаической Синдики;
  • Вятская археологическая экспедиция. Материалы и исследования Камско-Вятской археологической экспедиции. Т. 21;
  • Габуев, Т. А. Памятники ранних алан центральных районов Северного Кавказа;
  • Зайцева, И. Е. Ювелирное дело “Земли Вятичей” во второй половине XI-XIII в.

Население архаической Синдики = Population of Archaic Sindica : по материалам некрополя у хутора Рассвет / [А. С. Клемешов [и др.] ; под отв. ред. А. А. Малышева ; Ин-т археологии РАН . – Москва : [Гриф и К], 2010. – 272 с. : ил. – (Некрополи Черноморья. 3). – Список лит.: с. 261-268. – Список лит. в конце ст.: с. 17-19. – Парал. загл. на англ. яз. – ISBN 978-5-8125-1552-2.

Шифр ББК: 63.48(235.73) Н 31
Местонахождение в библиотеке: Б30342-к/х

От редактора

Вниманию читателя предлагается публикация материалов об одном из крупнейших могильников абориген­ной культуры архаического и клас­сического времени на территории азиатского Боспора, расположенно­го в 12 км к востоку от античной Горгиппии.

Это третий том в серии «Некро­поли Черноморья», задачей которой является публикация о важнейших погребальных археологических па­мятниках региона, получившего в научной литературе название по­луостров Абрау, с целью создания прочной источниковой базы по его этнополитической истории.

Первый том серии «Юго-Восточная периферия Боспора в эллинистиче­ское время: По материалам Раевско­го некрополя», изданный в 2007 г., позволяет воссоздать этнополитическую ситуацию предгорий Северо-Западного Кавказа в эллини­стическую эпоху. О дальнейшем ее развитии можно судить по материа­лам второго тома серии «Аспургиане на юго-востоке азиатского Боспора: по материалам Цемдолинского некрополя», изданного в 2008 г.

Приносим глубокую благодарность директору Анапского археологического музея И.Н. Мельниковой, заведующей отделом археологических фондов канд. культурологии О.В. Галут, заведующему отделом археологии В.М. Бондаренко за помощь при подго­товке рукописи и иллюстративных материалов тома.

Иллюстративная часть выполнена Н.Н. Воропаевой, Н.П. Довгалюк, А.А. Малыше­вым и Н.С. Сафроновой.

В редактировании книги приняли участие Л.Б. Орловская и А.С. Клемешов, ком­пьютерная верстка выполнена А.В. Чистяковым и М.В. Рапоцевичем, художественное оформление книги — Н.С. Сафроновой. Пользуясь случаем, коллектив авторов прино­сит глубокую благодарность всем названным лицам.

 

Камско-Вятская археологическая экспедиция. Материалы и исследования Камско-Вятской археологической экспедиции. Т. 21 : Неволинский могильник VII-IX вв. н. э. в Пермском Предуралье/ Р. Д. Голдина ; [науч. ред. Л. И. Липиной]; Ин-т истории и культуры народов Приуралья Удмуртского гос. ун-та / Камско-Вятская археологическая экспедиция ; авт. тома : Р. Д. Голдина ; [науч. ред. Л. И. Липиной] ; Ин-т истории и культуры народов Приуралья Удмуртского гос. ун-та. – Ижевск : [Б. и.], 2012. – 470 с. : ил., таб. – Список лит.: с. 384-389. – ISBN 978-5-901304-47-1.

Шифр ББК: 63.48(235.553) К 18
Местонахождение в библиотеке: Б30345-к/х

В книге доктора исторических наук, профессора Удмуртского государственного университета Р.Д. Голдиной опубликованы результаты её исследований на всемирно известном могильнике эпохи средневековья в Прикамье — Неволинском. Материалы раскопок этого памятника А.В. Шмидтом и О.Н. Бадером в 1926-27 и 1950 гг. были опубликованы в 1969 г. в Будапеште (J. Erdelyi, E. Ojtozi, W. Gening. Das Graberfeld von Newolino). Работы на могильнике были продолжены в 1968, 1979, 1981 и 1982 гг. Р.Д. Голдиной и исследовано 264 погребения. Сохранившаяся часть памятника раскопана полностью. В предлагаемой монографии всесторонне изучен погребальный обряд населения, оставившего Неволинский могильник, выполнена классификация его материалов, определена дата — вторая четверть 7 — первая четверть 9 в., выделены три хронологические стадии: I — вторая четверть — конец 7 в.; II — начало — третья четверть 8 в.; III — четвёртая четверть 8 — первая четверть 9 в. Выявлены основные направления контактов населения Прикамья в 7-9 вв. — Византия и степи Причерноморья, Кавказ, Иран и Средняя Азия. Высказаны некоторые замечания о социальном строе прикамского населения эпохи средневековья. В заключении дана характеристика современного состояния изученности неволинской археологической культуры — одного из территориальных образований древних коми-пермяков.

Предисловие

Изучение археологических памятников I тысячелетия н.э. вызывает у исследователей значительный интерес, так как многие явления этого времени стали определяющими для последующих периодов истории Евразии. Сложные этнические процессы, усиленные «великим переселением народов», заложили основы современной карты расселения народов этого региона.

Археологические памятники 4-9 вв., расположенные в Приуралье, в бассейне р. Сылвы, относятся к неволинской культуре. Территория их распространения в географическом отношении представляет собой часть Среднего Урала на западном склоне главного хребта. Горы здесь сглажены и служат удобным перевалом из Приуралья в Зауралье. Район обладает развитой речной системой. Междуречье рр. Сылвы и Ирени покрыто растительностью лесостепного характера, с юга сюда вклинивается полоса черноземья. Севернее начинается лесная полоса, в которой многочисленны разнообразные звери, в том числе пушные. Таким образом, Сылвенско-Иренское поречье с физико-географической точки зрения занимало выгодное и благоприятное положение. Возможность контактов с различными районами — лесным Прикамьем, степной и лесостепной зоной Приуралья, Зауральем, Поволжьем, а также более отдалёнными — Средней и Передней Азией, Сасанидским Ираном, Византией и другими областями наложили отпечаток на материальную культуру населения этого региона в I тысячелетии н.э., определили его своеобразие и самобытность. Среди памятников неволинской культуры выделяется Неволинский могильник, давший название всей культуре.

Могильник стал известен в конце 20-х гг. 20 столетия в результате работ А.В. Шмидта, обратив на себя внимание учёных многочисленностью и разнообразием погребального инвентаря. В последующем небольшие раскопки были проведены О.Н. Бадером, обучавшим здесь методике исследований могильников студентов своей школы Пермского университета. Начиная с 1968 г. на памятнике проводила раскопки автор монографии, сначала со студентами Уральского государственного университета, а затем — Удмуртского университета. В исследованиях могильника как полевых, так и камеральных принимали участие мои коллеги и ученики А.В. Прокопов, к.и.н., проф. В.А. Кананин, Н.В. Водолаго, Г.В. Лодыгин, Л.И. Савина, к.и.н. Н.А. Лещинская (Ярославцева), А.С. Лещинский, В.К. Ткаченко, д.и.н. О.М. Мельникова (Кудрявцева), Н.А. Алексеева, к.и.н. А.Г. Иванов, В.В. Вагин, к.и.н. С.Р. Волков, к.и.н. Е.В. Голдина. В качестве зам. начальника экспедиции работала д.и.н. Г.В. Мерзлякова — сейчас ректор Удмуртского государственного университета, профессор. В подготовке книги к изданию неоценимую помощь оказали Е.Ю. Метелева (Сердюк), к.и.н. Л.И. Липина, В.Г. Базанова, И.Г. Соловьёва. Всем им автор выражает свою глубокую признательность.

Автор также бесконечно благодарен господину профессору Института ранней и средневековой истории Венского университета Ф. Дайму (г. Вена, Австрия) за инициативу в подготовке к опубликованию этой работы, за его деятельность по развитию многосторонних контактов между археологами Австрии и Удмуртии. Автор благодарит господина доктора П. Штадлера, профессора, главного консультанта Естественно-исторического музея (г. Вена, Австрия), за огромный труд по обработке материалов Неволинского могильника по разработанной им программе «Serion», а также госпожу Т. Денисову-Штадлер, аспирантку кафедры археологии Удмуртского государственного университета за неоценимую помощь в подготовке к публикации этой работы.

Особые слова благодарности хотелось сказать доценту кафедры для гуманитарных специальностей факультета профессионального иностранного языка Удмуртского государственного университета, кандидату филологических наук Г.А. Грызловой за её работу в качестве переводчика во время моей командировки в Австрию в 1992 г., а также во время пребывания проф. Ф. Дайма в 1990 и 1992 гг. в г. Ижевске, за её высококвалифицированный перевод текстов моей рукописи о Неволинском могильнике с русского на немецкий, а также с немецкого на русский книги J. Erdelyi, E. Ojtozi, W. Gening. Das Gräberfeld von Newolino. Budapest, 1969.

 

Габуев, Т. А. Памятники ранних алан центральных районов Северного Кавказа / Т. А. Габуев, В. Ю. Малашев ; Ин-т археологии РАН, Гос. музей искусства народов Востока. – Москва : ТАУС, 2009. – 468 с. : ил., таб., цв. ил. – (Материалы и исследования по археологии России. 11). – Список лит.: с. 453-466. – На авантит.: Светлой памяти замечательного ученого и человека, М. П. Абрамовой, мы посвящаем эту книгу. – ISBN 978-5-903011-47-6.

Шифр ББК: 63.443(235.7) Г 12
Местонахождение в библиотеке: Б30348-к/х

В книге осуществлено комплексное междисциплинарное исследование ма­териалов одного из опорных памятников аланской культуры центральных районов Северного Кавказа — могильника Брутского городища, полученных авторами при раскопках на территории Республики Северная Осетия — Алания. В работе дается подробное описание погребальных комплексов могильника, проводится анализ пог­ребального обряда и инвентаря, которые рассматриваются в контексте материаль­ной культуры не только населения региона, но и Евразийских степей. Анализируется культурная ситуация на территории Центрального Кавказа во И—IV вв. н. э. Проводится исследование палеоантропологических, палеопочвениых материалов, полученных при раскопках памятника.

Введение (фрагмент)

Одной из наиболее важных задач в изучении истории населения Центрального Кавказа сар­матского времени является выявление памятников ранних алан и определение времени освоения ими территории предгорной полосы этой части региона. На территории предгорий центральных районов Северного Кавказа во II-IV вв. н.э. наблюдается культурный феномен: в короткий срок возникают громадные городища (до 1,5 км2 площадью) и связанные с ними могильные поля до нескольких км2 с подкурганными катакомбами. Расстояние между городища­ми иногда не превышает нескольких км. Подобная плотность населения здесь неизвестна ни в предшествующую, ни в последующую эпохи. Важно отметить, что культура этого населения является основой культуры раннесредневековых алан Северного Кавказа, наделено зафиксиро­ванных в этих районах письменными источниками.

История археологического изучения раннеаланских древностей Северного Кавказа насчи­тывает более столетия. Первые шаги в этом направлении были сделаны работами А.А. Бобринс­кого в конце XIX в. (ОАК за 1888 г.). За это время алановедение прошло достаточно длительный путь развития. Фундамент современных знаний был заложен работами В.Ф. Миллера, В.И. Абаева, Ю.С. Гаглойти, В.А. Кузнецова, М.П. Абрамовой, В.Б. Ковалевской и др. Особый аспект исследо­ваний в области аланской тематики — проблема происхождения и ранней истории алан в регио­не. Поскольку сведения письменных источников, касающиеся северокавказских алан в римское время очень кратки, скудны и лакунарны, решающее слово при решении этих вопросов принадле­жит археологии. Мы не будем подробно останавливаться на проблемах историографии вопроса о ранних памятниках алан в регионе, об этом уже не раз писала М.П. Абрамова (см. Абрамова, 1989; 1993; 1997). Сосредоточимся лишь на некоторых наиболее важных моментах, непосредственно относящихся к проблемам, поднимаемым в данной работе.

Важнейшим в решении аланской проблемы является вопрос о соотнесении с этим наро­дом конкретных археологических памятников и, в первую очередь памятников погребальных. В решении этого вопроса в науке можно наметить три этапа изучения аланских древностей. Археологами ретроспективно была установлена связь с аланами Северного Кавказа катакомб­ных погребений. В работе 1909 г. А.А. Спицин при анализе раннесредневековых погребений Салтовского могильника на Дону обратил внимание на тождественность катакомбных пог­ребений этого могильника с синхронными катакомбами из Осетии (Спицин, 1909. С. 69-72). Определив салтовские катакомбы как аланские, автор дал аналогичную характеристику и ката­комбам северокавказским. Несколько позже к выводу о тождественности катакомб Северного Кавказа и Салтова пришел и Ю.В. Готье (Готье, 1927. С. 80, 81). В дальнейшем концепция об аланской принадлежности катакомбных погребений Северного Кавказа стала господствующей. Чаще всего именно с аланами стали связывать катакомбы не только раннесредневекового, но и сарматского времени, соотнося их появление на Северном Кавказе с первым упоминанием в I в. н.э. этого народа в письменных источниках. Эта точка зрения на несколько десятилетий стала господствующей в науке (библиографию см.: Абрамова, 1993. С. 5-14).

Наиболее важные изменения в представлениях по проблеме происхождения и ранней истории северокавказских алан произошли во второй половине XX в. (с 60-70-хгг.). В первую очередь, это связано с раскопками грунтовых катакомбных могильников сарматского времени (Нижний Джулат, Чегем II, Подкумок,— ранние катакомбы которых датируются II—I вв. до н.э.) и работами М.П. Абрамовой, их интерпретирующих. Рассмотрев эти погребения, М.П. Абрамова выделила черты погребального обряда, свойственные местным кавказским племенам, и указа­ла на местное происхождение некоторых категорий инвентаря. Все это позволило ей сделать вывод о том, что решающая роль в формировании катакомбного обряда погребения принадле­жит местному кавказскому населению и большому влиянию Северо-Западного Кавказа, Крыма и Тамани, где были распространены земляные склепы (Абрамова, 1978; 1979; 1982). Справедливо критикуя традиционную точку зрения, М.П. Абрамова первоначально почти полностью отрица­ла роль ираноязычных кочевников в этом процессе. В дальнейшем ее формулировки стали более точными. В частности, в «местном» населении, по ее мнению, надо видеть не только автохтон­ные племена, но и ираноязычное кочевое население, проникшее на Северный Кавказ еще до появления здесь катакомбных погребений (Абрамова, 1988. С. 24, 25). Работы М.П. Абрамовой позволили многим сторонникам традиционной точки зрения по-новому взглянуть на проблему происхождения северокавказских катакомб. Таким образом, сближение некогда полярных то­чек зрения, хотя и наметилось но не привело к выработке общей, устраивающей всех исследо­вателей концепции.

 

Зайцева, И. Е. Ювелирное дело “Земли Вятичей” во второй половине XI-XIII в. = Jeweller’s Craft of the ”Land of Vyatichi” in the second half of the 11th-13th centuries / И. Е. Зайцева, Т. Г. Сарачева ; Ин-т археологии РАН. – Москва : Индрик, 2011. – 404 с., [8] с. ил. : ил. – Список лит.: с. 381-395. – Парал. загл. на англ. яз. – ISBN 978-5-91674-115-5.

Шифр ББК: 63.48(2) З-17
Местонахождение в библиотеке: Б30351-к/х

Книга посвящена комплексному исследованию ювелирного дела одного из обшир­ных регионов Древней Руси — «Земли вятичей». Впервые представлены результа­ты сравнительно-исторического анализа материалов погребальных и городских памятников: готовой продукции ювелиров, производственных комплексов, сырья и отходов производства, инструментария и специальных приспособлений. Благо­даря широкому применению естественнонаучных методов — рентгеноспектрально­му, эмиссионному спектральному, трассологическому и микроструктурному анали­зам — определены технология изготовления ювелирных изделий, набор металлов и сплавов, основные приемы металлообработки и динамика их использования вятичскими ювелирами во второй половине XI—XIII в.

Книга снабжена большим количеством иллюстраций и предназначена для истори­ков, археологов, краеведов, ювелиров, а также для всех, кто интересуется проблема­ми истории Древней Руси и историей древних производств.

Введение (фрагмент)

Ювелирные изделия по праву можно считать одним из ярчайших проявлений материальной культуры древних эпох. Они дают пред­ставление как о художественных традициях и эстетиче­ских вкусах потребителей, так и о мастерстве и произ­водственных навыках ремесленников-ювелиров. В ар­хеологической литературе ювелирными называют изде­лия из цветных и драгоценных металлов — украшения, детали костюма, предметы вооружения и быта, церков­ную утварь и культовые предметы, которые выступают полноценным источником для историко-культурных ре­конструкций прошлого.

Несмотря на то что ювелирные изделия вятичей попали в поле зрения исследователей еще в первой половине XIX в., большинство работ посвящены мор­фологии, типологии и хронологии украшений. Эти бо­гатейшие коллекции до сих пор не были подвергнуты массовому технологическому и химическому анализу, необходимость которого давно стала очевидной (Ры­баков, 1967, с. 6).

Круг рассматриваемых нами вопросов затрагивает как технологические, так и культурно-исторические проблемы. Основными задачами являются деталь­ное и всестороннее рассмотрение ювелирного про­изводства, развивавшегося в XI—XIII вв. в городках Верхней Оки – Серенске, Слободке и Спас-Городке, комплексное изучение готовой продукции ювелиров, обнаруженной в культурных слоях поселений и вхо­дившей в состав инвентаря погребальных памятни­ков, сравнительно-исторический анализ городских и сельских материалов.

Исследование осуществлено по следующим на­правлениям:

1) анализ археологически раскрытых производ­ственных мастерских, остатков сырья, а также брако­ванных и незаконченных изделий, обнаруженных на городищах;

2) изучение универсальных и специальных юве­лирных инструментов и приспособлений, собранных в процессе археологических раскопок, а также по сле­дам технологических операций, оставленных на гото­вой продукции;

3) характеристика металлов и их сплавов, бывших в распоряжении вятичских ювелиров, и определение путей поступления к ним сырья;

4) реконструкция технологии изготовления юве­лирных изделий, приемов обработки металлов и дина­мики их использования;

5) рассмотрение вопроса организации ювелирного дела в «Земле вятичей».

Подобное исследование стало возможным благо­даря широкому внедрению в археологическую науку естественнонаучных методов анализа древних сплавов и технологии изготовления предметов. Основные ме­тоды изучения — рентгеноспектральный и эмиссион­ный спектральный, трассологический и микрострук- турный анализы находок. Исследования материалов других городских центров Древней Руси, проведенные по сходной методике, Новгорода, Пскова и др. позво­ляют сравнить полученные результаты и представить ремесло «Земли вятичей» как составную часть древне­русского ювелирного дела.