Подборка книг ко Дню Славянской Письменности и Культуры

Книги из русского фонда НБ ВолГУ:

  • Уханова, Е. В. У истоков славянской письменности;
  • “В России надо жить по книге”: начальное обучение чтению и письму (становление учебной книги в XVI-XIX вв.);
  • Древняя Русь: пространство книжного слова;
  • Круг чтения древнерусского книжника XVII века.

Уханова, Е. В. У истоков славянской письменности / Е. В. Уханова. – Москва : Муравей, 1998. – 240 с. : ил. – ISBN 5-88739-057-3.

Шифр ББК: 81.41-0 У 89
Местонахождение в библиотеке: С114489-к/х; С225454-к/х(402); С120946-Русский фонд, С114487, С114488-н/аб

Аннотация:

Книга посвящена возникновению и становлению славянской письменной культуры. В ней освещаются предпосылки возникновения письменности у славян, причины ее появления, рассказывается о жизни и деятельности ее создателей – Константина Философа и Мефодия. Проиллюстрированы кириллица и глаголица – два первых славянских алфавита, рассказано о системах письма, послуживших им прототипом. Рассматривается докириллическая письменность, вокруг которой существует много загадок и псевдоисторических вымыслов. Рассказывается о первом литературном языке славян – старославянском, о первоначальном репертуаре славянской книжности, о Библии, лежащей в основе всей средневековой славянской литературы, о древнерусских рукописях, донесших сокровища нашей культуры, об их создании и мастерстве оформления.

ПРЕДИСЛОВИЕ

“Велика бо бывает польза от учения книжного: книгами бо наставляемы и учимы пути покаяния, мудрость бо обретаем и воздержание от словес книжных. Се бо суть реки, напаяющие вселенную, се суть истоки мудрости. Книгам бо есть неис-счетна глубина, сими бо в печалях утешаемы, си суть узда воздержанию. Мудрость бо велика есть…», – писал древнерусский летописец, рассказывая о времени, тсогда создавались на Руси первые книги. Сквозь века пронесли это почтение и любовь книге, преклонение перед содержащейся в них Божественной премудростью древнерусские книжники. Велик интерес к древней славянской письменности и сейчас.

С историей ее возникновения связано много загадок и тайн. Некоторые из них мы, наверное, никогда не узнаем. Однако, о многом сведения сохранились, и задача историка состоит в том, чтобы собрать их воедино, отделить реальные события от легендарных, понять всю полноту сообщаемых сведений, сопоставив их с фактами других источников, гг поместить в контекст эпохи.

Тысячу лет назад на смену язычеству из Византии на Русь пришло христианство, которое определило основные особенности развития русской культуры в последующие столетия. Являясь одной из крупнейших мировых религий, оно впитало в себя духовный опыт и культурные достижения многих народов, входивших в древнейшую цивилизацию средиземноморского региона. Принятие христианства означало для Руси, как и для других славянских государств того времени, вхождение в круг цивилизованных стран и приобщение к мировой сокровищнице культуры.

Знания и духовный опыт христианского мира, существовавшего к тому времени уже тысячу лет, были принесены к славянам в рукописных книгах. “Книги – это корабли мысли, странствующие по волнам времени и бережно несущие свой драгоценный груз от поколения к поколению” – так образно представил их английский философ Фрэнсис Бэкон. Славяне до принятия христианства не имели не только книг, но и развитой письменной системы – азбуки. Даже принятие христианства в некоторых славянских странах не означало введение письменности на родном языке. На протяжении десятилетий христианские тексты могли записываться на чужих языках или при помощи чужих азбук (греческой или латинской). Лишь в 60-х гг. IX в. выдающимся византийским ученым Константином Философом и его братом Мефодием по просьбе князя Великой Моравии Ростислава была изобретена славянская азбука и сделаны первые переводы Священных текстов. Позднее новый алфавит и созданный Константином и Мефодием новый “словенский’” литературный язык были перенесены из соседних славянских стран в Киевскую Русь и с принятием христианства в 988 году стали официально использоваться Древнерусским государством. Обстоятельствам изобретения новой азбуки и книжного языка, возникновению славянской книжной культуры и первым этапам ее существования и будет посвящена эта книга.

Первая глава освещает закономерности возникновения письменности у славян. В ней рассказывается о существовавших в древности славянских племенах, о возникновении у них ранних форм государственности в дописьменный период, о причинах принятия ими христианства и предпосылках появления собственной письменности. В следующей главе будет рассказано об условиях возникновения славянской письменности, жизни и деятельности ее творцов – первых славянских просветителей Константина (в монашестве Кирилла) и Мефодия, а также их учеников. Третья глава посвящена обзору различных знаковых систем, которые могли употребляться славянами до изобретения азбуки Константином Философом, а также двум азбукам – “кириллице” и “глаголице”, приписываемых Константину. В ней будут рассмотрены их соотношение и взаимовлияние, их источники, а также гипотезы о времени возникновения и предполагаемых авторах. В четвертой главе будет рассказано о возникновении общеславянского литературного языка. Как работали славянские книжники, как осмысляли они создаваемый ими текст, каков был репертуар ранней славянской книжности. Теме создания и оформления самых первых славянских рукописей посвящена следующая глава. В ней рассказывается о самом процессе изготовления книги: материалах, из которых она создавалась, технике письма и изготовления переплета, искусстве художников и ювелиров, принимавших участие в создании рукописи. Последняя глава повествует о нашумевших и малоизвестных подделках древних текстов и рукописей. Читатель познакомится с техникой изготовления подделок, с тем, кто и с какими целями их создавал, каковы методы определения фальсификатов. История славянской письменности от ее создания до возникновения крупных славянских книгописных центров будет показана на широком фоне исторических событий и по возможности полно проиллюстрирована изобразительным материалом.

 

“В России надо жить по книге” : начальное обучение чтению и письму (становление учебной книги в XVI-XIX вв.) / под ред. М. В. Тендряковой и В. Г. Безрогова ; Рос. гос. гуманит. ун-т ; Ин-т стратегии развития образования РАО. – Москва : Памятники исторической мысли, 2015. – 610 с., [24] с. ил. – (Труды семинара “Культура детства : нормы. ценности, практики”. Вып. 17). – ISBN 978-5-88451-332-7.

Шифр ББК: 74.03(2) В 11
Местонахождение в библиотеке: Б29114-Русский фонд

Аннотация:

Книга показывает развитие в России начальных учебников для овладения навыками чтения письменного текста. Охвачен период от первых печатных руководств до пособий К.Д. Ушинского как образцов общенационального учебника. Наряду с исследовательскими статьями включен ряд библиографических указателей, раскрывающих богатейшее историческое наследие учебного книгоиздания на кириллической основе. Предназначена для учителей, системы высшего профессионального педагогического образования и научных работников, разрабатывающих различные вопросы истории начального обучения и воспитания.

Предисловие (фрагмент)

В книге прослежено зарождение, становление и трансформация в России учебного книгоиздания, рассчитанного на начальное обучение детей вере, навыкам чтения и письма, родному языку, литературе и базовым элементам предметов естественного и гуманитарного циклов. В XVI в. Россия знакомится с первыми специализированными учебными пособиями. XVII в. показывает зарождение массового издания и распространения на Руси начальной учебной литературы. Выходят в большом количестве (десятками тысяч) азбуки-восьмилистки. Тысячными тиражами издаются объемные буквари со словарями и начальными текстами для обучения чтению и вере. Восемнадцатое столетие – эпоха появления светского учебника грамоты, правописания и чтения на основе гражданского алфавита, при сохранении значительного числа кириллических изданий. XIX в., время борьбы классического и реального воспитания, когда во главу угла в культуре сословного общества встала направленность знания и всего образования в целом, предстает временем оформления национально ориентированных книг для чтения, предназначенных различным слоям населения. Складывается концептуальная теория учебника, утверждаются устойчивые типы учебной книги. Этому способствует самоотверженная деятельность выдающихся русских педагогов Е.О. Гугеля, П.П. Максимовича, А.Е. Разина, И.И. Паульсона, К.Д. Ушинского, Н.Ф. Бунакова и других. Они уделяют исключительно большое внимание созданию учебников для первого этапа обучения. Их имена открывают собой новую эру в истории российского учебника.

В данном издании собраны и изучены азбуки, буквари, книги для чтения, выпущенные и применявшиеся в образовании с XVI по XIX в., в том числе разработанные и перечисленными выше авторами. Помимо исследовательских статей по проблемам учебнной книги указанных веков в сборник вошли важнейшие для истории отечественных учебников справочные материалы, впервые подготовленные для педагогов специалистами-книговедами: свод учебной литературы для начального обучения письму и чтению, напечатанной в России церковнославянским кириллическим шрифтом с XVI по XVIII в.; своды учебной литературы для начального обучения письму и чтению, напечатанной в России гражданским шрифтом в XVIII и XIX вв.; библиографические указатели греко-латинских букварных катехизисов XIX столетия, популярных в западных регионах Российской империи, и марийской учебной литературы для начальных этапов обучения с ее первых изданий по наши дни, представляющей один из восточных регионов России.

М. В. Тендрякова, В. Г. Безрогов

 

Древняя Русь : пространство книжного слова = Ancient Rus : The field of the bookish word : историко-филологические исследования / [отв. ред. В. М. Кириллин] ; Ин-т мировой лит. РАН. – Москва : Языки славянской культуры, 2015. – 517 с. – (Studia Philologica). – Библиогр. в подстроч. примеч. – Парал. загл. на англ. яз.: Ancient Rus : The field of the bookish word. – ISBN 978-5-94457-228-8.

Шифр ББК: 83.3(2=Рус)3 Д 73
Местонахождение в библиотеке: С249019-Русский фонд

Аннотация:

Книга содержит научные статьи, посвященные древнерусской истории, словесности, музыкальной культуре, а также современному восприятию и интерпретации древнерусских реалий. Основу сборника составили труды сотрудников отдела древнеславянских литератур ИМЛИ им. А. М. Горького РАН и их коллег из других учебных и исследовательских учреждений. Все публикации сопровождаются аннотациями и отражающими их содержание ключевыми словами на русском и английском языках.

Книга адресована, прежде всего, подготовленным читателям: ученым-медиевистам, преподавателям, аспирантам, студентам. Но буде интересна и том, кто небезразличен к средневековой Руси.

 

Круг чтения древнерусского книжника XVII века : сборник / сост., предисл., пер. и коммент. В. В. Кускова. – Москва : Кругь, 2013. – 340 с., [2] л. факс. : ил. – Библиогр. в коммент.: с. 167-198 и в подстроч. примеч. – Часть текста на древнерус. яз. – ISBN 978-5-7396-0287-9.

Шифр ББК: 83.3(2=Рус)5 К 84
Местонахождение в библиотеке: Б29976-Русский фонд

Аннотация:

В книге публикуется сборник начала XVII в. из рукописного собрания Научной библиотеки им. Л.М. Горького МГУ, который представляет собой своего рода книгу-библиотеку священника Григория Григорьева. Его тексты разнообразны по тематике, жанрам, месту и времени их создания, и именно такое издание — всей рукописи, а не отдельных произведений, помогает нам представить себе духовный облик нашего предка. Сборник включает ряд выдающихся произведений древнерусской литературы XIII — начала XV вв.: «Моление Даниила Заточника», «Сказание о ГЦилове монастыре в Великом Новгороде», «Повесть о Новгородском белом клобуке». Состав и особенности сохранившихся материалов, подготовленных В.В. Кусковым, определили структуру настоящей книги. После предисловия следуют тексты В.В. Кускова — перевод «Соборника» на современный русский язык, комментарии, далее – древнерусский текст.

Книга предназначена для всех интересующихся литературой и историей Древней Руси.

ВВЕДЕНИЕ

Книга, которая лежит перед нами, напоминает столь популярные в допетровской Руси сборники, или изборники, содержащие наиболее авторитетные и душеполезные извлечения из почитаемой литературы. Она не имеет усложненной архитектоники и носит собирательный характер. Главное здесь — не отточенность композиции и отшлифованность стиля, но нравственное, назидательное, учительное содержание.

Владимира Владимировича всеща волновал вопрос о круге чтения древнерусского автора, о репертуаре и характере книг, которые формировали его мировоззрение, о своеобразии текстов, из которых он черпал мудрые мысли, прямо или косвенно цитируя их. Существовала и опасность увлечения ложными книгами, поэтому с самого раннего периода, с Изборника 1073 года, для правильной ориентации древнерусского книжника составляются индексы запрещаемой литературы, равно как списки рекомендуемой.

В 1644 году на Московском Печатном дворе была издана «Кириллова книга», составленная протопопом Михаилом Роговым, которая содержала обширный список как почитаемой, так и отвергаемой литературы (которая, заметим в скобках, все же читалась, но не почиталась и расценивгшась как соблазняющая). Это своего рода итоговый репертуар текстов, накопленный к концу древнерусского периода, разумеется, далеко не полный, но весьма симптоматичный.

В подборке, выбранной В.В. Кусковым, присутствует подобный индекс, есть извлечения из творений наиболее чтимых святых отцов, церковных писателей, из Священного Писания, экзегетической книжности. Немало места занимают монашеские аскетические тексты. Антология открывается выдержками из Жития Андрея Юродивого, содержит фрагменты из патериков, повествует о новгородских монастырях, о Макарии Великом и Ниле Синайском.

Пытливого древнерусского читателя интересовала авторитетная интерпретаторекая литература. Потому столь часты в сборниках цитации из Шестодневов, Толковой Псалтири, из правил апостольских и святых отцов, из Азбуковников. Справедливо уделено достойное место творениям Максима Грека, переведшего Толковую Псалтирь и много иных тексте герменевтического характера. Ученый афонский монах объяснял, в том числе путем ответа на вопрошания знавших его людей, немало образов, символов, имен, бытовавших в православной византийско-славянской культуре.

Особое место в антологии занимают фрагменты, извлечения, цитации премудростно-го характера: из текстов Софии Премудрости Божией, из Пчелы, из Притчей Соломоновых и Книги Премудрости Иисуса, сына Сирахова, из Прения Панагиота и Азимита. В них проступает присущая отечественной традиции с самого раннего периода любовь к образному, символическому, эмоциональному типу мышления. Не рассудочное абстрагирование, но сострадательное соучастие, не мирское внешнее знание, но внутреннее духовное делание и жизнестроительная философия легли в основу древнерусского любомудрия, заложив краеугольный камень нравственно акцентированной, обращенной к человеку, соединенной с живым учительным словом, русской мысли.

Не стоит более утомлять читателя пересказом того, что он может сам обрести, вчитываясь в лежащую перед ним книгу. Но стоит еще раз добрым словом помянуть ее создателя, честно и плодотворно потрудившегося на ниве российского просвещения, искренне любившего мир Древней Руси как первооснову нашего исторического и цивилизационного бытия, столь ярко отразившуюся в многовековой древнерусской литературе, любителем и знатоком которой был Владимир Владимирович Кусков.

М.Н. Громов