Книги с выставки (апрель 2018)

С 3 апреля по 28 апреля 2018 года в холле второго этажа научной библиотеки экспонируется книжная выставка «Евгений Онегин – энциклопедия русской жизни» (185 лет назад вышло в свет полное издание  романа Александра Пушкина «Евгений Онегин» 1933 г.). На ней представлены 22 издания, некоторые из них представляем вашему вниманию.

«Онегин» есть самое задушевное произведение Пушкина, самое любимое дитя его фантазии и можно указать на те немногие творения, в которых личность поэта отразилась бы с такой полнотою, светло и ясно, как отразилась в «Онегине».

Удодов, Б. Т. Пушкин : художественная антропология / Б. Т. Удодов. – 2-е изд., перераб. и доп. – Воронеж : Изд-во Воронежского гос. ун-та., 1999. – 302 с.

Творчество Пушкина рассматривается в аспекте методологии диалогизма сыгравшей важную роль в  философско-антропологической интерпретации наследия великих писателей. Монография представляет интерес для широкого круга читателей.

 

Кожевников, В. А. «Вся жизнь, вся душа, вся любовь…»: Перечитывая «Евгения Онегина» : книга для учителя / В. А. Кожевников. – Москва : Просвещение, 1993. – 190 с.

Евгений Онегин ко времени его встречи с Ленским, кажется все в основном было ясно: жизнь бессмысленна, пуста и никакой высокой цели у жизни нет. В Онегине противоборствуют два начала – дарованное каждому стремление жить по совести, жить сердцем, душой; и в сущности противостоящие этому рационалистические правила, светского общежития «общественного договора» рассудочные правила, регламентирующие «естественное право» каждого на удовлетворение своих «потребностей» на основе искусственно создаваемой «морали» с ее искусственно создаваемыми представления о чести, долге, чувстве собственного достоинства и пр. Описание «одного дня» Онегина есть описание некоего «пира жизни», на котором все-прогулки, и обед, и ужин в ресторане, и театр, и роскошные безделушки в «уединенном» кабинете и бал-все потребляется, «съедается» героем как некий «обед» жизни.…  В какой-то момент Онегин почувствовал разлад в душе, стремящейся к осознанию предназначения человека, но разрушаемым пошлым и бесконечным «потреблением» жизни – ее «убийством». Общество ли в этом виновато?

 

 

 

Гей, Н. К. Пушкин-прозаик : Жизнь-творчество-просвещение / Н. К. Гей. – Москва : ИМЛИ РАН, 2008. – 488 с.

Книга намечает конкретно-аналитические подходы к повести Белкина, Пиковой даме, Капитанской дочке, взятой во внутреннем соотношении Историей Пугачева. Они приоткрываются в многообразном пушкинском претворении и позволяют извлечь из самой плоти текста такие теоретические аспекты и понятия как онтологическая природа простого слова, стилевой протеизм, мини-повествование и стилевой синтез. Поэтика простого слова, трудного для интерпретации, несмотря на классическую простоту, рассмотрена на фоне взаимодействия биографических и творческих моментов становления художественного целого.

 

 

 

 

 

Шаталов, С. Е. Герои романа А. С. Пушкина «Евгений  Онегин» : для учащихся 8 классов / С. Е. Шаталов. – Москва : Просвещение, 1986. – 93 с.

Александр Сергеевич Пушкин – один из величайших поэтов русской литературы xix века. Его роман «Евгений Онегин» является самым известным произведением первой половины XIX века. Роман является одним из самых любимых,  современных и в тоже время сложнейших произведений русской литературы.

Роман занимает одно из центральных мест А. С. Пушкина, его основным « литературным подвигом».

С этим романом связано утверждение реализма в творчестве великого поэта.

Картину жизни русского общества периода, предшествовавшего восстания декабристов, поэт изобразил в своем романе с подлинно энциклопедической насыщенностью. Недаром В. Белинский назвал роман «энциклопедией русской жизни»

Важное место в системе образов романа занимают женские образы.

 

 

Турбин, В. Н. Поэтика романа А. С. Пушкина «Евгений Онегин» / В. Н. Турбин. – Москва : Изд-во МГУ, 1996. – 23 с.

Литературная критика первой половины 20-х годов XIX века единодушно говорит о «поэтическом триумвирате»: Жуковский-Батюшков-Пушкин. Произведения их ставятся рядом в антологиях, как нечто нерасторжимое, три имени фигурируют в частной переписке. Но с появлением «южных» поэм Пушкина и особенно с появлением первых глав романа «Евгений Онегин» представляется современникам  монолитным триумвират и в их глазах начинает распадаться, и Пушкин выходит за его рамки. Но если творческая связь  Пушкина с Жуковским  продолжает оставаться видимой и в «Евгении Онегине», то связи с Батюшковым остаются как бы у порога этого романа.

В «Евгении Онегине» связь Пушкина с Батюшковым прослеживается, условно говоря, на 3 уровнях.

Во-первых, на уровне мироощущения и жанра.

Единодушно отмечается развитие в «Евгении Онегине» достижением «легкой поэзии»: это и элегичность в соединении с иронией  и демонстративная  искренность рассказывания; совсем по Батюшкову: «…Живи как пишешь, и пиши как живешь…  Иначе все отголоски лиры твоей будут фальшивы…».

Во-вторых, необходимо говорить об осмыслении Пушкиным, не только поэзии Батюшкова, но и его трагической судьбы. «Мне писали, что Батюшков помешался: быть нельзя: уничтожь это вранье» – требует Пушкин в 1821 году, не веря в реальность трагедии. Но она была реальностью: Батюшков оказался первым русским поэтом XIX столетия, жизнь которого завершилась трагически.

Наконец, есть еще один уровень контактов романа с поэзией старшего предшественника Пушкина: прямая текстовая перекличка Москвы 1812 года со стихотворением Батюшкова « К Дашкову». Совпадает ряд  деталей, совпадает лексика, создающая образ охваченной пожаром непокоренной Москвы.

Поэтике романа «Евгений Онегин» равно присущи и открытые, и скрытые, латентные ссылки на предшествующую и современную литературу, на журнальные новости, на сенсации, которыми была полна окружавшая романа жизнь. Невидимо скрыто присутствует в «Евгении Онегине» и поэзия Батюшкова, и его жизненная трагедия. Тем не менее, не только возможно, но и необходимо предположить  присутствие их в романе.

 

Приглашаем Вас посетить нашу выставку!