Виртуальные выставки Научной библиотеки ВолГУ » Архив сайта » Книжные новинки из фонда НБ ВолГУ

Книжные новинки из фонда НБ ВолГУ

Новые поступления книг по психологии из фонда НБ ВолГУ:

  • Интенсивный стресс в контексте психологической безопасности;
  • Психологическая безопасность личности: имплицитная и эксплицитная концепции;
  • Нартова-Бочавер, С. К. Психология суверенности: десять лет спустя.


Интенсивный стресс в контексте психологической безопасности / Н. В. Тарабрина [и др.] ; [под общ. ред. Н. Е. Харламенковой] ; Ин-т психологии РАН. – Москва : Ин-т психологии РАН, 2017. – 344 с. – (Социокультурные аспекты национальной безопасности России). – Список лит.: с. 287-333. – ISBN 978-5-9270-0359-4 : 536-00.

Шифр ББК: 88.283 И 73

Инвентарный номер: С253779-к/х

Аннотация:

Книга посвящена исследованию проблемы интенсивного стресса и психологической безопасности личности – двух взаимосвязанных психологических конструктов. На теоретическом уровне проводится сопоставление понятий «повседневный стресс», «интенсивный стресс», «посттравматический стресс»; определяется связь между психологической безопасностью и интенсивным стрессом. Представлены результаты теоретико-эмпирического исследования отдельных видов безопасности – информационной, военной, экономической, социальной, экологической; показана специфика их нарушения под влиянием повседневных и интенсивных стрессоров. В книге анализируются результаты исследования посттравматического стресса как одного из психологических последствий психотравмирующего воздействия на человека стрессоров высокой интенсивности; приведены данные о психологических ресурсах: типе привязанности, личностной зрелости и др., опосредующих переживание интенсивного стресса, развитие посттравматического стрессового расстройства и сопутствующей ему психопатологической симптоматики.

Предисловие (отрывок)

Проблема безопасности жизни исследуется современной наукой в связи с ее высокой актуальностью, с потребностью социума в получении информации о различных угрозах, опасностях, их последствиях, а также возможностях предвидения возникновения этих угроз в ближайшей и отдаленной перспективе. Участившиеся природные и техногенные ката¬строфы, расширение спектра антропогенных угроз, интенсификация социальных процессов привели к необходимости осознания причин происходящих явлений и их комплексно¬го изучения. Специалисты естественнонаучной и гуманитарной областей знания, представители различных научных на¬правлений и школ объединяют свои усилия, направленные на поиск ответов на вопрос о природе нарушения безопасности человека в современных условиях жизни, о рисках, связанных с его деятельностью.Для гуманитарных наук предметом исследования становится сам человек, который может выступать и как субъект воздействия, способного нарушать равновесие в природе и обществе, и как объект такого воздействия. В последнем случае анализируются переживаемые индивидом последствия различных угроз, в частности, такие характеристики безопасного состояния, как защищенность и стабильность, а также факторы, влияющие на них.Понятие «защищенность» человека, личности, социальной среды часто используется и в психологии для объяснения феномена «психологическая безопасность» (И. А. Баева, И. И. Приходько и др.). Ограничения такого понимания безопасности в целом и психологической безопасности в частности обнаруживаются в нечетком определении понятия «защищенность», в отсутствии строгих критериев операционализации этой характеристики психологической безопасности.Нам представляется, что вопрос о вероятном нарушении психологической безопасности может возникать в случае переживания индивидом стресса, причем такого уровня, который выходит за рамки привычного для него состояния напряженности. Таким стрессом является интенсивный стресс, которому и посвящена настоящая книга.Интенсивный стресс – вероятная реакция человека на стрессоры высокой интенсивности. Это – экстремальные жизненные события (природные, техногенные и иные катастрофы), а также повседневные стрессоры, некоторые из них в силу повторяемости могут влиять на личность так же, как психотравмирующие события. Все это позволяет четко категоризировать интенсивный стресс, прежде всего, по наличию в анамнезе человека соответствующих экстремальных стрессоров – событий, а также по оценке психологических последствий влияния этих стрессоров наличность, одним из которых является посттравматический стресс (ПТС).Несмотря на наличие четких критериев в оценке интенсивного стресса, угрозы, вызывающие этот стресс, уровень его интенсивности, природа стресса, а также психологические стратегии и механизмы, позволяющие восстановить состояние психологической безопасности после влияния психотравмирующих событий, могут различаться и, соответственно, вносить коррективы в формулировку самих критериев. Такое разнообразие причин интенсивного стресса, его психологических последствий, стратегий совладания с экстремальной жизненной ситуацией, с одной стороны, определяет возможность исследования оригинальной картины стресса при воздействии конкретного стрессора, а с другой стороны, создает благоприятные условия для выделения общих особенностей переживания человеком воздействия на него разнообразных экстремальных событий.

 

Психологическая безопасность личности: имплицитная и эксплицитная концепции / Н. Е. Харламенкова [и др.] ; Ин-т психологии РАН. – Москва : Ин-т психологии РАН, 2017. – 262 с. – (Труды Института психологии РАН). – Список лит.: с. 240-261. – ISBN 978-5-9270-0356-3 : 500-00.

Шифр ББК: 88.3 П 86

Инвентарный номер: С253782-к/х

Аннотация:

Книга посвящена теоретико-эмпирическому исследованию актуальной проблемы психологической безопасности личности. Представлена оригинальная концепция, основой которой стало поэтапное построение имплицитной, а затем эксплицитной модели психологической безопасности. На большом и разнообразном эмпирическом материале последовательно и системно анализируются ее составляющие – позитивное окружение, опытность и внутренний комфорт, их психологические корреляты – социальная поддержка и суверенность. Проанализированы половые, гендерные, возрастные и индивидуально-психологические различия в представлениях о психологической безопасности личности. Обобщены данные эмпирического исследования специалистов, профессиональная деятельность которых сопряжена с условиями повышенной опасности. Определены дескрипторы понятий «угроза» и «опасность» и составлен перечень актуально воспринимаемых угроз, действующих в современном мире. В книге фактически заложены основы комплексного исследования проблемы психологической безопасности личности и психологии посттравматического стресса, показана перспективность такого исследования и его практическая значимость.

Предисловие (отрывок)

Актуальность исследования проблемы психологической безопасности личности очевидна, поскольку определяется условиями современной жизни, достаточно интенсивной по уровню активности, а также потребностью науки в создании общей теоретической модели безопасности. Современные работы по проблеме безопасности личности касаются широкого круга вопросов. В частности, принято обсуждать внешние (степень трудности ситуации, длительность воздействия стрессоров, значимость последствий совладения с проблемной ситуацией, возможность/невозможность обращения за помощью и др.) и внутренние факторы (тревожность, тип привязанности, уровень интеллекта, агрессивность), влияющие на возникновение ощущения опасности. Востребованность исследования психологической безопасности и разноплановость ее анализа в современных работах создают серьезные трудности в понимании этой проблемы. Типичная стратегия объединения разных моделей исследования и разных решений проблемы вряд ли подходит, поскольку тем самым создается вероятность формулировки неправдоподобных выводов.Согласно Р. Стернбергу, имплицитные и эксплицитные концепции интеллекта конструируются разными способами, однако, несмотря на различия в их построении и в процедурах, позволяющих проверять концепцию на истинность, структура интеллекта, выявляемая с помощью этих процедур, оказывается схожей, а имплицитные и эксплицитные знания взаимно дополняют друг друга в объяснении одного и того же психического явления. Нередко бывает так, что имплицитная концепция конструируется раньше эксплицитной, тем самым обоснованно ограничивая область научных гипотез, формулировка которых необходима для проверки эксплицитной теории на истинность. Именно такой, не вполне традиционный путь построения эксплицитной модели психологической безопасности личности на основе конструирования имплицитной модели был выбран авторами для исследования проблемы психологической безопасности личности.Необычность этого пути состоит в том, что чаще всего исследователь либо остается на позициях построения только имплицитной концепции, либо претендует на создание эксплицитной модели изучаемого феномена без оценки имплицитных представлений о нем. Объединение этих этапов не только не противоречит нормативам проведения научного исследования, но и создает более широкие возможности для проверки теоретических и эмпирических гипотез.В книге лишь в небольшой степени затронут серьезный вопрос о соотношении психологической безопасности, психологического благополучия и посттравматического стресса, связь между которыми, конечно, должна быть исследована более глубоко и подробно. Неслучайность этого решения обусловлена продолжающимися исследованиями, которые проводит группа авторов, подготовивших эту книгу, и результаты которых планируется представить в последующих изданиях. Цель настоящей работы – проследить связь между имплицитной и эксплицитной концепциями психологической безопасности личности и проверить эксплицитную концепцию на истинность, подтвердив факторную структуру психологической безопасности на разных выборках людей.

 

Нартова-Бочавер, С. К. (Д-р психол. наук). Психология суверенности: десять лет спустя / С. К. Нартова-Бочевер ; Нац. исслед. ун-т Высш. шк. эконономики. – Москва : Смысл, 2017. – 200 с. – (Психологические исследования). – Список лит.: с. 176-190. – ISBN 978-5-89357-368-8 : 300-00.

Шифр ББК: 88.3-70 Н 30

Инвентарный номер: С253786-к/х

Аннотация:

Монография посвящена исследованию высокозначимого для адаптации, развития и коммуникации человека феномена — психологической суверенности. В книге раскрывается эволюционный и социальный смысл суверенности, обосновывается вывод о том, что суверенность представляет собой черту личности второго порядка. Эмпирические данные свидетельствуют, что суверенные личности реже переживают негативные эмоции и сильнее ощущают подлинность собственной жизни, что они более успешно общаются, однако при этом не отличаются более высоким нравственным отношением к миру. Описаны модераторы эффектов суверенности: показано, что наиболее ресурсной эта черта оказывается в подростково-юношеском возрасте, у представительниц женского пола и в диапазоне средних значений. Результаты исследования могут быть использованы в психоразвивающих программах и приемах стихийной повседневной психотерапии. Книга адресована исследователям психологии личности и социальной психологии, практикам, работающим с разными группами населения, студентам, изучающим гуманитарные предметы, и широкому кругу интересующихся психологией читателей.

Введение (отрывок)

В перестроечный постсоветский период, когда бытие потеряло свою привычную устойчивость, психологи стали активно искать возможные ресурсы — как жизненные, так и научные — помогающие людям обрести ясные перспективы и новые жизненные навыки. На волне высокого интереса ко всему новому — социальным и научным экспериментам, автор имел смелость предложить новое понятие психологии личности — психологическую суверенность. Суверенность появилась в научном обиходе психологии как типично перестроечное понятие: ведь в закрытом обществе границы семьи и личности проницаемы, а ценность приватности появляется лишь в условиях возрождения внешних социальных свобод.В то время суверенность была неясным с точки зрения ее места во внутри- и межличностном пространстве феноменом; тем не менее складывалось впечатление, что участие этого феномена в жизнетворчестве человека, его адаптации было благотворным, возможно, влияющим на успешность в разных сферах жизни.Удивительным образом и неожиданно для автора, благодаря поддержке авторитетных представителей научного сообщества и практикующих психологов, это понятие прижилось. Идея разрешить себе частную жизнь, личную собственность, приватную территорию, секретную информацию, тайных друзей и вообще позволить нечто, не разделенное с обществом и даже самыми близкими людьми, воспринималась с энтузиазмом, что не удивительно — ведь очень долго советские люди жили в условиях декларируемого примата общественного над личным. Странно и необычно было признавать право человека взращивать и оберегать свою эмпирическую личность.
Элементы теории суверенности оказались прагматичными и нашли применение в педагогической и психоразвивающей практике. Появлялось все больше доказательств того, что потребность в психологической суверенности представляет собой одну из наиболее существенных для человека, без удовлетворения которой он может потерять душевное равновесие и разрушить связи с другими людьми. И напротив, использование повседневных практик, направленных на поддержание суверенности, помогало наладить служебное или семейное взаимодействие.
Оказалось, что понятие «суверенность» хорошо сочетается с другими терминами, описывающими личность как целостную систему: «субъект», «идентичность», «аутентичность». Наличие стандартизированного опросника сделало возможным осуществление простых в реализации научных проектов. Благодаря интересу к предмету в разных университетах России было получено много данных, которые, с одной стороны, подтверждали ресурсные и адаптивные функции суверенности, с другой же — ставили новые вопросы. Например, какова ее природа — это ситуативное действие, привычка или черта? С чем она больше связана — с темпераментом и полом или прижизненно развивающимися содержательными особенностями индивидуальности? Можно ли сказать, что суверенность — это не просто ценность, но также добродетель, и, чем выше ее уровень, тем более нравственным будет ее обладатель? Поддается ли она упражнению?
Стало ясно, что изучать суверенность все еще актуально и интересно. Был начат новый проект (РГНФ, 13-06-00031), результаты реализации которого и собраны в этой книге.