Что почитать (декабрь, 2017)

  • Снитко, Т. Н. Запад – Восток: предельные понятия лингвокультур
  • Дзялошинский, И. М. Идентичность российской молодежи: роль и место событий 1917 года
  • Абдулаева, З. Э. Этнокультура в духовно-антропологическом пространстве современной России: региональный аспект


Снитко, Т. Н. Запад – Восток: предельные понятия лингвокультур / Т. Н. Снитко ; Т. Н. Снитко. – Москва : Азбуковник, 2014. – 270 с. : ил., табл. – Библиогр.: с. 247-261. – Часть текста на англ., нем. и яп. яз. – ISBN 978-5-91172-088-9.

Шифр ББК: 81.006.3+71.082 С 53
Инвентарный номер: С253075-к/х

Аннотация:

Вниманию читателей предлагается книга, посвященная одной из самых спорных проблем в гуманитарных науках — проблеме «Запад-Восток». Автор предлагает новый подход к сопоставлению культур, основой которого служит описание смыслового пространства культур как механизма порождения предельных понятий. Культура мыслит и действует так, как определено ее предельными понятиями, и наоборот: предельные понятия таковы, какими они предстают в мыследеятельности культуры. Макрокультурологические выводы, содержащиеся в книге, позволяют понять принципиальное устройство и различие лингвокультур. Книга адресована широким кругам специалистов-гуманитариев — филологам, философам, методологам, культурологам, востоковедам, а также всем, кого интересуют глубинные явления культуры.

Введение

Традиционно обсуждаемая в языкознании проблема соотношения языка и культуры вновь становится актуальной в современной лингвистике в связи с выделением в самостоятельную дисциплину лингвокультурологии. В работе отстаи¬вается подход к изучению языковых фактов как принадлежащих в равной мере сфере языка и сфере культуры. Такой подход требует по-новому строить семантические описания: описывать языковые явления с учетом их сущностной природы и культурного статуса.

В работе исследуются понятия, обладающие особой природой, особой идеальностью — «предельные» понятия Западной (европейской) и Восточной (азиатской, в частности японской) лингвокультур. Называя понятия предельными, или акмэ-понятиями (‘высшая точка развития’), мы имеем в виду наивысшую, максимальную степень абстрагирования, достигаемую мышлением в попытке осмысления мира — это своего рода понятия non plus ultra в области entia rationis (интеллигибельного бытия). Само мышление в этом случае также предельно, так как в ситуации осмысления мира выходит к максимально достижимому уровню рефлексии, тем самым как бы полагая предел мысленному движению.

Мы употребляем в данной работе термин «предельное понятие» по отношению к рассматриваемым явлениям двух лингвокультур (восточной и западной макрокультур), поскольку это позволяет нам решить несколько задач. Во-первых, вводимый термин в определенной степени указывает на собственную природу — предельное мышление о мире, и это позволяет осуществить единообразное описание на первый взгляд столь различных явлений. Во-вторых, мы получаем возможность не связывать наше исследование с какой-либо определенной традицией.

Следует подчеркнуть, что настоящее исследование преследует цель описания предельных понятий в равной мере в контексте культуры и в контексте языка, то есть осуществляется в особом логическом пространстве лингвокультурологии, а не есть чисто лингвистическое или чисто культурологическое исследование. Это заставляет нас отказаться от использования термина «концепт» и в соответствии с целями и задачами исследования прибегнуть к термину «предельное понятие».

В работе ставится задача строить семантику как семантику языка-мысли. Это означает, что необходимым элементом описания интересующей нас абстрактной лексики является способ организации мышления, приведший к ее возникновению.

Мы рассматриваем генезис предельных понятий в пре¬дельном мышлении того или иного лингвокультурного типа и свойства предельной лексики языков, соответствующей этим типам. Тем самым наш объект исследования — предельные понятия Западной и Восточной лингвокультур — получает описание со стороны своих целостных характеристик. Вся работа в целом представляет собой создание семантики языка-мысли для лингвокультур Западного и Восточного типов.

 

 

Дзялошинский, И. М. Идентичность российской молодежи: роль и место событий 1917 года : монография / И. М. Дзялошинский, М. А. Пильгун ; И. М. Дзялошинский, М. А. Пильгун ; Рос. фонд фундам. исслед., Нац. исслед. ун-т Высш. шк. экономики. – Москва : Академия, 2017. – 444 с. : ил., табл. – (Россия в 1917 году). – Библиогр.: с. 433-444 и подстроч. примеч. – ISBN 978-5-8429-1323-7.

Шифр ББК:   60.542.15+76.000.0+63.3(2)61 Д 43
Инвентарный номер: С253073-к/х

Аннотация:

Монография является итогом исследовательского проекта «Россия в 1917 году в восприятии современной российской молодежи: медиадискурс», который реализовала группа сотрудников НИУ ВШЭ. Основная цель исследования заключалась в том, чтобы раскрыть процесс влияния традиционных и новых медиа на историческое сознание и идентичность российской молодежи на примере одного из эпизодов — событий 1917 года.

Введение

Эта книга является итогом исследовательского проекта «Россия в 1917 году в восприятии современной российской молодежи: медиадискурс», выполненного группой сотрудников НИУ ВШЭ. Необходимость реализации этого проекта продиктована тем обстоятельством, что молодое поколение – как наиболее мобильное и восприимчивое ко всякого рода новациям – более других подвержено ценностным и мировоззренческим пере¬стройкам. В ряде случаев дистанция, которая разделяет старшее поколение и молодежь, становится критической. Налицо глубинный конфликт поколений. Современные подростки, молодые люди оказываются включенными в новую как для них, так и для общества в целом реальность, которую они осваивают спонтанно, часто без ориентирующей помощи наставников. Эту роль «наставников» в медиатизированном обществе берут на себя различного рода посредники в виде средств массовой коммуникации (СМК): прессы, телевидения, радио, интернета, мобильной связи. Они становятся сегодня для молодежи естественной средой обитания и играют значительную роль в процессе социализации личности. Далеко не всё, что предлагают СМК, благотворно влияет на подрастающее поколение. Коммерциализация средств массовой информации (СМИ) вытеснила молодежную аудиторию с ее интересами на периферию медиарынка. СМИ в значительной степени утратили свою воспитательную функцию, заменив ее функциями развлечения и удовлетворения потребительских интересов.

Именно поэтому проблема формирования идеалов и ценностей молодых людей волнует представителей различных государственных и общественных организаций. Не случайно 26 июня 2017 года на площадке Комитета гражданских инициатив прошел круглый стол «Молодежь и гражданское общество», инициированный Оргкомитетом Общероссийского гражданского форума (ОГФ). По словам модератора круглого стола, директора Центра гражданского анализа и независимых исследований «ГРАНИ» Светланы Маковецкой, идея такого обсуждения возникла у Оргкомитета ОГФ в связи с тем, что мы «плохо понимаем, кто такие молодые, какими признаками, какими характерными чертами, какими формами деятельности, какими способами репрезентации они обладают, существуют ли у них свои собственные, автохтонные или откуда привнесенные гражданские ценности в новом формате, откуда они берутся, происходит ли это методом заражения, нужно ли, чтобы были рядом большие организации или это их собственные практики их контркультуры, их субкультуры, и чего ожидать от встречи между собой носителей этих молодежных практик и новых ценностей и тех, кого мы условно называем сейчас имеющимися институтами гражданского общества, будет ли это травматично, есть ли уже сейчас какие-то шлюзовые практики, которые, в том числе, можно использовать, когда мы сейчас планируем следующий Общероссийский гражданский форум». Это чрезвычайно симтоматичное признание.

Размышляя о самоидентификации молодого поколения, следует четко констатировать, что самосознание любого общества и входящих в него социальных групп начинается с истории. Ее символически значимые события формируют смысловую основу национальной и гражданской идентичности. В то же время историческое сознание подвержено воздействию как реалий повседневной жизни, так и образов, транслируемых литературой, искусством и средствами массовой информации.

Одним из самых болезненных «белых пятен российской истории» является 1917 год. Спустя столетие после рассматриваемых событий интерес к русским революциям не ослабевает, а потому неудивительно, что до сих пор отечественная история и тем более публицистика остаются ареной борьбы разных трактовок происходивших в тот период событий. Оценки этого периода не просто много раз менялись, но и по сегодняшний день вызывают жгучие споры.

 

 

Абдулаева, З. Э. Этнокультура в духовно-антропологическом пространстве современной России: региональный аспект : монография / З. Э. Абдулаева ; Абдулаева Заира Эсенбулатовна ; Даг. гос. мед. акад. – Махачкала : [Изд-во Даг. гос. мед. акад.], 2013. – 135 с. – Библиогр. в подстроч. примеч. – ISBN 978-5-904521-81-0.

Шифр ББК:  71.0 А 13
Инвентарный номер: С253059-к/х

Аннотация:

В монографии рассматриваются проблемы этнической культуры сквозь призму антропологического пространства. Человек является субъектом и объектом культуры, синкретичен с природой и коллективом, зависим от рамок, норм, условностей культуры, пытаясь при этом постоянно раздвинуть эти рамки. Дагестанская культура представлена как сложная система, центром которой являются полимифологическое, полиязыковое и полиантропокультурное пространство.

Монография адресована всем, кто интересуются проблемами человека в истории культуры и современности.

Введение

Проблема взаимосвязи изменяющегося в процессе глобализации и модернизации этнокультурного бытия (антропологического пространства этноса) и этнокультурного самосознания (этничности) имеет теоретическую значимость для философии и антропологии, поскольку является проявлением методологического вопроса о примордиальном или инструментальном характере элементов этнокультуры, в первую очередь, идентичности как интеграционного фундамента культуры. Этот фундаментальный вопрос приобретает практический характер в период российских социокультурных трансформаций, изменяющих духовный мир человека.

Специфический характер эти процессы имеют в поликультурных социумах, к числу которых в России следует, прежде все¬го, отнести Северный Кавказ. Северный Кавказ в начале XXI века – модернизирующийся макрорегион, имеющий ключевое значение для сохранения цивилизационной целостности России и успешной реализации долгосрочной стратегии развития страны. После завершения постсоветского периода на Северном Кавказе начался качественно новый этап развития. Для обеспечения интеграции, стабильности и безопасного развития полиэтнического макрорегиона требуется новое аксиологическое понимание специфики уникальной северокавказской этнокультуры и идентичности в антропологическом пространстве России и создание соответствующей ценностно-инновационной стратегии регионального развития.

В настоящее время за Дагестаном закрепился образ одного из динамично развивающихся этнокультурных регионов России и одновременно проблемной части страны, поскольку данный регион включает в себя часть кавказского геополитического ареала, представляющего собой арену соперничества интересов крупнейших геополитических центров – блоков, союзов и отдельных держав.

Актуальность глубинного исследования идентификационного и аксиологического пространства этнокультуры Дагестана как региона интенсивного межэтнического взаимодействия и крупнейшего ареала духовной культуры Северного Кавказа обусловлена в условиях российской модернизации XXI века необходимостью сохранения уникального этнокультурного наследия и его успешной интеграции в духовно-антропологическое пространство России.

Дагестанская культура в антропологическом пространстве изменяющейся России до настоящего времени не была объектом философского исследования, что приводит к необходимости системного анализа ее субстанциальных признаков и основных элементов. Актуализация интеграционной этничности и позитивная стереотипизация духовной этнокультуры в модернизирующейся культуре современной России обусловлены массовым интересом к этнорелигиозному возрождению и этнокультурной традиции. В этом аспекте представляются важными как экспликация субстанциальных и ценностных оснований региональной этнокультуры, так и анализ специфики духовно-антропологического пространства развития этнокультуры в контексте российской цивилизации.