Коростелев С. Г. “Журнал “Летопись” и газета “Новая жизнь” в историко-культурном контексте”

Аннотация:

В истории русской журналистики журнал «Летопись» (1915—1917) и газета «Новая жизнь» (1917—1918) занимают особое место. Во главе обоих изданий стояли Максим Горький и его соратники меньшевики-интернационалисты. В годы Первой мировой войны «Летопись» была единственным легальным социал-демократическим — «пораженческим» — органом печати, выходившим в России до Февральской революции, а «Новая жизнь» — до окончательного закрытия в июле 1918 года — пережила три приостановления. «Летопись» сыграла важную роль в творческой биографии таких видных русских литераторов, как И. Э. Бабель, Е. И. Замятин, В. В. Маяковский и другие а «Новая жизнь» прославилась публицистическим циклом Горького «Несвоевременные мысли».

В данной монографии впервые собраны все сведения, касающиеся обоих горьковских изданий второй половины 1910-х годов, опубликованы новые материалы, почерпнутые в Архиве А. М. Горького, а также подробно проанализированы сами номера журнала и газеты. Открывается широкая панорама общественной и культурной жизни до – и пореволюционной России.

Коростелев, С. Г. Журнал “Летопись” (1915-1917) и газета “Новая жизнь” (1917-1918) в историко-культурном контексте / С. Г. Коростелов. – Санкт-Петербург : Дмитрий Буланин, 2015. – 416 с. – Библиогр.: с. 364-378. – ISBN 978-5-86007-797-3.

Шифр: 76.023 К 68
Местонахождение в библиотеке: С244185-к/х

Журнал «Летопись» (1915—1917) и газета «Новая жизнь» (1917— 1918) как издания, имевшие схожее, почти идентичное направление, организованные одной группой людей (Максимом Горьким и его соратниками социал-демократами — публицистами и общественными деятелями в основном меньшевистского толка) и, наконец, одновременно выходившие в свет весной—осенью 1917 года, давно заслуживали совместного и объективного исследования в рамках одной работы.

Издания выходили в предреволюционное и революционное вре¬мя, и неудивительно, что в силу ожесточенной политической борьбы, развернувшейся в России, не удостоились должного внимания. Главное — затронувшие чрезвычайно сложные, острые, болезненные, принципиальные вопросы русской жизни и революции «Летопись» и «Новая жизнь» оказались наполовину в «засекреченных» «архивах» истории отечественной журналистики.

В советскую эпоху исследователям на протяжении многих лет вы¬годно было умалчивать об изданиях, а если говорить о них — то с осуждением и крайне осторожно и выборочно.

Таким образом, больший интерес представляла для советских исследователей «Летопись» — единственный легальный солидный социал-демократический орган в России, действовавший во времена военной цензуры и объединивший представителей, по сути, всех левых фракций, в том числе большевиков.

Отметим чересчур осторожное отношение к «канонизированной» фигуре М. Горького, которое «стесняло» многих исследователей и не давало им беспристрастно проанализировать его многочисленные статьи, опубликованные в изданиях. Главное его выступление в «Летописи» — «Две души» — рассматривалось исподволь, называлось статьей ошибочной и никогда не включалось ни в одно «полное» советское собрание сочинений писателя. Как и, разумеется, «Несвоевременные мысли» — главный труд Горького в «Новой жизни», сделавший газете имя. Да и о чем можно было вести речь, если со своим отношением к «Новой жизни» советская власть определилась еще в 1918 году — сначала дважды приостановив издание, а затем и закрыв его окончательно.

Из опубликованного в 2000-е годы нам очень помогли 11-й и 12-й тома Полного собрания писем Горького, а также 3-й выпуск «Летописи литературных событий в России конца XIX—начала XX века», где, однако, ничего не говорится о приостановлении Временным правительством «Новой жизни» в августе 1917 года. (Поэтому наиболее надежным источником служили нам сами номера изданий, изучению которых мы посвятили много времени.) Определенную роль сыграли и сведения, почерпнутые нами в Архиве А. М. Горького.

Другим важнейшим аспектом, который возникал перед всеми исследователями при попытке анализа изданий, было то, что «Летопись» и «Новая жизнь» выходили во время Первой мировой войны (1914—1918). Патриотический подъем наблюдался на первых порах во всех странах-участницах конфликта. Гуманист, пацифист, социалист Горький был одним из немногих, кого этот подъем не охватил и кто сразу от¬несся к большой европейской войне негативно.

«Летописи», несмотря на противодействие со стороны военной цензуры и общую политику власти, которая, по сути, отменяла систему третьеиюньской монархии, удалось снискать славу едва ли не единственного антивоенного социал-демократического печатного органа, издававшегося в России до Февральской революции.

Издания роднит их социально-демократическая направленность. Подцензурная «Летопись» объединяла социалистов всех фракций. Формально неподцензурная «Новая жизнь», созданная после Февральской революции, стала органом меньшевиков-интернационалистов, которые и в «Летописи» составляли большинство.

Резюмируя, отметим, что единственным объективным препятствием при изучении «Летописи» и «Новой жизни» для всех прошлых и нынешних исследователей служит, на наш взгляд, только то, что архивы изданий не найдены и, вероятно, утеряны безвозвратно.

В данной работе мы попытались, во-первых, суммировать все уже имевшиеся и найденные нами сведения о «Летописи» и «Новой жизни» (о составе сотрудников, структуре редакций, об отделах и рубриках), во-вторых, проанализировать более подробно их беллетристические и литературно-критические отделы и, в-третьих, рассмотреть идеологическую линию изданий и те изменения, которые она претерпевала.

Предметом нашего исследования являются, таким образом, вышеназванные издания, а объектом исследования — цензурная «среда» существования русской печати в 1915—1918 годах. Мы преследовали цель всесторонне изучить оба издания — от первой книжки «Летописи», вышедшей в декабре 1915 года, до последнего номера петроградского издания «Новой жизни» в июле 1918 года.

Что касается методологии, то главными методами, которыми мы пользовались в данной работе, являются:

  1. при рассмотрении предмета — анализ, систематизация и классификация (описание изданий и их структуры);
  2. при рассмотрении объекта — историко-системный и историко¬генетический методы («Летопись» и «Новая жизнь» в русской журналистике и культуре 1915—1918 годов).

Несмотря на многочисленные цензурные изъятия и критику со стороны других изданий, опубликованные в «Летописи» статьи стали достойным воплощением позиции Горького и большей части русской социал-демократии относительно Первой мировой войны и состояния русского общества. Журнал, хотя и находился под угрозой, ни разу не был приостановлен и прекратил существование по воле самой редакции.

«Новая жизнь» же прошла более сложный и тернистый путь — от умеренной поддержки Временного правительства до критики, направленной по его адресу после подавления Корниловского выступления; от умеренной поддержки партии большевиков как родственной политической силы до жесткой критики, направленной по ее адресу после Октябрьской революции. Результатом этого стали три приостановления, которые пережила газета (в августе 1917-го и в феврале и июне 1918 годов), и насильственное закрытие в июле 1918 года в числе других оппозиционных советской власти изданий.