Философ Серебряного века : К 160-летию со д.р. В. В. Розанова

Василий Васильевич Розанов - крупный русский писатель, философ, религиозный мыслитель. Далеко не каждому это имя что-то говорит, хотя еще при жизни своей В. В. Розанов шокировал и раздражал современников. Это имя было окружено густой атмосферой сенсационности и скандала, а затем замалчивалось в течение десятилетий. Первый сборник В.В.Розанова “Мысли о литературе” за годы советской власти был издан только в 1989 году в издательстве “Современник” тиражом в 50 тыс. экземпляров, и массовый читатель теперь сможет судить о литературных взглядах этого странного человека..

Николютин, А. Н. Розанов. – М. : Молодая гвардия, 2001. – 511 с. – (Жизнь замечательных людей. Серия биографий)

Книга А. Н. Николюкина – известного исследователя жизни и творчества замечательного русского философа и писателя Василия Васильевича Розанова – основана на документальных и архивных материалах и впервые целостно представляет историю становления Розанова как художника и мыслителя. В ней дана литературная характеристика всех значительных произведений писателя, отличавшегося нетрадиционным образом мышления. Перед читателем предстает вся панорама его творческого наследия. Многие важнейшие книги Розанова, созданные в 1913-1918 годах, впервые исследуются по рукописям и публикациям в 12-ти томном собрании сочинений Розанова.

Задача описания жизни Василия Розанова, одного из ярчайших русских мыслителей, представляет собой известную сложность. Если обыкновенно судьбу писателя мы распознаем через дуализм его произведений и событий частной жизни, то в отношении Розанова такой подход означал бы разрушение органического целого. Когда мысль становится проводником житейских коллизий, а бытовая случайность порождает теорию, биографу следует отложить анализ причин и сосредоточиться на реконструкции обстоятельств. Книга Александра Николюкина, составителя и редактора полного собрания сочинений В. В. Розанова вполне отвечает этой программе. Разбросанные по книге пассажи автор объединяет по главам-рубрикам, удачно вписывая их в хронологическую канву. Каждая из «розановских» тем – пол, семья, религия, литература, революция и т. д. – приобретает цельный вид. А это удобно не только для простого читателя, но и исследователя, получающего готовый план для работы с текстами философа.

 

Болдырев, Н. Ф. Семя Озириса, или Василий Розанов как последний ветхозаветный пророк. – Челябинск : Урал, 2001. – 146-12. – (Биографические ландшафты)

Свыше семидесяти лет произведения В. Розанова не переиздавались в России, а сам он если и упоминался, то как «мракобес», «реакционер», «черносотенец», «эротоман», «циник», «политический хулиган» и т. п. Между тем это крупнейший мыслитель, оригинальнейший стилист-реформатор и парадоксальный, целомудреннейший поэт, не писавший, однако, стихов. Вклад В. Розанова прежде всего в русскую (а затем и европейскую) религиозную мысль трудно переоценить.Впрочем, история души В. Розанова едва ли не интереснее истории его мыслей. Книга дает возможность войти читателю в многомерный, парадоксалистский мир В. Розанова, исходя при этом из приоритетного права героя самому рассказывать о себе.

Книга состоит из 10 эссе. Первое – «Сказка одной жизни» – является жизнеописанием В. В. Розанова. Однако автора интересует в первую очередь не событийный ряд, а внутренняя жизнь писателя, его мысли, впечатления. Приоритетным в книге Н. Болдырева является анализ мышления и психологии В. Розанова: «история мыслей и история розановского сердца». Большинство эссе раскрывают те или иные аспекты философии В. Розанова: так, интересны наблюдения Болдырева об использованием слова «любовь» и о том особом смысле, которое он вкладывает в него; понимании писателем человека как существа из плоти и крови в мире сакральных энергий, о диалогичности мышления Розанова.

 

 

Синявский, А. Д. “Опавшие листья” Василия Васильевича Розанова. – М. : Захаров, 1999. – 318 с.

Крупнейший русский ученый и писатель, профессор Андрей Синявский (1925-1997) после эмиграции в 1973 году преподавал русскую литературу в Сорбонне. Текст книги печатается по единственному прижизненному парижскому изданию в журнале «Синтаксис», в основу которого положен курс лекций, читанных в Сорбонне в 1974-1975 гг. Но ни для каких французских славистов такого рода лекции и тексты не предназначены. Подобная вполне авангардная работа с «зияниями» и «опущенными звеньями» относится не столько к университетской карьере бывшего сотрудника академического института и МГУ, а к литературному хулиганству Абрама Терца. Только Терц решил тронуть «наше все», а Синявский прикрыл хулиганства Терца своим добрым профессиональным именем, ведь как известно Абрам Терц – литературный псевдоним А. Д. Синявского.

«Россию Розанов чаще всего ругает, выбирая самые грубые и непотребные слова. Но странное дело: чем больше он ругает Россию, тем сильнее он ее любит. Любовь сквозь ругань. Любовь вопреки логике. «…люблю и люблю только один русский народ… у меня есть ужасная жалость к этому несчастному народу, к этому уродцу народу, к этому котьке – слепому и глупому. Он не знает, до чего он презрен и жалок со всеми своими «парламентами» и «социализмами», до чего он есть просто последний вор и последний нищий… кляну и проклинаю. И только эту «вошь преисподнюю» и люблю. И хочу – сгнить, сгнить – с нею одной, рыдая об этой его окаянной вшивости». Обо всем этом и не только размышляет автор данной книги.

 

Наследие В. В. Розанова и современность : материалы Международной научной конференции, г. Москва, 29-31 мая 2006 г. / науч. ред. и сост. А. Н. Николюкин ; Ин-т философии РАН. – М. : РОССПЭН, 2009. – 640 с.

А. Н. Николюкин, собравший из дореволюционной периодики все обширное наследие В. В. Розанова, составил и этот сборник из материалов международной научной конференции, проведенной в Москве к 150-летию со дня рождения мыслителя. Важным итогом конференции редакция сборника считает разрушение мифов, «которые долгое время формировались вокруг личности В. В. Розанова и его теоретического наследия», а доминантой философского творчества – формирование методологии получения полной истины, соединяющей все точки зрения во избежание прямолинейности. Составитель сборника дает очерк репрезентации творчества Розанова в России: с 1922 г., после разгромной статьи Л. Д. Троцкого, до 1956 года (100 лет со дня рождения, отпразднованное в эмиграции, отголоски дошли и в Россию), это имя в СССР даже не упоминалось.

В книге представлены материалы Международной научной конференции, проходившей в Москве 29031 мая 2006 года. В докладах участников конференции подведены итоги изучения художественного и философского наследия одного из крупнейших русских писателей и мыслителей В. В. Розанова (1856-1919 гг.), на долгие десятилетия изъятого из русской культуры. Все статьи публикуются впервые.

 

Розановская энциклопедия / сост. и гл. ред. А. Н. Николюкин ; науч. ред. В. А. Фатеев ; ИНИОН РАН. – М. : РОССПЭН, 2008. – 2420 с., 1 л. портр. : ил.

Энциклопедия посвящена жизни и творчеству русского писателя и философа В. В. Розанова, долгие годы не издававшегося и не изучавшегося в нашей стране. Как путеводитель по обширному розановскому наследию Энциклопедия подытоживает достижения розановедения к началу XXI века.
Издание состоит из двух разделов: 1) персоналии, то есть статьи о лицах, связанных с Розановым, и об исторических персонажах, о которых он писал; 2) темы творчества Розанова, его книги, а также газеты и журналы, в которых он печатался.

Нетрадиционность названий некоторых статей связана с розановскими понятиями о человеке, семье, поле и вере. Тестологическая основа Энциклопедии – Собрание сочинений Розанова в 30-ти томах и архивы Розанова в Москве, Петербурге. Только перечисление тех имен, которые приведены в этой энциклопедии, приводит в трепет читателя. Он увидит всю культуру начала XX века. Составитель открывает окно в мир русской культуры и показывает, что те споры, которые сейчас ведутся насчет того, что «была русская философия», «не было русской философии»; «была русская культура», «нет русской культуры», и так далее, и так далее, – этот труд ставит точку во всех этих досужих размышлениях.

 

Василий Васильевич Розанов : [сборник] / под ред. А. Н. Николюкина ; Ин-т философии РАН ; Неком. науч. фонд “Ин-т развития им. Г. П. Щедровицкого”. – Москва : РОССПЭН, 2012. – 406 с., [16] с. ил., портр., факс. – (Философия России первой половины XX века).

Вряд ли найдется еще такой противоречивый писатель и философ, с такими резкими и неожиданными изменениями во взглядах, как В. В. Розанов. Однако, при всей этой изменчивости, обращает на себя внимание его постоянная приверженность к одним и тем же темам. Подобно «двуликому Янусу» он все время колебался между двумя противоположными, взаимоисключающими точками зрения на особо интересующие его явления – христианство, иудаизм, Россия. В своей жизни Розанов пережил несколько идейных переворотов, и без учета различия его взглядов в тот или иной момент почти невозможно дать более объективную картину его мировоззрения, тем более, что эти мировоззрения не раз носили самый радикальный характер.
В книге представлены статьи современных российских философов, писателей, литературоведов о творчестве и миросозерцании русского писателя и философа Василия Васильевича Розанова. Труды розановедов собраны за последние 25 лет. После смерти Розанова его наследие у нас не издавалось и находилось под запретом как «реакционное».

Настоящая книга призвана показать непреходящую философскую значимость наследия В. В. Розанова в наше сложное время, когда различные группировки стремятся, каждая по-своему, освоить неумирающее богатство мысли прошлого России. Не пытаясь унифицировать существующие точки зрения, авторы стремятся предоставить возможность высказываться нынешним исследователям русской философской мысли.