Животворные лучи сатиры : 190 лет со д. р. М. Е. Салтыкова-Щедрина

С 18 января по 1 февраля 2016 года на научном абонементе экспонируется выставка: «Животворные лучи сатиры», посвященная 190-летию со дня рождения Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. На ней представлено 21 книга, некоторые из них предлагаем Вашему вниманию.

…Пока у русского читателя будет существовать
спрос на идеалы, до тех пор сочинения Щедрина
не отойдут в историю.
М. С. Ольминский

Павлова, И. Б. Тема семьи и рода у Салтыкова-Щедрина в литературном контексте эпохи / И. Б. Павлова. – Москва : ИМЛИ РАН : Наследие, 1999. – 152 с.

Свою жизнь Михаил Салтыков-Щедрин посвятил родной литературе, и прежде всего такой трудной ее области, как сатира. Сатирическое искусство беспощадным смехом казнит жизненное зло в наиболее вредных, социально опасных его проявлениях. Смех, комическое начало, неразлучное с сатирой, пробуждают в нас, как говорил Н. Г. Чернышевский, чувство собственного достоинства.

Величайший из подвижников русской литературы, Салтыков-Щедрин умел сражаться при значительно превосходивших силах противника. Его враг – российская самодержавная деспотия в самых разных, подчас неожиданных ее проявлениях. Его враг – буржуазная лицемерно-хищническая сытость, шкурный страх, человеческое недомыслие, благонамеренное начальствообожание, рабья психология.

В данной монографии дан анализ идейно-художественных, биографических факторов, которые оказали влияние на изображение рода и семьи, занимающее видное место в творчестве сатирика. Критический пафос писателя обусловлен пониманием важнейшего значения семейно-родового начала для национального сознания. Продолжая традиции русского реализма, скептик, просветитель Салтыков-Щедрин, наряду со своими современниками, показал таящиеся в этой теме социальный трагизм, ее глубочайшее этическое содержание, связь с темой истории, судеб России.

Художественное решение семейно-родовой темы Салтыковым-Щедриным, ее этическая проблематика определяются скептическим и остро критическим взглядом писателя на общество и человека. Салтыков-Щедрин сумел показать самые отрицательные, темные стороны семейного союза в том его виде, в каком он существовал в России XIX века, неразрешимость проблемы «личность-семья-общество». Такая направленность творчества, конечно, не свидетельствует о его ограниченности, Художник поднимает, исследует огромный пласт бытия. Нарисованные им картины разрушения родовых связей, кризиса института семьи имеют конкретно-историческое и обобщающее, мировое значение.

В данном исследовании ставится задача показать, как взаимодействие Салтыкова-Щедрина с литературной традицией, идейными влияниями эпохи, переклички и отталкивания с современниками, уроки личного опыта стали источником мировоззренческой, творческой, человеческой драмы писателя.

Книга может заинтересовать специалистов-литературоведов и всех занимающихся жизнью и творчеством М. Е. Салтыкова-Щедрина.

 

Николаев, Д. П. Сатира Щедрина и реалистический гротеск / Д. П. Николаев. – Москва : Художественная литература, 1977. – 358 с.

«Наш мир точно так же привел к гротеску, как он привел к атомной бомбе». Эти слова, сказанные известным швейцарским писателем Фридрихом Дюрренматтом, уже не раз цитировались в работах о гротеске. В наше время гротеск и в самом деле стал весьма распространенной формой искусства: к нему обращаются многие выдающиеся писатели и художники.

Думается, что наиболее полное выражение традиция русского гротеска нашла в творчестве Щедрина. Именно его гротесковые произведения глубже и полнее всего раскрыли социально-политические противоречия эпохи и приобрели мировое общественное и литературное звучание. Именно Щедрин явился самым выдающимся мастером реалистического гротеска в русской литературе XIX века.

Серьезное научное изучение гротеска Щедрина началось только в 20-е годы нашего века. Именно тогда появились первые работы, в которых были намечены пути подхода к исследованию этой сложной проблемы.

Однако это весьма успешно начатое научное изучение гротеска Щедрина впоследствии было прервано. В 30-е и 40-е годы тема эта, равно как и сам термин «гротеск», почти исчезает из щедриноведения.

В последние двадцать-двадцать пять лет XX века созданы обстоятельные монографии о Салтыкове-Щедрине, принадлежащие перу С. Макашина, В. Кирпотина, Е. Покусаева, А. Бушмина и других исследователей. В этих трудах тщательно прослеживается жизненный и творческий путь писателя, много внимания уделено художественному своеобразию его сатиры, тем или иным аспектам поэтики. Однако проблема гротеска, к сожалению, еще не получила должного, развернутого освещения.

Мало того, в некоторых работах продолжало сквозить настороженное отношение к гротеску и утверждалось, что он не играл в творчестве писателя сколько-нибудь заметной роли. С другой стороны, появились выступления, в которых гротеск был объявлен характерной чертой всей сатиры Щедрина и даже непременным свойством любого сатирического образа вообще.

Автор настоящей книги выступает против этих крайностей, прямо противоположных точек зрения и стремится показать, что хотя гротеск и не является непременным свойством сатиры Щедрина, он занимает в ней серьезное место. Выступает не только в виде литературного приема и элемента стиля, но и в качестве принципа типизации, целиком определяющего художественную структуру таких выдающихся произведений, как «История одного города» и «Сказки».

Одновременно автор касается некоторых вопросов теории гротеска, до сих пор недостаточно разработанных в нашем литературоведении (своеобразие гротескного образа, формы и функции гротеска, мотивировки в гротеске и т. п.).

Книга будет интересна специалистам-литературоведам.

 

Ауэр, А. П. Салтыков-Щедрин и поэтика русской литературы второй половины XIX века / Александр Петрович Ауэр. – Коломна : Изд-во КПИ, 1993. – 110 с.

В данной монографии определены и изучены новые аспекты проблемы: Салтыков-Щедрин и русская литература второй половины XIX века. Исследование под этим углом зрения произведений А. И. Эртеля, Вл. С. Соловьева, Вс. С. Соловьева, В. П. Буренина и И. И. Ясинского дала возможность определить, что в поле воздействия щедринской поэтики преображения оказались не только художественные системы этих писателей, но и все литературное развитие данного периода.

Традиция помогает писателю обрести самого себя. Опираясь на нее, он ищет те новые художественные формы, которые полностью соответствуют его собственной творческой устремленности. В этом поиске происходит слияние творческого опыта предшественников с новым опытом художественного постижения мира, а результат слияния один – появляются такие литературные открытия, которые сами постепенно обретают эстетические права традиции.

В творчестве М. Е. Салтыкова-Щедрина подобный перелом наступил только в период создания «Губернских очерков». Это было его первое произведение, которое сильно повлияло на формирование поэтики русской литературы. В «Губернских очерках» сполна проявилось то, что станет затем определяющей сутью щедринской поэтики: совмещение сказа с другими повествовательными формами, «собирательные образы», гротескный психологизм, антропологические гротески, символическая гиперболизация. Сочетание этих художественных начал в основном и определяет структурную специфику щедринской поэтики.

Поэтика антропологических гротесков и поэтика Салтыкова в целом оказали существенное воздействие на литературное развитие. Многие направления этого воздействия содержательно раскрыты в многочисленных исследованиях. Особенно значительны достижения в изучении творчества писателей «щедринской школы». Но творческий опыт Салтыкова настолько многообразен и настолько универсален, что его влияние распространяется на всю поэтику русской литературы второй половины XIX века.

Издание может заинтересовать специалистов и всех исследователей русской литературы.

 

Ауэр, А. П. Поэтика символических и музыкальных образов М. Е. Салтыкова-Щедрина / А. П. Ауэр, Ю. Н. Борисов ; под ред. Т. М. Акимовой. – Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 1988. – 112 с.

В данной монографии дан обстоятельный анализ двух взаимосвязанных и ранее не изучавшихся сфер щедринской поэтики. Структура и функция символа, музыкально-слухового образа рассматриваются авторами на материале значительных созданий сатирика, относящихся к различным периодам его творческого пути. Конкретно-аналитические наблюдения сочетаются в книге с теоретическими обобщениями относительно места и роли символики, музыкальных ассоциаций и звуковых образов в структуре словесного художественного произведений.

Тема исследования сложилась в атмосфере углубленного интереса современной литературной науки к многообразию художественных форм русского классического реализма и к поэтической природе щедринского творчества, в частности.

Известно, что долгое время, до начала 1950-х годов, при общей ориентации литературоведения на социологический принцип истолкования искусства слова, Салтыков изучался таким образом, словно был «интересен прежде всего как идеолог, теоретик, политик, философ, публицист, а затем уже как художник-сатирик». Новый этап в истории щедриноведения был ознаменован выходом в свет новаторских трудов А. С. Бушмина, С. А. Макашина, Е. И. Покусаева.

Был восстановлен в подлинном его значении художественный пафос щедринского сатирического наследия. Плодотворные идеи, выдвинутые названными исследованиями, разносторонние филологические работы по подготовке нового собрания сочинений писателя стимулировали поворот литературоведческой мысли к Салтыкову-художнику. Внимание к эстетической специфике искусства сатирика, поддержанное и усиленное общим процессом обогащения методологии и методики литературной науки, не ослабевает.

К числу недостаточно проясненных в науке должны быть отнесены избранные нами для специального рассмотрения две специфические и взаимодействующие сферы поэтики щедринской сатиры – реалистическая символика и «музыкальная» образность. Разработка этих сфер поэтики Салтыкова позволяет осветить новые грани художественного мира писателя в его связях с широким историко-культурным контекстом, подчеркнуть непреходящее, общечеловеческое в идейном составе произведений великого сатирика-гуманиста.

Взаимопроникновение символических и музыкальных образов – не редкость у Салтыкова. Подчас даже трудно определить, где пролегает граница между ними. Символ всегда способствует ритмизации повествования, и процесс его становления сопровождается звукозаписью и музыкальностью образно-речевого строя. Все это, взятое вместе, придает книге необходимое содержательное единство. Теоретическое обоснование рассматриваемых проблем читатель найдет в соответствующих разделах первой и третьей глав.

Книга будет интересна специалистам-филологам, искусствоведам, а также всем интересующимся русской классической литературой.

 

Самосюк, Г. Ф. Летопись жизни и деятельности М. Е. Салтыкова-Щедрина (1879-1881) : учебное пособие по курсу русской литературы XIX века / Г. Ф. Самосюк. – Москва, 1990. – 80 с.

Данное издание представляет собой систематическую роспись биографии и творчества писателя за 1879-1881 годы. Учтены главнейшие факты его творческой, журнальной, общественной и личной жизни, литературное окружение сатирика, отклики в печати на его сочинения.

Создание летописи дней и трудов М. Е. Салтыкова-Щедрина давно является литературоведческой необходимостью. Но возникновение такого рода жанра возможно лишь после публикации всего художественного и эпистолярного наследия писателя и его литературных современников, а также главнейших архивных и цензурных материалов.

Предлагаемая «Летопись жизни и деятельности Салтыкова-Щедрина» охватывает лишь небольшой период его биографии – 1879-1881 годы. С точки зрения исторической, это – время формирования «второй революционной ситуации», характеризующейся нарастанием и обострением общественных и политических противоречий. Мотивировано выделение этого трехлетия и с точки зрения биографической: это пора творческой и идейной зрелости сатирика, но она не привлекала специального внимания исследователей.

В предложенной читателю «Летописи» жизни Щедрина прослеживаются не только факты его биографии, но и изменение его мыслей и чувств, интересов, взглядов на текущие литературные и общественные явления. Возникает живое лицо во всей сложности его восприятия мира, со всем драматизмом его человеческого существования.

Удалось проникнуть далеко не во все дни жизни Салтыкова. Предстоит еще много разысканий для заполнения «пустых» дат, для восполнения пробелов в щедринской биографии. Требуется расширение исследования литературных контактов редактора «Отечественных записок», продолжение изучения отношений Щедрина и цензуры и тому подобное.

«Летопись» может быть использована студентами филологического факультета при изучении истории русской литературы XIX века, а также в работе над биографией Щедрина.

 

М. Е. Салтыков-Щедрин в воспоминаниях современников : в 2 т. Т. 1 / [воспоминания собрал, подгот. к печати, коммент. и написал вступ. ст. С. А. Макашин]. – Изд. 2-е, пересм. и доп. – Москва : Художественная литература, 1975. – 406 с., [1] л. портр., [8] с. ил. – (Серия литературных мемуаров).

Несобранность мемуарных источников о Салтыкове-Щедрине долго была одною из причин, затруднявших освещение живой фигуры писателя и отдельных сторон его личной, литературной и общественной биографии. Настоящая книга представляет собой единственный пока опыт издания сборника таких источников.

Мемуарная литература о Салтыкове довольно обширна, но фрагментарна, пестра, не всегда соответствует историческому значению жизни и творчества писателя и содержит немало тенденциозных страниц.

Последнее, разумеется, не удивительно. У всякого выдающегося деятеля эпохи бывает обычно много и друзей и врагов. Тем более они были у такого писателя, как Щедрин, всегда находившегося на «переднем крае» общественно-литературной борьбы своего времени.

В этой книге, как убедится читатель, показаны не только «казовые концы жизни» Салтыкова. Приукрашивания и выравнивания в биографиях великих людей прошлого столь же вредны, как и любое другое тенденциозное освещение истории. Однако отбор биографических документов по принципу «без малейшей утайки» предполагает по меньшей мере два необходимых условия: условия достоверности и содержательности документов, призванных рассказать правду, какая бы она ни была.

В первом томе три раздела. В первом разделе «Арест. Ссылка. Возвращение» собраны все основные мемуарные источники, относящиеся к драматическому эпизоду «изъятия» властями, по личному указанию царя Николая I, начинающего писателя из привычной сферы его жизни и труда и «перемещения» его в далекую тогда северо-восточную губернию. Второй раздел называется «На службе». Но входящими в этот раздел воспоминаниями и другими материалами освещается круг вопросов значительно более широкий, чем непосредственно относящийся к административной деятельности писателя. Объясняется это тем, что чиновничья служба Салтыкова оказалась тесно связанной и с его творчеством, и с его идейными исканиями.

И, наконец, в третьем разделе – «Среди литераторов» – помещены воспоминания, принадлежащие перу писателей или других деятелей, выступавших в печати и связанных с Салтыковым преимущественно литературно-журнальными отношениями.

Издание может заинтересовать как специалистов-филологов, так и широкий круг читателей.

Приглашаем всех желающих посетить эту выставку на абонементе научной литературы (2-10М).