“Дети и война” под ред. М. А. Рыблова

Аннотация:

В сборнике представлены воспоминания тех, чье детство пришлось на время Сталинградской битвы, записанные в форме глубинных интервью уча- стниками проекта РГНФ «Дети и война: культура повседневности, механизмы адаптации, стратегии и практики выживания в условиях Великой Отечествен- ной войны». В этих воспоминаниях находит воплощение тема, с трудом под- дающаяся беспристрастному анализу «Дети и война». Материалы сборника дают возможность очертить и охарактеризовать именно «территорию детства» в пространстве Великой Отечественной войны в целом и Сталинградской битвы в частности.


 

Дети и война: Сталинградская битва и жизнь в военном Сталинграде в воспоминаниях жителей города / [редкол.: М. А. Рыблова (гл. ред.) [и др.] ; Юж. науч. центр РАН ; ВолГУ. – Волгоград : Изд-во РАНХИГС, 2014. – 512 с.: цв. ил. – Библиогр. в примеч. – ISBN 978-5-7786-0544-2.

Шифр: ББК 63.3(2Рос-4Вог) 622,12-284.1ю14 Д 38
Местонахождение в библиотеке: Б26372-к/х

Предисловие

«Дети и война» – пожалуй, одна из наиболее эмоционально окрашенных и с трудом поддающихся беспристрастному анализу тем в изучении истории Великой Отечественной войны. И дело не только в возрастных особенностях ее не¬вольных участников, силой обстоятельств ввергнутых в водоворот не по-детски страшной трагедии.

На протяжении длительного времени военное детство с трудом вписывалось в героический нарратив «большой войны», а опыт ее переживания детьми и подростками так и не стал частью культурной памяти российского общества. Несмотря на, казалось бы, солидные историо¬графические заделы и публикации детских воспоминаний, в исследовательском отношении оно все еще остается во многом слабо освоенной территорией.

Между тем, негероическая жизнь и обыденность существования человека в условиях военного времени все чаще оказывается в поле зрения современного историка. Именно с ними он связывает разработку дальнейших исследовательских траекторий и маршрутов освоения пространства Великой Отечественной войны. Пространства, в котором все его участники и свидетели, вне зависимости от возраста и степени сопричастности к войне, становятся равноправными творцами знания о событиях того далекого времени. Знания, складывающегося на пересечении извилистых троп современной историографической практики, коллективной и индивидуальной памяти, в том числе и тех, кто встретил и пережил войну в детском возрасте.

Несмотря на отмеченные трудности, на протяжении 2014 г. были записаны 200 интервью детей военного Сталинграда, являвшихся непосредственными свидетелями событий того времени и на сегодняшний день остающихся основными трансляторами памяти о Великой Отечественной войне. Не все они в равной степени освещают различные стороны ее повседневной жизни, но все являются ярким подтверждением существования военного детства – особой территории, где ранее взросление вовсе не отменяло бесшабашной радости и ребячьего восторга от полученной невзначай игрушки или сладости, доставшейся «как маленькому», или самой детской мечты о красивом платье. Зримое и симво¬лическое присутствие во всех этих воспоминани¬ях Сталинграда придало им несколько патетический оттенок, оправданный трагической судьбой города и его населения.

В настоящее время изучение детства времен Великой Отечественной войны превращается в широко разрабатываемое исследовательское направление. Анализ основных тенденций в его изучении позволяет выделить в развитии отечественной историографии два этапа. С определенной долей условности их можно назвать советским и постсоветским (современным), а границей между ними считать 1990-е гг.

Советская историография военного детства, зародившаяся непосредственно в годы Великой Отечественной войны, находилась под сильным влиянием идеологии. Это отражалось на выборе исследовательских приоритетов, способах интерпретации событий и используемой терминологии. Главное внимание уделялось прославлению героизма детей и подростков на фронте и в тылу в годы Великой Отечественной войны. Подчеркивалось, что несовершеннолетние граждане СССР стремились всемерно помогать взрослым в борьбе с врагом – становились воспитанниками боевых частей и соединений, связными, разведчиками, подпольщиками и партизанами, юнгами. Мотивами участия в войне считались исключительно патриотические чув¬ства, недооценивались особенности подростковой психологии и роль социальных факторов. Между тем, побеги подростков на фронт могли быть вызваны и присущим им повышенным уровнем эмоциональных переживаний, импульсивностью, желанием рисковать, казаться более взрослыми, а также следствием неблагоприятных стечений обстоятельств, например, связанных с гибелью родных, когда возникало стремление отомстить. А вот современные исследователи подчеркивают шаблонность в описаниях биографий пионеров-героев, указывая среди источников пионерского героического нарратива опыт древнерусских житий святых. Во многих работах, включая фундаментальные труды, приводились факты работы детей и подростков на предприятиях, в колхозах и совхозах, на строительстве оборонительных сооружений, участия в различных формах помощи фронту.

В сборник вошло 115 текстов воспоминаний тех, в чьих судьбах переплелись опыт бомбежек, уличных боев, оккупации и эвакуации или пребывания в концлагерях и сиротских домах. Среди них оказались не только люди, рожденные в Сталинграде, но и те, кто приехал в Сталинград/Волгоград позже. Они также оказались вовлечены водоворотом событий в самые жестокие условия войны, а их детство было скомкано блокадой, бомбежками и голодом.

Вопросник, по которому осуществлялось интервьюирование, включал в себя более 130 вопросов и состоял из нескольких основных блоков: воспоминания о довоенном детстве, детство в период войны, детство в первое послевоенное десятилетие и формирование памяти о войне. Однако в настоящий сборник вошли только ответы на вопросы, касающиеся первых двух бло¬ков. Записи интервью в полном объеме (с задаваемыми вопросами и пометками интервьюеров) хранятся в архиве Музея казачьего быта Волгоградского государственного университета и в архиве Лаборатории истории и этнографии ИСЭГИ ЮНЦ РАН (г. Ростов-на-Дону).

В работе над этим сборником (интервьюирование, дешифровка, редактирование собран¬ных текстов и их первичный анализ) приняли участие: Е.В. Архипова, Д.Ф. Ахадова, Ю.О. Байгазова, Л.А. Бондаренко, А. Гребнева, Я.В. Гейворонская, А.Д. Ильина, Е.Ф. Кринко, И.И. Курилла, А.А. Колесникова, А.В. Когитина, В.Е. Мирошникова, А.Ю. Косова, А.А. Коновалова, Н.В. Калачева, М.П. Назарова, А.Е. Новикова, Е.А. Лисовая, Е.А. Марусина, В.Е. Мирошникова, Е.А. Михеева, Т.В. Нелин, Е.А. Попкова, А.П. Пи- воварова, М.А. Рыблова, А.П. Рыбалкина, Л.М. Ре¬шетникова, Ю.В. Степанченко, Ю.В. Смирнова, О.С. Терентьева, В.В. Ткачева, Т.П. Хлынина, Я.Ф. Чижова, К.К. Шутова, А.Д. Шестакова, Л.А. Фалалеева (Ильина).

Организаторы и участники проекта выражают огромную благодарность всем, кто согласился принять участие в интервьюировании, и отдельно, за помощь в организации этого процесса – Тамаре Васильевне Суховеровой, Юлии Владимировне Горда, Петру Федоровичу Ерошенко, Хельви Николаевне Латгу, Галине Федоровне Иларьевой, Лилии  Александровне Бондаренко.