Во весь голос: 120-лет со дня рождения Владимира Маяковского

Уважаемые читатели!

С 27 мая по 10 июня на абонементе научной литературы будет экспонироваться выставка: «Во весь голос», посвященная 120-летию со дня рождения Владимира Маяковского. На ней представлено 26 книг, некоторые из них предлагаем Вашему вниманию.

Революция. Жизнь. Писатель. В художественном мире В. В. Маяковского Революция. Жизнь. Писатель. В художественном мире В. В. Маяковского : межвуз. сборник науч. трудов / отв. ред. А. М. Абрамов. – Воронеж : ВГУ, 1986. – 158 с.

В данном тематическом сборнике исследуется художественный мир В. В. Маяковского с разных сторон: и в контексте его эпохи, и в связи с актуальными проблемами литературы. Анализируются природа лиризма, особенности образного мышления поэта, его мировоззренческая масштабность и глубина. Восприятие Маяковского сегодня обозначило ряд новых проблем. Отношение к нему должно быть столь же свободным, как и отношение самого поэта к наследию прошлого. Всей своей жизнью и творчеством Маяковский преподал нам великий урок и в отношении к себе самому: его, как поэтическое завоевание революции, надо ценить и беречь и на любом крутом повороте не впасть в крайность отрицания. Но любить его надо «живого, а не мумию», а это значит – не заслонять им новых путей в поэзии, не отвергать тех, кто на него не похож. Маяковский – удивительный социальный, политический лирик. Это не поверхностный резонер, в напыщенных дежурных стихах быстро откликающийся на злобу дня, а проникновенно лирический политический поэт, художник слова, обладающий даром – «в каждой пылинке будить уметь большевистского пафоса медь». Поэзия поэта не знала ни разрыва между чувством и долгом, ни отставания от читателя. Источник глубочайшего лиризма Маяковского – его беспредельная влюбленность в революцию, в новый строй, в молодую страну, в ее жизнь, в ее идеологию и мораль, в ее борьбу и судьбу. Одно из наиболее устойчивых заблуждений – стремление рассматривать поэта только как поэта-трибуна. Он, прежде всего поэт-лирик, включая и лучшие образцы любовной лирики. Тема любви проходит через все его творчество. Любовь для Маяковского – великое чувство, данное людям природой. Оно – двигатель жизни, вдохновитель всего, что создано гением человека. В поэзии Маяковского все дано крупным планом: и любовь, которую он не случайно называет «человеческой, земной», и мысли, и дела людские. Свое отношение к миру поэт определил столь же масштабно: «громада любовь» и «громада ненависть». Будучи поэтом и человеком больших мыслей, чувств и поступков, он того же искал и у других. И твердо верил, что так и будет.

Рекомендуется для литературоведов, работников вузов и школ, студентов, аспирантов, всех тех, кто интересуется наследием поэта.

Гончаров, Б. П. Поэтика Маяковского Гончаров, Б. П. Поэтика Маяковского : лирический герой послеоктябрьской поэзии и пути его художественного утверждения / Борис Прокопьевич Гончаров ; отв. ред. Л. И. Тимофеев. – Москва : Наука, 1983. – 352 с.

В монографии дан анализ поэтической системы Маяковского. Её компоненты (образность, лексика, стих) исследуются во взаимодействии, комплексно, с точки зрения художественного утверждения нового лирического героя – человека эпохи. Владимир Маяковский – яркая творческая индивидуальность. Его поэзия – особый художественный феномен, многие стороны которого до сих пор не раскрыты. Поэтика Маяковского изучена недостаточно. Автор книги стремился изучить поэтическую образность, лексику, фразеологию и стих Маяковского комплексно, в их взаимодействии, как компоненты его художественной системы, направленной на предельно заостренное раскрытие  лирического героя. Маяковский  создал новаторскую поэтическую систему, направленную на воспроизведение всего богатства умонастроений и эмоций нового человека. Внесистемное рассмотрение отдельных особенностей  поэтики Маяковского (например, неологизмов, рифмы, «лесенки»), взятых вне целостного функционирования системы художественно-выразительных средств, не дает истинного представления и об органичности целого, и об истинной значимости компонента. Каждый компонент (от отдельного слова до рифмы) обретает в системе новое качество, обогащая целостную систему. Комплекс вопросов, связанных с системным осмыслением поэтики Маяковского, ещё не был поставлен в существующей научной литературе.  В целом в теме издания смыкаются проблемы методологии и теории литературы, истории литературы, а также общефилологические проблемы, связанные, в частности, с интонационной сферой речи. Книга будет  интересна литературоведам и всех, кто интересуется литературой о В. В. Маяковском.

Янгфельдт, Б. Любовь - это сердце всего Янгфельдт, Б. Любовь – это сердце всего : В. В. Маяковский и Л. Ю. Брик. Переписка 1915-1930 / Бенгт Янгфельдт. – Москва : Книга, 1991. – 287 с. : 32 л. ил. – (Репринт. изд.).

Это первое издание, воспроизводящее переписку В. В. Маяковского и Л. Ю. Брик (1915-1930). Книга вышла в Швеции в 1982 году и пользовалась большим успехов. Это одна из замечательных любовных пар, известных истории мировой литературы, и их любовь всегда привлекала внимание серьезных исследователей и злопыхателей почти в одинаковой степени. Для одних этот роман – отталкивающий пример декадентской буржуазной морали, вызывающий негодование и почти непостижимую ненависть к Лили и Осе Брикам; такой была позиция некоторых «маяковедов» с конца 1960-х годов. Другие видят в нем образец «любви поэта» и своего рода бытовой эксперимент, смелую попытку создать новый тип любви и дружбы – в этом толковании их отношения приобретают порою статус идеализированного мифа. Стараясь не впасть ни в одну из этих крайностей, автор пытается объяснить некоторые вопросы, относящиеся к совместной жизни Маяковского и Бриков в 1915-1930 годы. Связь Маяковского и Л. Брик была далеко не бесконфликтной, но это обстоятельство, ни современность, ни потомство не может изменить – «не будем учить поэта, как жить, не будем переделывать чужую, очень большую жизнь», как писал Шкловский о Маяковском. Любовь его к Л. Брик была огромна, и переживал поэт любовные радости и огорчения гиперболически, как это было ему свойственно. В первые годы роман их был «неофициальным»; их личные отношения были сложными. Любовь Маяковского к Л. Брик безмерна. Она была женщиной его жизни, жить без нее он не мог. Он любил ее с эмоциональным зарядом, которым мало кому дано любить, искренно, безоговорочно – хотя он знал, что ее любовь к нему была другого характера. «Любовь это сердце всего. От нее разворачиваются и стихи и дела и пр.  Если оно прекратит работу все остальное отмирает, делается лишним, ненужным».  Привязанность поэта к Л. Брик была настолько сильна, что мешало ему в общении с другими женщинами. Для него Лили была всем, для нее же любовь к Маяковскому не была единственным в жизни. Из-за этого была и трагедия в его жизни.  Их письма, открытки и телеграммы позволяют оценить В. Маяковского как поэта и человека, понять историю его отношений с Л. Брик. Эта переписка, которая велась без оглядки на историю, особенно интересна и достоверна в качестве историко-литературного документа для самого широкого круга читателей.

Имя этой теме - любовь! : современницы о Маяковском Имя этой теме – любовь! : современницы о Маяковском / сост., вступ. ст., комммент. В. В. Катаняна. – Москва : Дружба народов, 1993. – 336 с. – (Сер. литературных мемуаров).

«Я – поэт. Этим и интересен», – сказал Маяковский. Но с годами выяснилось, что это не совсем верно. В данной книге затронута тема «человек просто», с его силой и растерянностью, взглядами и поступками, пристрастиями и неприятностями – словом, неповторимость личности. Мемуары его современниц ценны именно психологическим  рисунком образа поэта, изображением тех черт характера, которые проявились в его отношениях с женщинами. Любовные увлечения Маяковского, отраженные в некоторых воспоминаниях, помогут узнать новое о нем, раскроют его со стороны, доселе неизвестной и подчас неожиданной.  Какие-то его поступки и разговоры хотя и не льстят поэту, но делают его облик живым, снимая хрестоматийный глянец. Но таких «неблаговидных» абзацев, к счастью, немного. Как правило, его вспоминают с любовью, уважением, подчас с преклонением. К сожалению, за рамками книги остались Татьяна Яковлева и Элли Джонс – два увлечения, знаменательных для биографии поэта. Дело в том, что их воспоминания не написаны, а есть лишь куски нерасшифрованных магнитофонных записей. Со временем они – будем надеяться – станут достоянием публикаторов или архивов, но пока…  О Татьяне Яковлевой все годы говорили глухо и неправдоподобно, имя ее в нашей печати не появлялось. Стихотворение, ей посвященное, долгое время не печаталось, – не надо забывать, какая у нас была ситуация, – разве мог «лучший советский поэт» влюбиться в эмигрантку и невозвращенку?!  О романе Маяковского с Элли Джонс было известно немногим; сам поэт не делал из этого тайны, но и не афишировал. Такие были времена, что писать о личном было не принято, а особенно о личных связях с иностранцами. И не поощрялось. И опасно. Одни воспоминания, представленные в этом сборнике, в разные годы уже публиковались, другие появляются впервые. Некоторые были напечатаны частично, фрагментарно,  – здесь они даются в полном виде. Своими воспоминаниями о Маяковском делятся Эльза Триоле – жена Луи Арагона и сестра Л. Брик – и В. Полонская, чьи имена мы знаем ещё по завещанию поэта и, особенно по публикациям последних лет; Софья Шамардина, Маруся Бурлюк, Наталья Рябова, Наталья Брюханенко – женщины, близко знавшие и любившие этого человека. Издание будет интересна всем любителям В. Маяковского.

Вайскопф, М. Во весь логосВайскопф, М. Во весь логос : религия Маяковского / Михаил Вайскопф. – Москва : Иерусалим : Саламандра, 1996. – 176 с. : ил.

В книге израильского литературоведа рассматриваются архаические корни и религиозная природа мировоззрения Маяковского, библейские сюжеты и образы, усвоенные поэтом при посредстве одической поэзии XVIII столетия. Подробно исследуется связь между этой традицией и продукцией Маяковского, его зависимость от массовой культуры Серебряного века и советского периода. Гениальный новатор Маяковский по своему миросозерцанию, по всему складу своего мышления, всей своей личности – поэт глубоко архаический. Того же древнего происхождения и его пресловутый дуализм, вечное разъятие мира на абсолютные плюсы и минусы: это бескомпромиссное раздвоение показательно именно для архаики, для средневековья русского, продолжающего, кстати, оказывать мощное воздействие и на нынешнюю культуру России. Маяковский-миротворец – и об этом надо сказать сразу – специфичен крайне заостренной, утрированной, космически-гиперболизированной подачей самых расхожих тем и мотивов своей эпохи (и дореволюционной, и советской), также тянувшейся к актуализации все той же седой архаики. Его «средневековье» было изначально экзальтированным и одновременно упрощенным выражением ведущих тенденций Серебряного века, как бы спародированных позднее большевистским магизмом 20-х гг. И в то же время его приверженность XVIII столетию, выявленная Тыняновым, отмечена глубочайшей соприродностью Маяковского духу древних культур, донесенному до его творческого сознания посредством одических жанров. Для подробного анализа впервые привлекается ряд важных источников. Рекомендуется литературоведам, научным работникам и всем любителям творчества поэта.

Кантор, К. М. Тринадцатый апостолКантор, К. М. Тринадцатый апостол / Карл Моисеевич  Кантор. – Москва : Прогресс-Традиция, 2008. – 368 с. : ил.

Карл Кантор – известный философ, социолог, культуролог, эстетик, знаток жизни и известный философ, социолог, культуролог, эстетик, знаток жизни и творчества Владимира Маяковского. Продолжая исследование трагической судьбы поэта, автор предлагает новаторский – не только эстетический, но и теолого-историософский – анализ личности русского лирика и эпика, панегириста и сатирика XX столетия. Автор раскрывает неметафоричность самосознания Маяковского как «тринадцатого апостола», его органическое освоение и претворение в собственном творчестве поучений ветхозаветных пророков Исаии, Иеремии, Иезекииля и заповедей Иисуса Христа. Русский поэт предстает в книге как наследник христианских светочей Ренессанса – Данте, Рабле, Шекспира, Сервантеса. И одновременно – как продолжатель русского фольклора и традиций русской художественной литературы. Автор выясняет духовную близость творческих исканий и обретений трех гигантов русской поэзии – Пушкина, Лермонтова и Маяковского. Поэт показан в его движении от футуризма до толстовского критического реализма, противостоявшего идеологии «социалистического реализма». «Колумб поэтических Америк» был, на взгляд автора, хранителем идеалов Христа и Маркса. Читатель узнает из книги, чем на самом деле была лениниана Маяковского и каков был его неравноправный диалог с партией и государством. В России только поэт Владимир Маяковский приял всю историю целиком – показал внутреннюю связь учений Христа и Маркса. Но уровень социального, промышленного и общекультурного развития России столь резко отставал от достигнутого в Западной Европе, что социокультурная эволюция России поглотила историю, которая именно здесь вырвалась на простор. Маяковский назвал себя тринадцатым апостолом Христа и был таковым. Миссия тринадцатого апостола состояла в том, чтобы провести линию преемственности от Христа к Марксу через Ренессанс. Он это сделал. И на этом поставил точку в своем апостольстве. Он уплывает от нас дальше, в тысячелетия, туда к звездам, созвездиям – к Большой Медведице, к Млечному Пути, уплывает, очищенный от накипи злословий – поэтам поэтом и тринадцатым апостолом. Карл Кантор умер 9 февраля 2008 года. Он верил, что «после смерти мы превратимся в одинокие звезды, будем так же раз разговаривать друг с другом, какое бы сумасшедшее расстояние ни разделяло нас». Вся жизнь его была пронизана разговорами с Маяковским. Они вместе ощущали земной шар как кандальное ядро, вместе горели на «несгорающем костре немыслимой любви», надеялись, что «вовеки не придет… позорное благоразумие». Издание будет интересно всем, кто любит подробности в жизни и творчестве певца Октября.

Революция. Жизнь. Писатель. В художественном мире В. В. МаяковскогоПокотыло, М. В. Судьба поэта. Из истории осмысления творчества В. В. Маяковского : монография / Михаил Валерьевич Покотыло ; под науч. ред. А. В. Кузнецова. – Ростов-на-Дону : Ростиздат, 2010. – 190с.

В данном научном издании представлен анализ научных и критических работ о творчестве В. Маяковского, целью которого является рассмотрение эволюции взглядов на природу поэзии, её особенности и источники, а также осмысление связи идеологии и литературы по отношению к поэту.  Интерес к творческому наследию Маяковского всегда был достаточно высок, так как в русском культурном сознании фигура В. Маяковского традиционно имеет двойную позицию: представитель советского дискурса и поэт, который, по выражению А. К. Жолковского, «завещан нам авангардом». Устремленность эстетики Маяковского в будущее, стремление поэта с помощью искусства воздействовать на жизнь общества, действенность его поэзии и новаторский ее характер вызывали интерес у читателей и слушателей. Развитие современного маяковедения обусловлено вышеназванными периодами, однако имеет свою специфику. В конце 1990-х-начале 2000-х годов творчество поэта вводится в сферу мировой истории и культуры, при этом творчество Маяковского рассматривается в русле реинтерпретации и демифологизации. Полагаем, что объективно осмыслить и оценить творчество такого поэта, как Маяковский, можно, только учитывая противоречивые взгляды на творчество, и эта противоречивость объясняется противоречивостью эпохи, в которой он жил и творил. При анализе научных и литературоведческих интерпретаций источников о жизни и творчестве Маяковского необходимо учитывать тот факт, что при оценке творчества поэта определяющую роль часто играли убеждения исследователей, воспринимавших поэта  как «рупор» советских идей в поэзии первой трети XX века.  При изобилии резко контрастирующих друг с другом взглядов на творчество поэта чрезвычайно важно определиться и обнаружить те работы, в которых анализ творчества  В. В. Маяковского проводится не с целью доказать ту или иную заранее известную точку зрения на творчество поэта, а с целью объективного изучения литературных текстов как герметичной структуры и обнаружения в них определенной системности поэтического или мировоззренческого характера. Настоящая монография будет полезна филологам широкого профиля, журналистам, аспирантам и студентам, а также всем, интересующимся проблемами истории русской литературы   XX в. и творчеством  В. Маяковского. Выводы исследования могут быть использованы также в практике изучения русской поэзии, в курсах по истории русской литературы.

Приглашаем Всех желающих посетить эту выставку в ауд. 2-01 Д.

Оставьте свой отзыв