Дмитриева С. О. “Фрески храма Спаса Преображения на Ковалёве”

Аннотация:

Роспись церкви Спаса на Ковалеве – один из самых знаменитых фресковых ансамблей Великого Новгорода. Она исполнена в 1380 году приезжими южнославянскими мастерами. Здание храма было разрушено во время Великой Отечественной войны, однако значительную часть композиций удалось вновь собрать из сохранившихся фрагментов (работа реставраторов под руководством А.П. и В.Б.Грековых). Довоенные фотографии и вновь собранные изображения позволили заново, на современном научном уровне, рассмотреть иконографическую программу и стилистические особенности росписи в контексте византийского и русского искусства XIV века, выявить их своеобразие по сравнению с созданными в Новгороде почти одновременно фресками церквей Спаса на Ильине (мастер Феофан Грек) и Св.Феодора Стратилата “на Ручью”.

Фрески храма Спаса на Ковалеве

Фрески храма Спаса на Ковалеве

Дмитриева, С. О. Фрески храма Спаса Преображения на Ковалёве в Новгороде, 1380 года / С. О. Дмитриева. – М. : ГАЛАРТ, 2011. – 272 с. : ил. – Сп. лит. : с. 248-262. – ISBN 978-5-269-01099-1.

Шифр: ББК   85.146.56 Д 53
Инвентарный номер: Б24393-к/х

Вступление:

Великий Новгород играл на протяжении XIV века значительную роль в художественной жизни Руси. Его архитектура, иконопись, книжное искусство свидетельствуют о высоком уровне и оригинальности местной культуры. Но совсем особое место занимают стенописи новгородских храмов этого времени. Наибольшая часть росписей была исполнена приезжими мастерами, эмигрантами из слабеющего Константинополя и из балканских регионов, страдавших от турецкой экспансии. Среди фрескистов – и прославленный Феофан Грек, и другие художники, остающиеся для нас безымянными, за исключением Исайи Гречина, росписи которого в церкви Входа в Иерусалим в Детинце упомянуты летописью под 1338 годом, но до нас не дошли. Исследование новгородских росписей дает представление о тех художественных течениях византийского искусства, которые слабо представлены в сохранившихся византийских памятниках. Примечательно, что работы приезжих мастеров органически вписываются и в контекст местной культуры, дают импульс для своеобразной интерпретации новшеств, а в ряде случаев и сами отражают локальные особенности, зависящие, например, от специфики русской храмовой архитектуры, системы росписи, почитания тех или иных святых. Новгородские стенописи XIV века носят, с одной стороны, интернациональный характер, они важны для изучения всей художественной культуры византийского мира. С другой стороны, они составляют неотъемлемую часть истории русской живописи, становления местной национальной традиции.

Сказанное относится и к росписи ковалёвского храма. Анализ его фресок всегда был связан со множеством проблем и даже противоречий. Загадки начинаются уже с истории создания росписи и связаны с ее заказчиками и мастерами, упомянутыми в ктиторской надписи. Живопись храма первоначально получила широкую известность благодаря использованию редких иконографических типов, часть которых впервые встречается 15 русском искусстве. Фигуры и композиции этого ансамбля ставят перед исследователями многочисленные вопросы, касающиеся идентификации и трактовки изображений, и требуют соотнесения с архивными данными, а также сравнения с произведениями византийского и южнославянского искусства. Наконец, стилистическое разнообразие внутри самой росписи и, главное, созданное артелью мастеров своеобразное художественное целое на протяжении десятилетий служили поводом для дискуссий о месте фрескового ансамбля в ряду как новгородских памятников, так и искусства византийского круга.

Во время Второй мировой войны церковь Спаса на Ковалёве была разрушена, разделив судьбу нескольких новгородских храмов с фресковыми ансамблями, включая церкви Спаса на Передние, Успения на Болотове, Благовещения на Городище, Архангела Михаила в Сковородском монастыре, Никольскую церковь в Гостино-польском монастыре на Волхове. В отличие от многих фресковых циклов, представление о которых мы можем составить лишь по довоенной фотосъемке и немногочисленным копиям, судьба живописи Ковалёва сложилась иначе. С середины 1960-х годов над восстановлением фресок храма с энтузиазмом трудились бригады реставраторов под руководством Л.П. и В.Б. Грековых. Благодаря их настойчивости и вдохновенному труду из руин постройки с остатками стен и завалов было собрано значительное количество отдельных фигур и даже сцен и их частей. В этой многолетней и кропотливой работе реставраторам помогали и многочисленные студенты-искусствоведы, и будущие художники, и молодежь разных профессий. Эта работа привлекла большое внимание общественности и явилась первым ярким опытом восстановления погибших новгородских древностей. Опыт этих работ был использован в наши дни, когда происходит собирание фрагментов росписи церкви Спаса на Передние (Т.А. Ромашкевнч) и Успения на Болотове (Т.Н. Анисимова). В кругу тех же инициатив находится восстановление самого разрушенного храма па Болотове, осуществленное при поддержке правительства Федеративной Республики Германии. Научная публикация ансамбля фресок церкви Спаса на Ковалёве опирается на работу АП. и В.Б. Грековых, без которой мы могли бы изучать только репродукции, а не сами фрески, которые способны дать подлинное представление о стиле росписи. Мы рассматриваем эту книгу как знак уважения и признательности реставраторам за их замечательный труд.

Изучение росписи церкви Спаса на Ковалёве должно также явиться откликом на современные тенденции и запросы мировой византинистики. На протяжении последних десятилетий в ней наблюдается устойчивый интерес к культуре православного мира XIV – первой половины XV столетия. В сфере истории искусства одним из первых ярких проявлений этого интереса была публикация в 1966 1975 годах томов, посвященных ансамблю монастыря Хора (Кахрие Джами) в Константинополе. За ними последовали многочисленные сборники и монографии, где рассматривались произведения Греции и Афона, Сербии и Македонии, Болгарии и России, созданные в тот период. Существуют, по меньшей мере, две причины такого интереса. Первая это исключительно насыщенная духовная жизнь православного мира того времени, сказавшаяся и в углубленной, обновленной трактовке художественного образа, что, возможно, опосредствованно зависит от интерпретации учения святителя Григория Паламы. Вторая причина – интенсивное развитие многих периферийных областей византийского мира, чему сопутствовал и подъем их культурной жизни.

В России, благодаря ее благоприятному политическому положению, этот подъем мог осуществиться с большой полнотой. В отличие от Константинополя и балканских регионов, подвергавшихся опасности турецкого завоевания, Русь наращивала свои политические и культурные возможности, постепенно ослабляя тяжесть татарского ига. Следует вспомнить, что именно в 1380 году, когда были созданы фрески ковалёвской церкви, состоялась битва на Куликовом поле, явившаяся важным шагом на пути к избавлению Руси от власти Золотой Орды. Любопытно отметить, что битва состоялась на праздник Рождества Богородицы, 8 сентября, то есть в осеннее время, как раз тогда, когда на Руси, в условиях северного климата, было принято завершать стенописные работы.

Ансамбль росписи в церкви Спаса на Ковалёве счастливо соединяет в себе обе грани интересов современной византинистики. Росписи исполнены, как давно установлено, не новгородскими, а пришлыми мастерами, из одной из южнославянских областей (их происхождение мы постараемся уточнить). Однако возникли они на новгородской почве и потому составляют и часть местной культуры. Практически полное отсутствие памятников монументальной живописи этого времени в других художественных центрах Древней Руси, а также низкая степень сохранности позднепалеологовских росписей в странах, входивших в византийский культурный ареал, придает особую ценность осмыслению живописи Ковалёва.

Церковь Спаса на Ковалёве относится к числу немногих новгородских ансамблей, живописная декорация которых, обладая несомнемными художественными достоинствами, до сих пор не получила должного освещения в науке. Совокупность архивных материалов, довоенной фотофиксации и вновь собранных композиций позволяет впервые комплексно изучить специфику всех известных элементов иконографической программы росписи. Расширившийся за последнее время круг доступных произведений позднепалеологовской эпохи, как византийских и южнославянских, так и собственно русских, даст возможность по-новому интерпретировать особенности стиля фресок и определить место живописного ансамбля ковалёвского храма в системе новгородской монументальной живописи последней трети XIV века. Дополняя круг сведений и выводов, которые представлены в уже опубликованных монографиях о новгородских фресковых ансамблях XIV века – о росписи Феофана Грека в церкви Спаса на Ильине, о фресках в церкви Успения на Болотове, о стенописи церкви Святого Феодора Стратилата па Ручыо, исследование росписи церкви Спаса на Ковалёве может углубить наши знания о художественной культуре Византии XIV века и об искусстве Новгорода.

При написании книги автор пользовался консультациями коллег – историков и историков искусства, но особую благодарность он хотел бы выразить, прежде всего, Э.С. Смирновой, вдохновившей автора на труд и поддерживавшей на протяжении всей работы, А.А. Турилову, с присущей ему эрудицией и точностью проанализировавшему надписи на фресках с точки зрения палеографии и лингвистических особенностей, а также моему мужу А.Ю. Дмитриеву, помогавшему мне при подготовке рукописи к печати.

В 1380 году на реке Вожа состоялась Куликовская битва – войска Московского княжества под предводительством князя Дмитрия Донского разгромили войско Золотой Орды, которым командовал темник Мамай. В том же году был расписан храм Спаса Преображения на Ковалёве в Новгороде. Этому событию посвящена книга, вышедшая в издательстве МКСХ «Галарт», – «Фрески храма Спаса на Ковалёве» (автор: Светлана Олеговна Дмитриева).

Оставьте свой отзыв