Конституция РФ, ст. 42

 

Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

 

 

Сохранение биоразнообразия водно-болотных угодий Нижней Волги: оценка социальных факторов и перспектив

Автор: В. Г. Васильева

 

Одним из приоритетных направлений экологической политики является сохранение существующих уникальных природных парков, обеспечивающих своеобразие географического ландшафта и составляющих основу сбалансированной среды обитания человека в условиях наступления техногенной цивилизации. В регионе Нижнего Поволжья к таким паркам, безусловно, относится территория Волго-Ахтубинской поймы. Существующее противоречие между потребностями социально-экономического развития территорий и задачей сохранения уникальных природных комплексов требует разработки и применения особенно гибких социальных технологий, способных к «самонастройке» и учитывающих все факторы возможного развития ситуации. К числу таких факторов, безусловно, относится и сложившийся образ жизни населения территорий экологически значимых территорий, доминирующие поведенческие практики и оценки социального восприятия проблемы. Требование экологической безопасности, в том случае, если оно не остается голословным, предполагает обоснование системы практических мероприятий, действенность которых, в свою очередь, зависит от отношения людей, реализующих данные мероприятия. Исходя из этого, представляется необходимой и предварительная эмпири¬ческая оценка ситуации методами социологического исследования.

 

 

 

В июне-декабре 2007 г. на территории административных областей региона Нижнего Поволжья (Волгоградская, Астраханская области, Республика Калмыкия) был реализован масштабный проект «Оценка социално-экономической ситуации и перспектив развития альтернативных источников существования для местного населения на основных водно-болотных территориях Нижней Волги» , который был направлен на выявление обозначенных выше аспектов проблемы. Данные опроса отчетливо показали противоречивость влияния социальных факторов на состояние экологической безопасности и перспективы возможного их использования для оптимизации ситуации.

 

 

Так, в целом для населения обследуемых территорий характерны высокие значения показателей субъективного ощущения неблагополучия - 58% выбирают отрицательные оценки уровня удовлетворенностью жизнью, 31% желают изменить местожительства и только 22% проявляют оптимистичную установку в отношении будущего (считают, что материальное положение семьи улучшится). Население высказывает более высокий уровень обеспокоенности экономическими (упадок производства, низкий уровень жизни, безработица, заработная плата), социальными (коррупция, невозможность получения качественного образования и медицинского обслуживания) проблемами, а также проблемами социальной инфраструктуры (плохие дороги, неустроенность быта), чем проблемами окружающей среды, При этом, что очень важно, уровень обеспокоенности экологическими проблемами обнаруживает положительную корреляцию с уровнем реальных доходов населения, уровнем занятости, а также оптимистической оценкой будущих перспектив. Можно сказать, что, чем в большей степени выражены депрессивные характеристики образа жизни территорий, тем меньшую значимость имеют для населения экологические проблемы.

 

Показательными в этом плане являются данные об источниках дохода домохозяйств: 9,23 % респондентов отмечает в качестве источника дохода нелегальные (теневые) заработки; 13, 15 % - доходы от использования природных ресурсов; 23, 15% - имеют в качестве основного источника дохода социальные выплаты; 67,8% - заработную плату. В то же время результаты показывают, что в целом социально-экономическое положение домохозяйств следует охарактеризовать как крайне неблагополучное: 10% опрошенных относит себя к категории крайне нуждающихся, не имеющих возможности прокормить себя и свою семью; около 53% респондентов /называют на то, что доходов семья хватает лишь на самые необходимые продукты, повседневные расходы, а покупка одежды вызывает затруднения; и доля относительно неблагополучных (указывают, что денег хватает на еду и одежду, на вседневные нужды, но не на отдых) составляет 30%; доля относительно благополучных (указывают, что могут позволить себе покупку товаров длительного пользования и пр.) составляет 7%.

 

Помимо субъективных установок и объективных факторов социально-экономического благосостояния нa экологическое сознание населения влияет и фактор предпочтений к определенным видам хозяйственной деятельности, готовность к предпринимательству. Данные исследования показали доминирующую направленность на сельскохозяйственное производство, при этом перспективы связываются с экстенсивными, а не интенсивными формами хозяйствования: большинство респондентов (60%) отмечают доходность сельскохозяйственных производств; наиболее выгодным считается при этом рыболовство (27 %), бахчеводство и овощеводство (25 %), а «прудовое хозяйство», например, отмечает в качестве возможного перспективного вида хозяйственной деятельности только около 7 % респондентов. Лишь пятая часть опрошенных - 22 % - ориентирована на предпринимательство, при этом преимущество вновь отдается традиционным формам - торговле, бытовым услугам, общепиту, а перспективу, например, туристического бизнеса «видит» всего 1,6 % опрошенных. Кроме того, довольно незначительная часть респондентов - (13 % и 11 % - ориентирована на работу в государствен¬ной службы и в сфере промышленности.

 

Следующая группа социальных факторов соотносится с установками населения в отношении альтернативных - противоправных - источников получения дохода, в частности за счет использования биоресурсов территорий проживания. Одной из наиболее отчетливо выраженных поведенческих особенностей населения исследуемых территорий выступает признание возможности использования запрещенных биоресурсов в качестве альтернативного источника дохода, лояльность к экологическим правонарушениям. Так, полученные результаты фиксируют значительную распространенность экологических правонарушений - 86 % респондентов отмечает их наличие. Наиболее распространенными видами правонарушений выступают, по мнению респондентов, браконьерство (64 %), загрязнение воды (61 %), порубка деревьев и порча земли (32 %), нарушение правил обращения с экологически опасными веществами и отходами (24 %). В качестве основных субъектов экологических правонарушений опрошенные квалифицируют как местное население (57 %), так и приезжих, временных жителей (46 %), а 11 % связывают эти правонарушения с действиями криминальных структур. Таким образом, экологические правонарушения частично легитимируются в сознании населения, не квалифицируются как общественно опасные действия, не соотносятся с «враждебным» типом поведения, свойственным «другим», «преступникам», а, соответственно, и не заслуживают порицания и сокрытия.

 

Данная ситуация свидетельствует о недостаточном уровне развития экологического сознания, выступающего одним из значимых факторных влияний. На несформированность экологического сознания указывает противоречивость позиций респондентов, а также то обстоятельство, что на уровне массового сознания наличествуют в большей мере эмоциональные, чем рационально элементы восприятия проблемы. Так, в целом наблюдается значительная обеспокоенность населения тем ущербом, который наносится окружающей среде экологическими правонарушениями - 65 % респондентов отмечают, что таки$ правонарушения наносят значительный или серьезный, непоправимый ущерб территории. В то же время большинство респондентов связывают причины, отрицательно, влияющие на состояние биоресурсов, в первую очередь с действием объективных обстоятельств, и лишь потом с собственной деятельностью. Например, подавляющее большинство респондентов указало в качестве основной причины разрушения сохранности биоресурсов загрязнение воды, почв, воздуха (65 %); второй по значимости причиной считается браконьерство (49 %), и лишь третьей - безразличное отношение людей к природе (42 %).

 

В системе социальных факторов влияния особенно важную роль играет оценка перспектив улучшения ситуации. Представления населения об оптимальных перспективах развития региона конвертируются в принятие / непринятие предлагаемых управленческих решений, идущих со стороны органов власти. Проведенное исследование показало, что большинство респондентов считает, что первоочередными направлениями улучшения ситуации могут быть повышение уровня жизни людей (62%), предоставление возможности работы (56%) и повышение заработной платы (53%). Исследование продемонстрировало и доминирующую «внерыночную» ориентацию массового сознания в отношении производственного развития территорий, Почти половина опрошенных (48%) считает необходимым возрождение коллективных форм хозяйства под руководством государственных структур (особенно велика доля таких ответов в Астраханской области - 63% и Республике Калмыкия - 58%. Далее предлагается развивать огородничество для производства овощей и бахчевых культур (данная альтернатива доминирует в Астраханской области - 44% и в Волгоградской области - 36%) и прудовые хозяйства по разведению рыбы (доминирует Республика Калмыкия - 48% и Астраханская область - 40%). Лишь на пятом месте (29%) располагаются виды деятельности, связанные с рынком - малое предпринимательство в сфере торговли, общепита, бытовых услуг (ее в качестве предпочтительной отметила особенно большая доля респондентов в Республике Калмыкия - 48%).

 

В заключение следует заметить, что 30% респондентов считает необходимым ужесточение уголовных и административных наказаний за правонарушения экологического характера; а 20 % предлагает в качестве эффективной меры усиление борьбы с коррупцией и взяточничеством, а также воспитание у граждан нравственного долга, ответственности за сохранение окружающей среды. Приведенные результаты свидетельствует о том, что в целом население склонно поддерживать социально-экономические, а не административные или воспитательные меры, направленные на улучшение экологической ситуации в регионе Нижней Волги. Данный факт значительно усложняет систему требований, предъявляемых к ответственным субъектам управления с учетом использования сбалансированных социальных технологий в области экологической политики.

 

Примечания:
1. Проект ПРООН/ГЭФ «Сохранение биоразнообразия водно-болотных угодий Нижней Волги», № 025/07 от 19.07.2007 г. / Калмыцкий институт социально-экономических и правовых исследований - Астраханский государственный технологический университет / Рук. Манджиева Д.А., директор Калмыцкого института социально- экономических и правовых исследований, к.э.н.