Конституция РФ, ст. 42

 

Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

 

 

Река Ахтуба

Солодовников Д. А. Река Ахтуба / Денис Анатольевич Солодовников // Здоровье и экология. - 2007. - №9. - С. 34-32

 

Наше сегодняшнее путешествие — по реке Ахтубе, которая отделена от главной реки — Волги — широкой полосой Волго-Ахтубинской поймы. Хотя гидрологический режим Ахтубы идентичен режиму Волги и определяется работой Волжской ГЭС, но облик реки совсем иной. Волга — типичная крупная река, в её прямолинейном русле намыто множество островов-осерёдков. Ахтуба, напротив, имеет все черты небольших рек. Её русло сильно петляет, оставляя то слева, то справа песчаные пляжи-побочни. Измерьте на карте расстояние между любыми пунктами по берегам реки напрямик. Путь между ними по реке будет в полтора раза длиннее. Говоря научным языком, у реки велик коэффициент извилистости — до 1,3-1,4. Никаких островов на Ахтубе нет. Ширина реки обычно около 100-150 м, редко до 300 м (это, конечно, в межень).

 

 

У Ахтубы богатая и интересная история. Тысячелетиями вдоль её берегов продвигались из глубин Азии на запад орды кочевников. От множества волн Великого переселения народов в степи остались лишь молчаливые курганы. Облюбовали Ахтубу татаро-монголы, создав здесь сеть поселений, в том числе и два крупных города-столицы. Сарай-Бату (Старый Сарай) располагался на месте села Селитренное, что в Астраханской области. Мимо Нового Сарая (Сарай-Берке), на месте которого сейчас село Царев, пролегает и наш маршрут. От великих столиц древности (а в эпоху расцвета они соперничали по размерам с Москвой и Парижем) буквально камня на камне не осталось. В мусульманской Турции античные «языческие» храмы сохранились, кажется, сами собой. Никому не пришло в голову разрушать их до основания, и сейчас они привлекают миллионы туристов. Мы же не уберегли свои древности: монгольские дворцы были деловито разобраны на кирпичи — не пропадать же стройматериалу. В селе Царев и сейчас можно увидеть старые дома, построенные из такого кирпича — правильных тонких квадратов. Лишь скрупулезные археологи добывают из-под земли свидетельства былого богатства этих городов.

 

До Золотой Орды на юге Руси существовало загадочное государство — Хазарский каганат, от которого, несмотря на его могущество, почти не осталось следов. Историк и географ Л.Н. Гумилёв считает, что хазары жили непосредственно в пойме Волго-Ахтубы, поэтому их земляные поселения и не сохранились до наших дней — они уничтожены в ходе многовекового развития реки. Гумилеву, однако, удалось найти следы таких поселений в 1960-х годах. После падения Золотой Орды Нижнее Поволжье на несколько веков лишилось оседлого населения. В степях кочевали татары и калмыки со своими табунами...

 

 

Край этот был отдаленнейшей окраиной Руси. Лишь в начале XVIII века стали селиться здесь русские люди. Поначалу беглые крестьяне и солдаты. Название села, на месте которого сейчас стоит город Волжский, говорит само за себя Безродное, приют людей «без роду-племени». И постепенно, лет за сто, территория эта была колонизирована и полноправно вошла в состав России. Хотя и в XIX веке удаляться от реки в степь было небезопасно — вспомним историю «Очарованного странника» Н.С. Лескова, долгие годы «гостившего» у татар-кочевников. Впрочем, и в русских селах по Ахтубе народец жил неспокойный, не пропускавший ни одного заметного события, будь то пугачевский бунт, религиозное сектантство, Гражданская война...

 

Сейчас же нет у нас в области реки, путешествие по которой организовать проще. Садитесь в лодки в Волжском и плывите, сколько душе угодно — 30,100,200, да хоть 500 километров. Во множестве мест вы сможете завершить свой маршрут и легко вернуться домой по трассе Астрахань-Волжский или по железной дороге.

 

 

Летняя Ахтуба подарит туристам прекрасные солнечные песчаные пляжи. Но мы отправляемся в путь в конце апреля. В 70-х годах XIX века священник села Пришиб (ныне — город Ленинск) Павел Бобров верно отметил важнейшую черту здешней природы: «Ахтубинская долина дает жителям две весны: одну до полой воды, другую — по спаду воды, когда земля вновь одевается зеленью, а озера остаются с запасом рыбы». Мы, стало быть, плывем в межсезонье. У нашей экспедиции есть ряд задач. Мы отправляется в путь в разгар половодья и будем измерять температуру воды в русле реки. Это даст ценную информацию о термическом режиме в этот важнейший период жизни реки. Температура в русле реки держится в это время в пределах 7-9°С, что дает представление об условиях нашего путешествия.

 

От истока до села Заплавное, на протяжении почти 50 км, берега реки сильно освоены. Город Волжский, Средняя Ахтуба, поселки, дачные массивы, базы отдыха... Ниже Заплавного берега пустеют, только утки парами летают над водой. Селезни гоняются за утками и крякают равномерно, как детские игрушки, пытаясь очаровать своих подруг.

 

За Ленинском высокий коренной берег долины уходит в сторону, а пойма сплошь залита водой. Самые высокие места — прирусловые валы лишь обозначены стеной леса, еще голого и неприютного. Плывя у самой кромки леса, мы видим, как устремляется в пойму из русла вода. Она бурлит, перетекая через вал, и образует мощные водовороты. Местами полоса леса исчезает, и тогда совсем непонятно, куда же надо плыть. Нас окружает море холодной движущейся воды, в котором там и тут беспорядочно разбросаны деревья и кусты. Карта совершенно бесполезна — ведь на ней изображены русла и озера в межень, когда вода стоит низко. Остается только бросить весла и ждать, куда же понесет нас река — только она одна и знает верную дорогу.

 

 

Наступает вечер, а мы все плывем и плывем среди бесконечных разливов. Ищем место для ночлега какой-нибудь высокий бугор, но ничего не находится. Кругом лишь стоящие в воде деревья и кусты. Темнеет, и в неверном вечернем свете заросли желтого тростника кажутся высокими и надежными песчаными откосами. Наконец совсем уже в темноте причаливаем к торчащему из воды пологому островку. Убежище так себе — длина метров 15, ширина менее 10, высота над водой и метра нет. Островок еще не просох от спавшей несколько дней назад воды, но выбора у нас уже нет. У вершины островка течением прибило большую кучу сырого плавника — это наше топливо. Кое-как разводим костер, готовим ужин и ложимся спать.

 

Утром обнаруживается, что наше ночное убежище густо заселено. Наши соседи водяные полёвки, которым не нравится плавать в холодной весенней воде. Они изрыли весь бугор своими норами, грызут на берегу молодую траву и старательно чистят свои бурые шубки. Поначалу полёвки дичатся и бросаются в воду при каждом нашем движении, но скоро привыкают и перестают обращать на нас внимание. Вообще в половодье деятельность этих грызунов очень заметна. Там, где к стоящим в воде молодым деревцам прибило плавник, полёвки используют его как плацдарм для атаки на деревья. Они начисто обгрызают молодую кору до высоты 0,5-1 метр. Водяные крысы, безусловно, вредят насаждениям, однако и сами служат пищей для множества хищников—от щук до хищных птиц, норок и енотовидных собак.

 

Наскоро позавтракав — скорее по лодкам! Всего несколько дней у нас, жаль терять и минуту. «Nawgare nesesse est» «Плыть необходимо!», — утверждает латинская пословица. И река несет нас дальше, редкие рыбаки по берегам машут руками, приветствуя нас. Время и река неумолимо приближают нашу экспедицию к финишу. Совсем скоро навалится жаркое пыльное лето, но память о весенней реке надолго останется с нами.