Конституция РФ, ст. 42

 

Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

 

 

Река Арчеда

Солодовников Д. А. Река Арчеда / Денис Анатольевич Солодовников // Здоровье и экология. - 2007. - №10. - С. 30-31


Арчеда - левый приток р. Медведицы. Длина - 167 км. Годовой сток - 0,032 км3. Скорость течения в межень - 0,05-0,06 м/с. Среднегодовой расход около 1 м/с, в межень - 0,2 м /с.

 

 

Наше очередное путешествие — на реку Арчеду. Речушка невелика — ширина 8-10 метров, глубина — местами и по колено не будет. Но пейзажи, окружающие Арчеду, делают её совершенно непохожей на другие наши речки. Сплав по речке ввиду её малых размеров невозможен, но вдоль неё можно совершить увлекательный пеший поход.

 

Выше города Фролово Арчеда — крохотная речка, местами она совсем исчезает, уходя под землю, в трещины известняка, слагающего в этих местах земную поверхность. Но не ждите здесь романтических подземных пещерных рек — на этих участках просто исчезает со дна долины вода, остается лишь сухая лощина, местами заросшая тростником. Ниже Фролово речка приобретает свой привычный вид, отсюда мы и начнем поход вниз по течению.

 

Пригородный автобус довозит нас до хутора с названием Падок. Вид хутора действительно свидетельствует о его полном упадке чего стоят хотя бы провалившиеся тростниковые крыши домов. Мы стоим на берегу Арчеды. За спиной прокаленная солнцем сизая полынная степь, в небе поют жаворонки, но наше внимание приковано к пойменному лесу за речкой. Без труда переходим Арчеду (брод в любом месте). Вода студеная, со дна бьют бесчисленные холодные ключи...

 

 

И вот мы в пойменном чернолесье, по-местному, просто черни. После жаркой степи — прохладная сырость и полумрак приятны, но через минуту местные комары обнаруживают наше присутствие — надо двигаться дальше. Лес необычайно густой, почти непроходимый, поэтому идти вдоль реки совершенно невозможно. Кроме того, это бесполезная трата сил — Арчеда — одна из самых извилистых речек нашего края. Её русло закладывает немыслимые излучины. Эти меандры настолько круты, что местные охотники называют их мешками — здесь удобно устраивать загонные охоты, оставляя засаду в узкой «горловине» выходе из мешка. Словом, попытки идти берегом реки многократно удлинят ваш путь. Поэтому постараемся побыстрее пересечь чернолесье — его ширина около 1 км.

 

Вот и граница пойменных дебрей. Четким и довольно крутым уступом высотой 3-4 метра пойма отделена от надпойменной террасы. По краю террасы вдоль поймы идет полевая дорога. Сама же терраса — это знаменитые Арчединско - Донские пески самый большой песчаный массив нашей области. Рельеф песков бугристый, склоны бугров поросли казацкий можжевельник, ком и сосновым лесом. Выйдя из поймы, сразу понимаешь, почему сосновые боры на Руси называются краснолесьем красновато-золотистые стволы так и светятся на солнце.

 

Половодье короткое, но бурное, от него иногда страдают поселки по берегам.

 

Полянки между соснами и можжевельником — типичная песчаная степь. Поэтому здешний воздух — удивительная смесь смолистых фитонцидов с ароматами чабреца и полыни. Самые глубокие котловины между буграми — небольшие березово-дубовые лесочки колки. Стволы деревьев покрыты бахромой лишайников, в траве множество грибов. Ландшафт песков неповторим, он чем-то напоминает прибалтийские дюны. Бугры — это закрепленные лесом песчаные барханы. Лесохозяйственные работы здесь начаты более 100 лет назад, и сейчас Арчединско - Донские пески крупнейший массив леса в области.

 

Так и идем — справа пойменные дебри, слева — песчаные холмы. Приближается вечер, пора искать место для ночлега, который, конечно, должен быть на берегу реки. Второй раз пересекаем пойму. На подходе к реке — небольшое болотце. Под ногами хлюпает сырой торф, до пояса поднимаются роскошные листья папоротника - страусника. Это еще одна «изюминка» здешних мест — самые южные болота на Русской равнине. Болота самые настоящие, хотя слой торфа здесь очень небольшой — всего 10-15 см. Но не будем забывать, что они располагаются в подзоне сухих степей. Грандиозный массив Арчединско - Донских песков — мощный аккумулятор влаги, снабжающий и сосновые боры, и березовые колки, и болотца и родники.

 

 

Вот и речка — мы вышли на берег рядом с бобровой плотиной. Её хозяева, услышав нас, нырнули, громко хлопнув хвостами. На берегу — маленькая поляна, сплошь заросшая ландышами. Оранжевые ягоды напоминают о дружном весеннем цветении. Осторожно вырезаем ножом ландышевую дернину под кострище — утром вернем её на место, и на поляне не останется никаких следов нашего пребывания.

 

В сумерках над костром мелькают летучие мыши. На деревьях вокруг пищат совята, а их мать всю ночь мечется между своими отпрысками, пытаясь их накормить. Вокруг нашей стоянки кипит ночная жизнь леса — шуршат в траве мыши, копошатся неуклюжие ежи, тявкает лисица, какие-то еще лесные обитатели разглядывают наш костер из-за деревьев. Звезд почти не видно за кронами деревьев. Это совсем непохоже на привычную южную ночь, тихую и звездную — как будто мы вдруг попали в среднюю полосу России.

 

Утром вновь выбираемся из поймы и продолжаем путь. На месте старого горельника спугиваем лося, и он уносится, легко перемахивая полутораметровые завалы бревен. Прошедший лет 10 назад пожар погубил сосны, но на их месте самостоятельно вырос молодой березово-осиновый лесок. Молодыми побегами этих деревьев и кормился лось. Вообще здешние леса очень богаты крупными животными, хотя увидеть их не просто. Но их присутствие очевидно — слышатся в лесу резкие удары копыт убегающего оленя, встречаются лежки семейства кабанов, на дорожном песке часто видны аккуратные следы косули.

 

 

Ну, а если есть крупные копытные — есть и те, кто на них охотится. «Волки-то есть еще?» — спрашиваем у старика-охотника в глухом лесном хуторе. «Да куда без них... Весной логово нашли девять волчат... Всех раздал, одного вот себе оставил — с лайками вязать» — отвечает он, показывая на серого волчонка, бегающего по двору. Ему суждено стать отцом отличных охотничьих собак, пока же он просто катается в пыли, подставляя солнцу круглое розовое брюхо. Действительно, нарушая все законы племенного животноводства, гибриды волков и лаек обладают прекрасными рабочими качествами и ценятся охотниками по всей нашей огромной стране — от Карелии до Колымы.

 

Арчединские пески являются крайним южным островком «бореальных» ландшафтов в нашей области. Здесь проходит южная граница ареалов нескольких видов папоротников и орхидей, бобра, рыжей полевки, обыкновенной гадюки. Иногда гнездится белый аист и другие редкие птицы. Этот «северный оазис» настолько необычен, что некоторые ученые считали его реликтом древнего оледенения, граница которого проходила по долине реки Медведицы. Сейчас доказано, что арчединские торфяники образовались в современную эпоху, следов более древних болот здесь не обнаружено. Видимо, эти пески находятся на той трудно уловимой границе, где обилие подземных вод еще может компенсировать сухость климата. На более южных массивах песков — Голубинском и Цимлянском — при сходстве гидрогеологических условий такого уникального разнообразия уже не наблюдается. А богатый животный мир сохраняется в Арчединских песках благодаря их незначительному заселению — ведь здесь невозможно заниматься сельским хозяйством. Природа и люди совместно создали своеобразный заповедник.