Конституция РФ, ст. 42

 

Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

 

 

Каширинский тракт

Солодовников Д. А. Каширинский тракт / Денис Анатольевич Солодовников // Здоровье и экология. - 2007. - №12. - С. 22-23

 

В исторических романах о жизни на Волге  в 17-18 вв. иногда встречаются упоминания о "воровских казаках", которые, скрываясь от властей, обходили крупные населенные пункты на Волге, пользуясь протоками Волго-Ахтубинской поймы. Хотя наш край в те времена был заселен не очень густо, пройти по Волге, не попавшись на глаза страже Царицына, Черного Яра и других крепостей было почти невозможно. Сама же пойма в те времена не имела постоянного населения. Царицын был основан на Сарпинском острове, но вскоре перенесен на высокий правый берег реки. Первое постоянное поселение - хутор Букатин (нынешний Краснослободск) появилось здесь лишь в самом конце 19 века. До этого времени пойма была безлюдна всю первую половину лета - вплоть до окончания половодья. Лабиринты пойменных проток были надежным укрытием для волжских пиратов...

 

 

Сейчас, имея точную топографическую карту, несложно вычислить тайный путь казаков в обход Царицына. Ниже села Погромное (сейчас — пос. Краснооктябрьский) от Волги отделяется её главный рукав — Ахтуба. Пройдя по нему мимо с. Безродное (г. Волжский) и не доходя до Средней Ахтубы, поворачиваем направо, в исток крупнейшего в северной части поймы ерика. Попетляв по пойме примерно 70 вёрст, этот ерик выведет нас к Волге значительно ниже Царицына, вдали от зорких глаз городской стражи. Теперь шумной ватаге можно безбоязненно заниматься своим любимым делом — грабежами и разбоем на всем пространстве вплоть до Астрахани. Сегодня мы проследуем этим путем и проверим справедливость наших предположений.

 

У ерика, о котором идет речь, много имен. На карте разные его участки называются Старая Ахтуба, Пахотный, Гнилой (под этим именем его знают те, кто проезжает по автодороге Средняя Ахтуба — Краснослободск), Каширин, Лещев и Булгаков. Система этого ерика, безусловно, главная в северной части поймы, он вытекает из Ахтубы и впадает в Волгу, питая в половодье огромное количество пойменных озер и проток. В документах гидротехников и мелиораторов эта система называется веско и значительно — «Каширинский тракт», что подчеркивает её роль в водоснабжении поймы. Глубина ерика обычно около 1,5-2 м, но есть на нём ямы глубиной 6-7 м, что для пойменного водоема немало. Поэтому ерик, в целом, богаче рыбой, чем обычные озера — ведь «рыба ищет, где глубже».

 

Путь наш начинается на окраине города Волжского. Здесь, у хутора Киляковка, как раз напротив водонапорной башни, и начинается Каширинский тракт. Нашим далеким предкам ошибиться с нужным поворотом и заплутать в паутине проток было гораздо проще — тогда надежных ориентиров здесь не было, а окружающий пейзаж очень однообразен. Дубовые струги мы заменили на обычные резиновые лодки они вполне пригодны для такого путешествия.

 

Мы отправились в путь в начале мая. В пойме — разгар половодья, вода струится в руслах и тащит кучи прошлогодней трухи. По кучам бегают трясогузки и кулички, в разливах плещется рыба, а листва на деревьях свежа, как бывает свежа она только в эти майские дни. Туманными зорями воздух пропитан птичьим гомоном. Заканчивается короткая южная весна и все живое, кажется, спешит насладиться чистым свежим воздухом. Неделя - другая — и навалится жаркое, пыльное лето.

 

Близ истока берега ерика почти сплошь освоены. Здесь множество дачных массивов, объединяемых общим названием «Лесные Дачи». Железные будки водокачек, линии электропередач, пересекающие проток, пристань для катерков, метко названных в народе «лаптями» — бесспорные приметы цивилизации. Через пару километров подплываем к глухой бетонной плотине, перегораживающей ерик. Теперь понятно, почему в таком крупном ерике почти нет течения воды. Каширинский тракт в 3-х местах перекрыт плотинами. Они придерживают воду, хранят её для оросительных систем. Отрезаны земляными дамбами и наиболее крупные боковые «отвилки» тракта — вода не должна бесцельно уходить в Волгу или растекаться в те части поймы, где нет полей.

 

На первый взгляд, в пойме повсюду полно воды — зачем же беречь её? Однако впечатление обманчиво. Посмотрим на карту Волго-Ахтубинской поймы в пределах нашей области: здесь выделяются две резко отличающихся части.

 

В северо-западной совсем нет обширных озер, есть только несколько крупных почти прямых водотоков и узкие заглохшие старицы. Эта территория соответствует зоне современного солянокупольного поднятия. Глубоко под землей пласты соли «всплывают» к поверхности. Протоки словно торопятся прорваться через эту зону, мало ветвятся и не создают больших разливов — поэтому здесь есть определённый дефицит воды. А ведь именно эта зона неплохо освоена — плотность населения достигает 35 человек на км2 — максимальные для Волгоградской области величины! Это — зона интенсивного пригородного сельского хозяйства, которая десятилетия поддерживает репутацию «Всесоюзного огорода». Юго-восточнее хуторов Суходол и Репино картина резко меняется. Протоки начинают блуждать из стороны в сторону, появляются большие озера округлой формы. Эта зона соответствует тектоническому прогибу и сильно обводнена. В половодье она почти полностью залита водой и малопригодна для освоения. Полей и поселков мало, а плотность населения — всего 2,5 человека на км2.

 

Плотины на магистральном ерике уменьшают и без того недостаточное затопление центральной поймы. Это усугубляет процессы деградации пойменных ландшафтов — усыхание лесов, остепнение лугов, засоление почв. К сожалению, проблема экономии воды была решена в пойме чисто механически, самым простым способом — путем постройки глухих плотин. Безусловно, более эффективны здесь были бы плотины с возможностью регулирования стока.

 

Однако продолжим наше путешествие. Перевалив через плотину и миновав поселок Лебяжья Поляна, попадаем в более дикие места. Берега — сплошная стена леса, над водой вьются вездесущие крачки. В прибрежных зарослях стоит длинноногая выпь — она уверена, что её не видят и застыла, пытаясь слиться со стеной тростника. Мы начали путь рано утром и к обеду достигли моста через ерик на Краснослободской трассе. Место оживленное, но нам незачем здесь задерживаться.

 

Минуя несколько турбаз, углубляемся в пойменные дебри —теперь почти до самого конца маршрута мы не увидим на берегах нашей водной магистрали (ставшей довольно широкой) поселков. Границы русла в половодье выделяются по стене деревьев — даже в межень оно имеет ширину 50-70 м. Если в сужениях русла еще наблюдалось слабое течение, то здесь оно почти не различимо. У гидрологов этот участок тракта называется «Булгаковским водохранилищем» — далеко впереди ерик перегораживает очередная плотина. На этом участке можно покинуть нашу магистраль и свернуть в боковые притоки. Направо вход в ерик Пашков (Сухой Каширин), впадающий в Волгу у хутора Громки, чуть ниже Светлого Яра. Налево, пятнадцатью километрами дальше — переход в крупный Калинов ерик. Он удлинит ваш путь и выведет к Волге у села Каршевитое. Впрочем, входы в эти ерики малозаметны, не отличаются от десятков «слепых» поворотов не поможет даже подробная топокарта. В этом современные туристы мало чем отличаются от казаков-первопроходцев. Необходим проводник, досконально знающий пойму.

 

 

Ниже моста у поселка Степана Разина наш ерик становится узким — метров 10, и мелководным. Здесь возможно наличие интересных противотечений. В нормальном режиме вода движется от Ахтубы к Волге, но из-за плотин притока с верховий ерика нет. Зато возможен приток воды из Волги. Дело в том, что уровень воды в Волге непостоянен в течение суток. Ночью электроэнергии нужно меньше и расход воды через ГЭС снижен. Днем расход увеличивается, растет и уровень воды в реке. Поднимающаяся вода заходит в затоны и ерики, порождая течения, противоположные естественным. Течение, впрочем, слабое, и позволяет без труда достигнуть Реки — она уже совсем недалеко. Последние 1-1,5 км плывем по широкому затону, который и выводит нас в Волгу. Великая русская река пустынна, её берега не стиснуты городом, лишь в устье затона притулился крохотный рыбацкий хуторок.

 

Волга — свидетель событий, заполняющих сотни томов исторической литературы. Только здесь, между Волгоградом и Астраханью, её и можно увидеть во всем её первозданном величии. Чего только не повидала река за прошедшие столетия. Древнерусские ладьи, плоскодонные шитики, казачьи струги, купеческие расшивы, грузовые барки, боевые корабли Петра I, влекомые бурлаками баржи, колесные пароходы, катера, танкеры, браконьерские «казанки», круизные теплоходы... Пыль столетий равнодушно уносит речная вода. После беззаботного извилистого ерика величие реки поражает, заставляет умолкнуть, мысленно окинуть минувшие века. И мы стоим на берегу, не в силах оторвать взгляды от самой русской на свете реки. Поистине, отличное завершение путешествия — свидание с Волгой.